Лев Толстой: критика государства и идея развития гражданского общества

По мудрой задумке, казалось бы, государство есть "высшее собирательной лицо", которое всемерно заботится о благе народа, обеспечивая ему справедливость, порядок, спокойствие, духовный и материальный достаток. На деле же из полезного управляющего оно превращается в "разбойническое учреждение", действующее зловредно, безнравственно и жестоко. Всё начинается с обмана. Властвующее меньшинство говорит большинству: вас много, вы необра- зованы, глупы и не можете устраивать свои общие дела; мы берём на себя эти заботы, требуя от вас одного - повиновения нашим законам.

А дальше - обычная история. Армия чиновников раздувается до бесчисленности - в этом "главное бедствие народа". Причём "во власть пролезают всегда менее совестливые, чем другие, и менее нравственные". "Будь посредственным и раболепным и достигнешь всего", приводит Лев Николаевич слова Бомарше. Отсюда понятно, почему главное побуждение чиновников - личная выгода: "все гадости" и "дурные дела" они делают "для своих корыстных, честолюбивых, тщеславных, мстительных, личных целей", чтобы самим пожить в благополучии. Бюрократы в России пали ниже некуда. Это "стая жадных, пронырливых, безнравственных чиновников", которые, воруя, даже не умеют притвориться, будто преследуют какие-нибудь общегосударственные интересы.

При этом всё хитро устроено: чем выше должность бюрократа, тем больше привилегий, больше гарантий безопасности и вознаграждений. Наиболее обеспечена властная верхушка: у неё огромные жалования, мощная личная охрана (цепь из тысяч солдат сопровождает повсюду русского царя)[1]. Меньше всех благ у простых винтиков государственной машины - например, у городовых (уровень рядового полицейского). Но Бог с ними с правителями. Пускай бы они царствовали, сладко пили, ели и праздновали, только бы не вредили народу, не развращали людей. Но ведь вредят!

Все законы власть устанавливает в своих интересах, чтобы через насилие держать народ в рабстве. Люди вынужденно соглашаются с таким положением вещей, ибо каждый с рождения уже застаёт себя в этих условиях, он в них воспитан. Но главное: "одни люди властвуют над другими только потому, что одни вооружены, а другие нет". Вот и творят произвол вооружённые власти. Писатель приводит примеры подобного произвола [подавление борьбы за права и свободы, религиозные гонения ииако- (неправославно) верующих, диктат в сфере образования, цензура, запрещение "вредных" книг].

"Так что же нам делать?" - ставит законный вопрос Толстой. И в ответ рассуждает. Кто творит плохие законы, беспорядок, насилие? Правительство. Значит, нужно уничтожить правительство. Но каким образом? Если насилием, то это, как убеждает опыт, приводит лишь к замене одних правителей другими, часто более жестокими. Уничтожение рабства насилием подобно "тушению огня огнём", или "засыпанию одной ямы землёю, вырываемой рядом из другой".

Нет. Уничтожать бюрократию нужно мирным способом - путём постепенного её ослабления, вытеснения из жизни общества и, раз за разом, освобождения от неё людей. Как? Через отказ от сомнительных посреднических услуг чиновников (например, в продажных судах); отказ от добровольных податей государству (например, в виде займов); отказ от правительственных наград, от денежных выплат, от солдатства, наконец. При этом одновременно следует активно развивать прямые (без госпосредников) и свободные взаимосвязи людей: добровольные соглашения между ними, обмен услугами, совместную деятельность, неправительственные организации.

Ведь правители, напоминает Толстой, держат нас в рабстве обманом: дескать, народ не готов к самоуправлению; он пребывает в детском состоянии, а детям необходимы родители. ["Что нужно

Лондону, то рано для Москвы", - язвил ещё в 1822 году Пушкин]. Но это ложь: люди "всё больше и больше выходят из ребячества" и становятся гражданами. Европа убедительно подтверждает это. Поэтому важно в первую очередь разоблачать правительственный обман, объясняя людям истинный порядок вещей, основанный на властолюбии, своекорыстии бюрократов и на грубом насилии.

Лев Николаевич приводит в пример войны и связанные с ними огромные армии. Народу они не нужны, ибо несут гибель, увечья, разорение, горе, растрату драгоценного времени жизни на зло. Но ш- правители нуждаются в войнах и армиях: для наживы, тщеславия, личной карьеры, для охраны власти своей. И они лживо пугают нас внешней угрозой, натравливая на чужаков. Вот это и надо разоблачать.

Итак, задача сводится к двум пунктам: (1) обличению бюрократической лжи и (2) развитию самодеятельности и самоуправления парода. Разве мы, "неправительственные люди" {граждане), не способны во многом сами устраивать свою жизнь? Через прямое взаимодействие друг с другом и добровольные соглашения. Через союзы, кооперативы, частные компании, акционерные общества, общины, негосударственные школы, народные суды. Через совместную защиту своих прав и свобод от произвола государства... Мы в России так извращены долгим рабством, что не можем ясно представить себе управление без насилия. А оно существует: в виде свободного общения людей, основанного на их разумном согласии и взаимной ответственности, на хороших привычках и добрых традициях. Таким образом, Толстой больше века назад призвал россиян к развитию гражданского общества. Общества, в котором "неправительственные люди" (граждане) во многом сами организуют свою общую деятельность и в то же время контролируют работу чиновников.

  • [1] Горький рисует картину поездки царя на спецпоезде в 1904 году. Работающих на полях крестьян разодели в парадные одежды. По линии всюдусолдаты. Пассажирские поезда остановили, оцепили, заперли и строго приказали окон не открывать. "Какая глупая, циничная комедия и в то же время - какое отсутствие мужества, какая животная трусливость!" (46-1,259-260).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >