Контуры атеистического мировоззрения

В историческом процессе накопления знаний и развития паук всё больше людей теряло интерес к церковно-религиозным таинствам и склонялось к атеистическому мировоззрению. В буквальном переводе с греческого атеизм означает безбожие. Однако это даёт упрощённое представление, ибо голое отрицание религии - тоже своего рода религия. Суть в том, что у полноценного атеизма две стороны: критическая, отрицающая и конструктивная, созидательная. Отклоняя религиозные верования, он одновременно утверждает самодостаточность существующего мира и действующего в нём человека. Отсюда атеизм - это такая система взглядов и убеждений, которая отрицает реальность Бога, отвергает религию, утверждая при этом самоценность мира и человека. Логику атеистических рассуждений можно свести к следующему.

Исходный тезис в том, что не боги создали человека, а, наоборот, люди создавали богов по своему образу и подобию. При этом выделяются две главные причины возникновения веры в божественные силы. (1) Слабость и страх первобытного человека перед неведомыми явлениями. Религия - это "фантазии и бред робкой и подавленной души" (Спиноза), "фантастическое отражение в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними" (Энгельс).

Страхами тёмного большинства народа воспользовались правители и жрецы. Для первых религия стала важным административным ресурсом - удобной уздой для мятежных обездоленных масс. А для церковников - выгодным местом работы. В результате государство вошло в союз с церковью, связав народ двумя верёвками: плёткой царя земного и запугиванием карами царя небесного. Отсюда вторая причина религиозной веры - (2) невежество многих людей и возможность их обмана со стороны правителей и жрецов.

Однако для мыслящей части общества религия не только бесполезна, но и вредна, ибо вера и разум несовместимы. Религия, словно повязка на глазах, мешает человеку правильно видеть мир, делает его жизнь механической и бездумной. Религиозные догмы и суровые принципы подавляют человеческую личность, интеллектуальные возможности и творческую активность людей. Выпрашивание и пассивное ожидание божьих милостей ведут человека к бездействию и иждивенчеству, то есть к стремлению во всём рассчитывать на помощь Бога и других внешних сил. Между тем никто, кроме самого индивида, не решит его земные дела. Поэтому, отвергая Бога, атеисты подчёркивают: па его месте должен стоять реально существующий и активно действующий Человек. То же и в отношении морали: она достижима и без религии. Более того, безрелигиозная нравственность искреннее, крепче и выше, ибо она идёт от души и сердца, а не от страха или ожидаемых от Бога наград.

Атеизм возник в древности (как антипод религии), но в разные времена проявлял себя в различных формах: от мягких, полуатеи- стических, до жёстких и воинственных. Так, одна из популярных позиций - пантеизм (от греч. pan - всё + theos - бог) - отождествляет Бога с Природой. Бог - не какое-то парящее над миром сверхсущество, а вся Природа, мир во всей его многосложности и глубине.

Поэтично рисует пантеизм Марешаль. "Кто сотворил тебя, мир? Кто зажёг тебя, солнце? Кто создал тебя, человек?" - спрашивает Природа. И отвечает: "Твой Творец-Бог - это я, Природа. Только ты, о невежественный человек, зачем-то называешь меня разными именами. Я была, есть и буду всегда. Нет ничего вне меня, я заполняю собой всё пространство. Я возникаю из самой себя, меняя формы и сочетания своих частей. Я само- развиваюсь, одновременно являясь своим собственным двигателем".

Крайняя форма - воинствующий атеизм. Его приверженцы характеризуют религию как "коллективный невроз" и "массовое безумие" (Фрейд), как "убожество", "опиум народа" (Маркс) и "род духовной сивухи" (Ленин). Часто они выступают за освобождение парода от "религиозных предрассудков" (Ленин), за "борьбу против религии" и её "упразднение" (Маркс). Бывает - путём насилия.

Так, в СССР религия и церковь подчинялись государству. Были уничтожены или изъяты у верующих сотни храмов. Тысячи представителей духовенства ("поповщины", по Ленину) подверглись гонениям, лагерному заключению, казням. Библия стала одной из наиболее запрещённых книг. Перефразируя Розанова (53-265), можно было бы сказать: "Зачем советскому человеку Библия? Достаточно Полного собрания сочинений Ленина".

Этот атеистический психоз в России Достоевский предвидел за полвека до Октября 1917. Коль русский станет атеистом, читаем в "Идиоте", то "непременно начнёт требовать искоренения веры в Бога насилием". Причём "страстность русская" такова, что если уж атеизм, то до такой степени, что его примут как "новую веру", не замечая, что уверовали-то в нуль (22-6,546).

Не зря Вольтер осуждал атеизм: "Атеизм, - писал он, - иногда может быть причиной стольких же зол, как и самое варварское суеверие". А атеисты у власти "были бы столь же зловещи для человечества, как суеверные люди" (36-2,382,386). Как в воду глядел!

В современных толерантных обществах, где уважается духовный суверенитет личности, атеизм носит мягкий, спокойный, философский характер. Гуманные атеисты понимают, что человека всегда одолевают проблемы: бедность, разлады в душе, трудности общения с окружающими, потери дорогих сердцу людей и неизбежность собственного конца... Всё это ввергает его в уныние и неудовлетворённость посюсторонней жизнью. Отсюда естественна вера в потустороннюю, лучшую жизнь. Ведь когда мы, по слабости, не можем улучшить, гармонизировать свою жизнь здесь и сейчас, мы ищем утешение в надеждах на будущее счастье в загробной туманности... Разве это не нормально?

В обществах, в которых царят мудрость, терпимость и взаимное понимание между людьми, - там атеизм и разные религии мирно сосуществуют в общей духовной культуре.

Отрадно, что и в Конституции нашей многонациональной и многоконфессиональной страны чётко сказано: "Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедывать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедывать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними" (статья 28). Дело за "малым" - чтобы все граждане, а главное, органы власти, тщательно соблюдали данный Закон и не притесняли те или иные группы верующих. Вопрос о том, придерживаться ли какого-либо религиозного или атеистического мировоззрения, - дело личного выбора каждого отдельного человека.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >