Вера и церковь: партнёры или враги?

Второй ключевой элемент религии - церковь. Христос мыслил её как неформальную общность духовно близких, верующих в Него людей. И первые христианские общины действительно отличались простотой организации и разнообразием форм, свободой слова, демократизмом, открытостью для людей всякой национальности. Но демократия долго нигде не задерживается. Всюду находятся властолюбцы, норовящие заорганизовать и возглавить "процесс" для использования его в личных целях. Так и тут. Со временем стали появляться иерархические структуры, деление на верховодов и рядовых. Тем самым было положено начало организованной, управляемой сверху христианской религии и образованию официальной, бюрократизированной церкви. В итоге изначально равные последователи Христа жёстко разделились по вертикали на клир (корпорацию служителей церкви) и мирян (паству, которую "пасут" пастыри, пастухи). Церковь утратила былую органичность, соборность и превратилась в социальное учреждение, вставшее над верующими.

Так, Ницше (сын священника, знавший проблему изнутри) называет церковника лжецом и паразитом, эгоистически процветающим за счёт верующих: "жрец - опаснейший паразит, ядовитый паук жизни". Он не заблуждается, а лжёт. Ему не нужно, чтобы человек обрёл душевное равновесие и повернулся к добру. Ему важно, чтобы человек грешил, болел, страдал и шёл в церковь искать спасения. Выдумав грех и страдание, жрец царит (38-41-75).

В свою очередь Белинский предлагает отделять светлый образ Христа от сомнительных дел церкви. Христос нёс людям идеи свободы, равенства, братства. Церковь же (особенно православная) "всегда была опорою кнута и угодницей деспотизма, слугою и рабом светской власти". А поп на Руси, для всех русских-это презираемый образец обжорства, скупости, низкопоклонничества и бесстыдства (4-236-241).

И у Бердяева читаем, что РПЦ превратилась в иерархически авторитарное казённое учреждение. Она насаждает клерикализм[1], одержима гордыней и претензией на исключительность. А вся её духовность сведена к внешним обрядам, к "храмовому благочестию и млению от уставных церковных служб". Философ называет это "православным фарисейством" (5-163-192).

Ещё критичнее к церкви настроен Лев Толстой, рассказывающий, как он долго, искренно и смиренно стремился вжиться в православную веру. Но этому помешали... церковнослужители. По Христу, говорит писатель, церковь должна быть "собранием верующих, соединённых любовью". В неё мы идём в поисках смысла жизни, за истиной, за верой, за добром. Современная же церковь этого не даёт. Почему? В рассуждениях Толстого можно выделить четыре пункта.

  • (1) Церковь утратила духовно-нравственную силу. Было время, она страдала вместе с людьми и была их духовной наставницей. Но затем её служители оторвались, отгородились от паствы, предавшись своекорыстию, роскоши, праздности, разврату. Начались "заботы церкви о церкви, а не о людях, которым они взялись служить". На этом их учительская деятельность кончилась. "Были попы золотые и чаши деревянные, - приводит Толстой староверческую пословицу, - стали чаши золотые - попы деревянные".
  • (2) Церковь отвергает ииаковерующих христиан, в то время как должна примирять их, соединяя любовью. Я, продолжает писатель, сближался с католиками, протестантами, старообрядцами. Среди них много добрых, истинно верующих людей. И я желал бы быть их братом. Но под дурным церковным влиянием православные считают иноверцев еретиками. Точно так же католики, протестанты и прочие считают православие еретичеством. Выходит, каждый самоуверенно думает, что он в истине, а все другие во лжи. Но истина Христова одна Это только церкви не ладят между собой, ибо главное для них не вера, а успех в собственных церковных делах.

Вот почему (3) учение церкви есть грубая ложь. Эта ложь коварна, вредна и извращает подлинный смысл христианства. Суть мудрого и живого учения Христа в том, чтобы люди любили друг друга и поступали с другими так, как они хотят, чтобы поступали с ними. В церкви же всё цинично извращено: переделано в суеверные фокусы, в грубое колдовство купания, мазания маслом, проглатывания кусочков, в ритуалы с крестами, чашами, свечами, иконами, в пышные молебны на публике и прочие волхвоваиия. И всё это ради маленьких выгод кучки религиозных обманщиков.

При этом священники уверяют: достаточно, дескать, выполнять все церковные установки, и ты уже православный верующий. В обычной же жизни можешь грубить, красть, дармоедствовать, насиловать, причинять людям зло. Главное - жить по церкви (а не по Христу) и регулярно исповедоваться перед батюшкой в грехах.

(4) Церковь прислуживает государству, одобряя насилие. Российские власти ведут войны, преследуют, гноят в тюрьмах и казнят политически несогласных с нею людей. Эти насилия и убийства русская церковь оправдывает и поддерживает. Тем самым она творит духовное и нравственное зло, развращая общество.

Истинная вера проявляется не в искусственных действиях, которые не имеют отношения к жизни, а в самой жизни: в честном и неустанном труде, в любви и сострадании к людям, в добрых поступках и нравственном поведении. Я верю в Бога, подчёркивает Лев Николаевич, которого понимаю как дух, как любовь и начало всего. Верю в то, что воля Бога ясно выражена в учении человека Христа (понимать которого Богом кощунственно). Воля же Бога в том, чтобы люди любили друг друга. Увеличение в человеке любви "содействует установлению в мире Царства Божия, то есть такого строя жизни, при котором царствующие теперь раздор, обман и насилие будут заменены свободным согласием, правдой и братской любовью людей между собою" (63-40,86-93,288,433-441,454).

Таким образом, истинно верующий человек не нуждается в церковном посредничестве. Никакой батюшка не соединит вас с Богом, если вы не носите Его в сердце своём. Между Богом и людьми, говорит Павел, есть только один посредник - Христос (7-1Тм 2:5).

  • [1] Клерикализм (от лат. clericalis - церковный) - система социально-политических взглядов, течений, институтов, направленных на усиление ролицеркви в жизни общества и в определении политики государства.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >