Марксизм: трагедия опыта

Уничтожение частной собственности лишило производство эффективных хозяев, живительной конкуренции и материальной заинтересованности людей в усердном труде. А общая собственность для парода обернулась ничейной, поэтому плохо использовалась и растаскивалась. Общей она стала лишь для чиновников: они распоряжались ею вольно и безответственно, диктуя, что и где производить, сколько тратить "народных" средств на бюраппарат, гонку вооружений, содержание прокоммунистических сил по всему миру.

Социализм породил уродливую командно-административную систему - сверхцентрализованную распределительно-приказную машину управления, которая душила в своих бюрократических объятиях всё живое и в основном работала на себя. Её отличали неповоротливость, уравниловка, безразличие к людям, к инновациям и экономической эффективности, раздутость штатов, затратность и неспособность состыковать производство с потребностями.

Положение усугубляли формализм и планомания: план превращался в самоцель, которая достигалась любой ценой: авралами, снижением качества продукции, завышением её себестоимости, приписками. Результат - неэффективная, дефицитная и структурно бесчеловечная экономика, не нацеленная на потребности людей.

Главное же - социализм отрицает экономическую и духовную свободу личности. Он усредняет людей, обрезая крылья тем, кто готов взлететь, и опуская их до уровня серой посредственности. Он порождает общество не хозяев, а людей с психологией временщиков (плюющих па "народную", ничейную собственность), мелких воришек (думающих, что бы ещё утащить у государства) и иждивенцев (мечтающих па диване о получении очередной порции "бесплатных" благ). Такое общество не способно к эффективному созиданию, инициативному и рачительному хозяйствованию. Это закрытое и застойное общество, лишённое внутренних стимулов к творчеству, саморазвитию и живительному обновлению своего бытия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >