Стоицизм: следование природе

Душевного спокойствия искали искали и философы- стоики. Это учение получило своё название от греческого stoa (портик), ибо его первые приверженцы собирались на свои занятия в одном из живописных афинских портиков. Стоицизм оказался популярным па протяжении целого ряда веков, причём не только в Греции, но и в Древнем Риме. Среди известных его сторонников были: основатель всей школы стоиков греческий философ Зенон из Китиона (ок. 336-264 до н.э.); римский философ, поэт и политический деятель Сенека (около 4 до Н.Э.-65 н.э.); римский философ, император Марк Аврелий (121-180). Вдохновляющим примером для них послужил Сократ с его хладнокровием па суде, мужеством при отказе от бегства и высоким человеческим достоинством в смертный час. Ведущее место в системе стоиков занимает этика, опирающаяся на натурфилософию и логику. Если максимально упростить и приблизить стоицизм к жизненной практике, то суть его в следующем (рис.2.5).

Цепочка логических рассуждений стоиков

Рис. 2.5. Цепочка логических рассуждений стоиков

Существование людей органически "встроено" в общий поток земной жизни и управляется неподвластными им законами природы и космоса Отсюда каждому предначертаны свой рок, своя судьба. Можно их не любить и даже ненавидеть. Но стоит ли? Ведь это ничего не изменит. Не разумнее ли понять и принять их такими, каковы они есть, и жить в рамках доступного, используя попутный ветер судьбы для облегчения жизни? Это как при дождливой погоде: глупо "бороться" с ней, лучше надеть галоши и плащ.

Стоик делит мир на две сферы: (1) свой внутренний мир, в котором он полный хозяин, и (2) мир внешний, от которого он независим и "отключён". Сильная личная воля и разум, надёжно управляющие его внутренним миром, полное безразличие к окружающей мирской суете, наконец, радостная покорность судьбе и следование природе ("этой абсолютно беспристрастной, идеальной художнице жизни") - вот то, что обеспечивает стоику свободу и спокойствие духа.

Задача философии, с точки зрения стоиков, научить человека перестать быть рабом собственных страстей, сохранять самообладание, самоуважение и человеческое достоинство в любой трудной ситуации. Он не должен ничего бояться, даже смерти. "Если смерть всё равно неизбежна, - логично рассуждает стоик, - то почему я, Homo sapiens, должен умереть со страхом и стонами, а не с высоко поднятой головой?!" Не случайно от стоиков пошло восприятие философии как науки умирать. "Философствовать, - пишет много веков спустя Монтень, - это значит учиться умирать" (37-1,95).

Рациональное зерно стоицизма, видимо, в том, что он служит своеобразной "философиотерапией", помогающей человеку переносить жизненный невзгоды с большим достоинством. Но! Не напоминает ли стоик, погрузившийся в свой замкнутый внутренний мир покоя, ребёнка, который прячется от опасности под столом?

И так ли уж уютен этот стоический мир апатии и покоя, отгородившийся от людей своим эгоцентрическим равнодушием? Даже добро стоик "спешил делать" с подчёркнутым безразличием. "Для стоиков, - замечает Монтень, - жалость есть чувство, достойное осуждения; они хотят, чтобы, помогая несчастным, мы в то же время не размягчались и не испытывали сострадания к ним" (37-1,8).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >