Крижанич: 'расплодились в русском народе премерзкие нравы"

Горячий славянский патриот, писатель и просветитель из Сербии Юрий Крижанич (1618-83) активно выступал за единство славян под предводительством России. Славянские народы, говорил он, страдают от необразованности, неразумности, раздробленности и внешних притеснений. Поэтому русский царь должен "собрать рассыпанных детей" и упорядочить их социальную жизнь. Свои критические наблюдения русской жизни и программу преобразований России Крижанич изложил в сочинениях, которые, по оценке Соловьёва, очень важны, ибо они честно рисуют "печальную картину состояния России" и пути необходимых преобразований. В первую очередь Крижанич пытался объяснить россиянам, как важно для них преодолеть слепой патриотизм: избавиться от чрезмерной любви к себе, от завышенного самомнения и презрения к другим пародам. Люди только вредят себе, когда считают себя сильными, богатыми, мудрыми, не будучи таковыми в реальности. Гораздо полезнее осознать собственные недостатки и преимущества иных стран.

Почему, например, в России столь страшная бедность? Потому что в передовых странах "разумы у народа хитры", а всякое ремесло, земледелие, торговля и законы отличные. У русских же это неразвито. Россиянин ленив, не промышлен, тяготеет к пьянству и расточительности. Даже добро для себя он делает из-под палки.

Тут же невежественность. "Умы народа тупы и косны", книг нет, люди не учатся даже арифметике, поэтому иностранцам обмапуть их легко. Истории русский человек не знает, на своих ошибках не учится, свободно изъясняться не умеет, политических разговоров не способен вести. Язык его беден, а значит, и мысли бедны, ибо чего мы не можем словом сказать, того не можем и думой замыслить.

Долго прожив в России (с 1659 по 1676), Крижанич часто говорит "мы", отождествляя себя с россиянами, как в нижеследующих словах. Нет в нас, пишет он, одушевления и природной бодрости, умения держать себя с гордостью и благородным достоинством. Потому расплодились в русском народе премерзкие правы: обман, неверность, склонность к воровству и убийству, неучтивость в беседе, элементарная нечистоплотность. "Едим мы нечисто, - приводит примеры Крижанич, - деньги прячем в рот; мужик держит полную братину и пальцы в ней окунуты, так и гостю подаёт; квас продаётся погано, посуда не моется". Показательно замечание датского короля о русских послах. "Если эти люди ещё ко мне придут, то должен буду построить им свиной хлев: потому что, где они постоят, там полгода никто не может жить от смрада"[1].

"Великим народным несчастьем" называет Крижанич многовековую беду России - порочность власти. То правительство вконец распущено, и народ в безначалии и своеволии. То оно свирепо до крайности и вершит произвол. При этом толпы всевозможных начальников, сборщиков податей, охранников, выемщиков, тайных доносчиков и прочих слуг государства зорко контролируют подданных. Имея малое жалованье, эти "притеснители народа" ищут корысти и подношений для себя. Именно про подобных чиновников, напоминает Крижанич, библейский пророк Исайя говорит: начальники твои - законоотступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою (7-Ис 1:23).

Действуя подобным образом, власти делают людей аморальными. Люди вынуждены вести дела тайком, как воры, с обманом, со страхом и трепетом. Это склоняет их к трусости и бесчестью, "ко всякой нелюдскости, нескромности и нечистоте". Вот где кроется источник наших "премерзких нравов" - в неумелом и безнравственном управлении страной. Впрочем, почему "кроется"? В Библии такая ситуация чётко описана: "если у власти люди порочные, тогда грех будет везде" (Пр 29:16). Но мудрые библейские тексты, к сожалению, мало учат россиян.

Крижанича, подчёркивает Соловьёв, "нельзя заподозрить в равнодушии или злорадстве относительно язв Древней России". Он обличает зло, чтобы исправить его, и предлагает ряд мер. Среди них и смягчение "жестокого правления"; и постижение государями мудрости с помощью чтения книг (ибо в государевой свите мало добрых советников, там больше алчных, лживых и враждующих меж собой лизоблюдов); и просвещение народа; и рациональная экономическая политика. Как, например, по Крижаничу, правительство может способствовать увеличению народонаселения России? Надо стимулировать рост числа браков, строить для новобрачных жильё, ограничить размер платы за венчание в церкви, дать молодым больше свободы...

Нужен ли был властям столь беспокойный и честный учитель? Разумеется, нет. А как избавиться от незваного балканского гостя? Ведь он славянин, соплеменник, патриот славянских народов. Зацепка нашлась, пригодилась подогреваемая в стране ксенофобия: Крижанич - иноверец, католик, и в этом возможность его убрать. "Сосланный в Сибирь за неправославие", там он и написал своё сочинение, "драгоценное по изображённому в нём состоянию России".

Но очевидный факт банкротства экономики и нравов "святой Руси" в Сибирь не упрячешь. В обществе уже "раздались страшные слова: "У других лучше". Россиян уже приманивали к себе (как детей игрушки) всякие "заморские штуки": часы, картины, музыкальные инструменты (их поначалу "простым людям велено было искать и жечь"). На смену древней неумолимо шла "новая Россия". Приближалось время учения у противного, ненавистного (для тайных завистников), но такого успешного в социально-экономическом прогрессе и богатого удобствами Запада (62-341-384).

  • [1] Интересно сравнить это замечание с наблюдением Чехова. Направляясьна Сахалин (1890), Антон Павлович отмечает относительную чистоплотностьсибиряков: "Когда ночью входишь в комнату, в которой спят, то нос не чувствует ни спирали, ни русского духа. Правда, одна старуха, подавая мне чайнуюложку, вытерла её о задницу, но зато вас не посадят пить чай без скатерти, привас не отрыгивают, не ищут в голове; когда подают воду или молоко, не держат пальцы в стакане, посуда чистая, квас прозрачен, как пиво..." (70-11,441).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >