Речевая культура личности

Речевая культура (или бескультурье) наглядно характеризуют личность говорящего, определяя либо её оригинальность, либо заурядность и стандартность. Кроме того, речь индивида высвечивает его отношение к другим людям, к знаниям о языке и культуре в целом, его способность полноценно общаться с окружающими. Так, небрежность в ударении и склонении слов учителя, лектора, радиожурналиста говорит об их непрофессионализме и безответственности. Злоупотребление заменой русских слов заморскими ("коуч" вместо "тренер", "Эйч-Ар" - "кадры", "догхантеры" - "живодёры"...) наводит на мысль, что говорящий жаждет выделиться наподобие того, как об этом сказано в "Свадьбе" у Чехова: "Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном" (70-9,129).

В свою очередь искажения слов в профессиональных группах ("наркомания", "томография", "возбуждено"...) - показатель стадной неряшливости в языке: человек просто не даёт себе труда задуматься, почему он произносит "томография", в то время как говорит "монография", "фотография", "география" и т.д. Наконец, публичное использование туалетно-приблатнённой лексики (вроде "мочить в сортире", "жевать сопли", "скощуха"...) свидетельствует о цинизме и пренебрежении к людям.

К примеру, человек, говорящий, что кого-то надо "мочить в сортире", сеет в самом себе и вокруг себя озлобленность. И чем крепче и "сортирнее" словцо, тем оно более разрушительно. Автомобилист, злобно ругающий на дороге всех (кроме себя), действует саморазрушительно и нагнетает опасность, потому что всякое грубое слово генерирует зло. Ведь даже такая модная ныне фразка "это твои проблемы" отталкивает людей друг от друга...

Не украшают язык и без конца повторяемые слова-паразиты ("короче", "на самом деле", ещё хуже - жаргонное "блин"...). Однако самое крайнее и нетерпимое проявление речевого бескультурья - публичная матерщина и фекальная лексика. Они сразу разоблачают вульгарного человека, с которым неприятно общаться.

Матерное словоблудие в России давно. Русские, отмечает Достоевский "самый сквернословиый народ в целом мире". Писатель живописует, как пьяные мужики в Петербурге, на многолюдном Невском "сквернословят вслух, несмотря на целые толпы детей и женщин" (22-12,127-137). А Салтыков-Щедрин описывает паромную переправу через Волгу: "Воздух, в буквальном смысле этого слова, насыщен сквернословием. «Мать-мать-мать-ма-а-ть!» - словно горох перекатывается от одного берега до другого". "Однако, братец, насчёт сквернословия-то у вас здесь свободно!" - обращается автор к одному из обозчиков. Да, соглашается тот: "От самого Селижарова и вплоть до Астрахани у нас эта речь идёт!" (56-5,259-260).

Потрясающе! Представьте: солнечный майский день, неоглядные дали, сверкающие изгибы Волги, одухотворяющая Природа!.. И вдруг на всю эту чистоту и красоту льются матерные помои... Удивительно ли, что наша великая река сегодня изуродована, изгажена и гибнет? Дурные слова породили дурные дела. По Библии, то, что говорит человек, влияет на его душу и жизнь: говоришь доброе - случится хорошее, скажешь плохое - столкнёшься со злом (Пр 18:20).

Однако слышали бы наши писатели родной русский язык сегодня, когда он предельно заматерел. Без мата не обходится уже большинство "самого сквернословного народа в мире", особенно дети и молодёжь. Пришкольные стадионы превратились в поля истошной матерной брани, грубых взаимных упрёков, обзываний и ругани. Ругаться начинают с детского сада, а то и с яслей, и при полном равенстве полов. Некогда нежные лепестки девичьих губ теперь вместо ласковых слов подчас извергают грязную матерщину. А ведь ещё полвека назад матерящиеся мальчики смолкали при приближении девочек! Нынче же иная мать прилюдно материт дочь-подростка. Впору ждать, что скоро матерными станут первые слова новорождённых (а первая их просьба к маме: "дай закурить"). И удивляться не придётся: семья - колыбель наших нравов. В семье, где курят, пыот, "разговаривают" матом, дети скорее всего тоже будут разбрасывать злые слова и травить себя алкоголем и табаком.

У всякого слова свой эмоционально-философский подтекст. Такие слова, как "культура", "поэзия", "театр", "оперное искусство" звучат мягко, привлекательно, возвышающе. От них веет чистотой, духовностью, благородством. Они ласкают душу, и сразу хочется в празднично сверкающий театральный зал. Матерщина же - грубый и грязный язык. От неё за версту противно отдаёт нечистотами, будто у говорящего изо рта пахнет фекалиями. Мат может только разъединять людей, ибо он несёт в себе не просто гадкие, но злые, недружественные слова, "полные жёлчи и смертельного яда" (Иак 3:8). Они убивают доброту, духовность, приятность в общении, отпугивают нормальных людей. Не зря же никому в здравом уме не придёт в голову объясняться в любви с помощью похабных слов.

Любопытно, у мата есть адвокаты: дескать, безобиден он, разнообразит и оживляет речь, даёт выход досаде. Да и время сейчас не то. Да, время другое: оно "научнее", "техничнее" и пр. Но почему Homo sapiens при этом должен непременно мельчать и духовнонравственно опускаться? Кроме того, защитники мата судят по себе. Сами-то они - интеллектуалы и мастера красноречия. Они лишь забавляются фекальным словцом, уродуя (по их мнению, украшая) им свою бойкую англизированную речь. Этим людям мат интеллектуальной деградацией не грозит, только нравственной. Но в обществе есть немало тех, кто говорит по складам и на смеси междометий и мата. Их бедный язык означает и бедное мышление. Зачем же поощрять убогость речи и мысли народа, снижая интеллект нации?

Но, может, и правда у мата есть некий свой смысл? Знакомясь с Хитровым рынком, Лев Толстой отмечает "странную речь" его обитателей: "После каждого нужного слова произносилось одно или два ненужных, самых неприличных слова" (63-102). Вот вам и ответ: "смысл" мата в его ненужности. Мат - худшая форма речевых пустышек. Они уродуют текст, огрубляют душу, отучают человека разнообразно, содержательно мыслить и говорить, не развивают и калечат его интеллект: убогий язык делает убогим и мышление'. Вот почему иной бранчливый субъект даже в зрелые годы косноязычен и без "бэ" и "хэ" не может связать двух слов. Он выражает ими все свои примитивные мысли, навсегда оставаясь, как говорит Достоевский, "с зародышем умственных способностей". Именно такие убогомыслящие субъекты, прорвавшись сегодня в прямой радиоэфир, изрыгают матерные слова и трусливо бросают трубку. Их тупость и недомыслие на вашей совести, господа защитники мата. Это вы поощряете скверно- и пустословие, косноязычную речь.

Подведём итог. Матерщина наносит вред всем. Она опускает, отупляет и озлобляет самого сквернослова. Вокруг такого человека образуется разрушительная атмосфера неприязни, ненависти, вражды. Брань унижает и оскорбляет общество, делает язык людей крикливым, злобным, лающим и убогим. Поэтому важен и всегда актуален призыв апостола Павла: пусть не изрыгают уста ваши никаких скверных, гнилых слов; пусть гнев, ярость, брань покинут вас вместе со всяким злом; излучайте только слова добрые, несущие людям силу и благодать (7-Еф 4:29,31).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >