Философский взгляд на любовь

В широком смысле любовь определяют как чувство сердечной склонности, глубокой симпатии и привязанности человека к кому- или чему-либо (к другому человеку, своей семье, другим общностям, к природе, отечеству, идеалам, к какому-то виду деятельности и т.д.). Любовь есть самое свободное, высокое и животворное из человеческих чувств, ибо она всё возвышает и облагораживает, одухотворяет человека и окружающий его мир, влечёт к добру, гармонии, радости и стимулирует творчество. не могу любовь определить, - признаётся Лермонтов, - Но это страсть сильнейшая! - любить" (33- 60). Особенно живительна любовь между девушками и юношами, только вступающими во взрослый мир. "Любви все возрасты покорны; - читаем в "Евгении Онегине" у Пушкина. - Но юным, девственным сердцам Её порывы благотворны, Как бури вешние полям: В дожде страстей они свежеют, И обновляются, и зреют..." (52-2,326).

Любовь явление многогранное, но главная философская проблема здесь - соотношение духовной и сексуальной граней. В чём органичность и укрепляющая сила любви: в слиянии душ и духовности или в телесных удовольствиях? Похоже, что развернувшаяся в мире сексуальная революция (раскрепощение личности в области интимной жизни и развитие половых отношений в сторону больших свобод) означает победу тела над духом в любви, что ведёт к сомнительным "достижениям": сексуальной раскованности людей; снижению возраста первых половых контактов; распространению проституции, до- и внебрачных связей; к практике сексуального экспериментирования (групповой секс, обмен партнёрами, замена их куклами); к эротизации кино, телевидения, театра, литературы; к пропаганде свободной любви и расцвету порнографии[1].

При этом сексуальная раскованность, бывает, переходит в распущенность и разврат. "Омоложение" половых отношений скорее всего обедняет романтичную юную душу. Первая любовь неиспорченной юности всегда направлена на возвышенное, пишет Гёте: сама природа здесь хочет, “чтобы один пол чувственно воспринимал в другом доброе и прекрасное” (10-136). Ранний легкодоступный секс может порождать у мальчиков тягу к разрушительной вседозволенности, сексуальной агрессии и цинизму. А у девочек - ощущение нормальности многократной смены партнёров.

В некоторые сытые общества, утомлённые скукой сверхпотребления, вернулась практика промискуитета (от лат. promiscuus - смешанный, общий) - морально неряшливого, беспорядочного секса "всех со всеми" времён первобытной дикости человечества. По- английски, это так называемый swinging - групповой перекрёстный секс с обменом партнёрами (например, между мужьями и жёнами двух или более брачных пар). Мерзость? Да. Однако что делать духовно нищему рабу похоти, сексоголику, если у него нет способности к полноценной, гармоничной духовно-телесной любви, а есть только жадность ко всё новым совокуплениям?

Swinger’bi, понаблюдайте, как голубь-самец гонит соперников от своей голубки. Значит, она для него нечто большее, чем станок для сексуального fitness’a... А Соломон в своих песнях рассказывает, как воркуют друг с другом истинно любящие: “Голубка моя, моя безупречная. Ты восхитительна, как укреплённая крепость”, - говорит он. А она в ответ: “Я принадлежу возлюбленному моему, а он - мне”... Эта музыка любви бесконечна!

И сына Соломон наставляет: наслаждайся любовью только со своею женой, избранницей юности. Вспомни, как долго она ждала тебя - чистая, словно скрытый колодец. Ты с трепетом открыл тогда этот тайный благословенный родник, и всю жизнь должен пить только чистую воду, текущую из него. “Пусть её любовь полностью удовлетворит тебя... Не позволяй жене другого пленить тебя, тебе не нужна её любовь” (7-Пр 5:15-20; Пен 1-8).

А обильное насыщение эротикой[2] произведений искусства - не погружает ли оно в нездоровую сексуальную озабоченность? Люди сосредоточиваются на плотских вожделениях, смакуя темы половых страстей. Иные без конца и бестактно оценивают сексапильность окружающих, ища фаллос и эротичность в каждом столбе...

Наиболее похотливые сексуалы дореволюционизировались до того, что готовы, как собаки, на прилюдное совокупление. Польская киноактриса Барбара Брыльска рассказывает, что “однажды стала свидетельницей, как на центральной улице Варшавы средь бела дня молодые люди занимались сексом. Заметив меня, они нисколько не смутились, а продолжали своё дело. Я была шокирована и... почему-то заплакала, мне стало жаль себя, свою страну и свой народ” (74-05.01.08,2). Ещё бы не заплакать, когда видишь, как твой соплеменник (человек!) оскотинивается, превращаясь обратно в обезьяну! Или тут морально-психическая патология? Может ли нормальный человек (не склонный к извращениям) выставлять напоказ своё глубоко интимное переживание сладострастия?..

Сегодня уже не любят, а больше "занимаются любовью", причём с широким кругом лиц. На смену любящих друг друга жён и мужей приходят сексуально озабоченные эгоисты - girl- и boyfriend’bi. Возможно, по-английски girl- и boyfriend’ство звучит привлекательнее, но по-русски точнее - сожительство: не семья здесь, а вполне деловое, временное постельно-кухонное партнёрство. В семейной же жизни, отмечает Чехов, "самый важный винт - это любовь".

И вообще, к месту ли слово “любовь” там, где только "занимаются любовью"? Ведь подобной "любовью" занимается и посетитель публичного дома, справляющий свою половую нужду с оплаченной женщиной. И даже похотливый пёс, суетливо пристраивающийся сзади к очередной собачке... Неужели понятие любви так упростилось - до плотского совокупления?.. Грустно!

Однако полноте, секс не равен любви, ибо часть не может быть равной целому. Любовь, подчёркивает Фромм, - не сексуальная жадность и не бегство от одиночества. Любовь - это жажда приносить радость и счастье любимой (любимому). Это чувство заботы, ответственности, уважения, понимания и страстное желание, чтобы она (он) духовно и личностно развивалась вместе с вами (38-199-200,349). Подлинная любовь неэгоистична. В общении с любимой истинно любящий жаждет доставлять радость ей, а не себе. Он на "седьмом небе" не от своего чувства, а от того, что хорошо с ним ей, его возлюбленной. “Любить, - говорит и Толстой, - значит жить жизнью того, кого любишь” (10-140). Ну, разве Эрих Фромм и Лев Николаевич не правы?

И потом, секс сексу рознь. Одно дело секс "как у собаки или лягушки", пишет Чехов в своём рассказе "Ариадна". И совсем другое - секс как составная и органичная часть любви. В последнем случае это уже не "голая физика", не примитивный животный инстинкт, а влечение и духовное. Здесь “каждое объятие бывает одухотворено чистым сердечным порывом и уважением к женщине” (70-8,73). Любовь должна быть эстетичной, чтобы не быть безнравственной.

Наконец, секс - лишь минуты жизни. А что делать любящей паре остальные часы, недели, годы? Надо же о чём-то говорить, размышлять, общаться! Надо читать, воспитывать детей, бывать в музеях, театрах, путешествиях... Не может же Homo sapiens замыкаться на соитии, shopping’e и жратве. Не унизительно ли для интеллектуально-духовного существа? И вообще, прав Эпикур: духовные наслаждения слаще телесных. Поэтому любовь есть прежде всего духовное слияние душ, а уж потом - физическая близость тел.

В заключение мысли Бердяева о любви и сексе. Настоящая любовь - редкий цветок, пишет философ в “Самопознании”. В наше время любовь профанирована, примитивизирована и сведена к сексу. Но это разные вещи. Секс -быт, физиологическая потребность, любовь - духовное бытиё. В половом акте, есть что-то уродливое, унизительное для человеческого достоинства, какая-то несвобода, жалкая зависимость от похотливых влечений тела, унижающих дух. Дух - свобода, он летит, куда хочет. А плоть - вся в цепях: еда, дефекация, сон, болезни, половые потребности. Дух рвётся в интеллектуальные выси, а тело загоняет его в постель.

В сексе нет ничего индивидуального, личностного, он объединяет и уравнивает нас со всеми животными. Он не утверждает человеческую личность, а раздавливает её. Не случайно половое влечение легко соглашается на замену объекта (другим партнёром, проституткой, куклой, даже мёртвым телом). В противоположность тому любовь лична, индивидуальна, направлена на единственное, неповторимое и незаменимое лицо (5-69-71,136).

Вывод: надо держать свои страсти в узде. Плоть, говорит Толстой, должна быть покорным псом духа: куда пошлёт её дух, туда и следует ей бежать. У нас же часто наоборот: буйствует и мечется плоть, а дух бежит за ней беспомощно и жалко (45-113).

  • [1] Порнография (от греч. pornos - развратник + grapho - пишу) - (1) вДревней Греции: описание быта проституток; (2) грубо натуралистические,циничные, непристойные изображения, словесные описания или демонстрация половых органов и сношений, прямо нацеленные на разжигание в человеке похоти и жажды совокупления.
  • [2] Эротика (от греч. eros - любовь, страсть) - произведения литературыи искусств, изображающие наготу и моменты сексуальных отношений, но нев качестве самоцели, а органично с произведением и в русле художественного, эмоционально-эстетического наслаждения красотой тела и радостьютелесной любви.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >