Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политика arrow Введение в политологию
Посмотреть оригинал

Истоки и основные разновидности тоталитаризма

Классическая теория тоталитаризма и ее кризис

Термин «тоталитаризм» происходит от позднелатинских слов «totalitas» — полнота, цельность — и «totalis» — весь, полный, целый. Применительно к обществу он означает управление социальной системой как целым и всеми ее элементами, в том числе людьми, их сознанием. Хотя теория тоталитаризма складывается лишь в середине XX в., идейные истоки этого явления уходят в глубокую древность. Тоталитарные взгляды, и прежде всего идеи необходимости полного подчинения части целому, индивида государству, а также тотальной управляемости обществом, существуют свыше двух тысячелетий. Так, еще в V в. до Р.Х. Гераклит считал, что, обладая мудростью, совершенным знанием, «можно управлять решительно всеми вещами». Достаточно детальное обоснование тоталитарные модели государства получают у Платона, Мора, Кампанеллы, Бабефа, Сен- Симона, Руссо. В более позднее время они развиваются в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше, Ленина, Сореля, Зомбарта и других мыслителей. Пожалуй, не меньший по сравнению с научными работами вклад в арсенал тоталитарной мысли и в том числе в ее критику внесли такие писатели, как Ф. Достоевский, Е. Замятин, О. Хаксли, Дж. Оруэлл и другие.

В политический лексикон термин «тоталитаризм» впервые ввел для характеристики своего движения Б. Муссолини в 1925 г. В конце 20-х гг. XX в. английская газета «Таймс» писала о тоталитаризме как о негативном политическом явлении, характеризующем не только фашизм в Италии, но и политический строй в СССР.

Теория тоталитаризма складывается в 40—50-е гг. XX в. и получает развитие в последующие десятилетия. Она широко использовалась Западом в целях идеологической борьбы против коммунистических стран. Первые «классические» теоретические исследования по проблемам тоталитаризма — работы Ф. Хайека «Дорога к рабству» (1944) и X. Аренд «Истоки тоталитаризма» (1951), а также совместный труд К. Фридриха и 3. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956). В последней из этих работ сделана попытка эмпирического обоснования тоталитаризма как понятия, отражающего сталинизм, национал-социализм и другие однотипные политические режимы.

Более поздние попытки создать эмпирическую, построенную на базе реальных, верифицируемых фактов теорию тоталитаризма не имели большого успеха, поскольку, отображая наиболее одиозные политические системы XX в., они по мере смягчения, либерализации стран командно-административного социализма все больше расходились с действительностью и к тому же не отражали принципиальные отличия различных тоталитарных систем. «В целом концепции тоталитаризма показали себя как слишком упрощенные аналитические модели», адекватные главным образом лишь эпохе сталинского террора[1].

В последние годы сомнения в научной обоснованности и жизнеспособности теории тоталитаризма еще более усилились. Эта концепция оказалась не в состоянии сколь-нибудь удовлетворительно объяснить крах коммунистических режимов в Европе, которые она трактовала как однозначно тоталитарные. Как указывает, в частности, К. Балле- стрем, с позиций теории тоталитаризма, отрицающей наличие гражданского общества в бывших социалистических странах или хотя бы его элементов, невозможно осмыслить накопление взрывного материала, подготовившего внезапную смену политического строя в этих государствах[2].

Теории тоталитаризма, сложившиеся в 50—60-е гг. XX в., из- за их широкого распространения и пропагандистского использования получили название канонических, или классических. Хотя у этого варианта концепций тоталитаризма, противопоставляющего тоталитарную и либерально-демократическую модели общества как крайние полюса, антиподы, и сегодня немало сторонников, в целом кризис данной теории становится все более очевидным.

Нынешнее тяжелое положение классической теории тоталитаризма вызвано в первую очередь двумя главными причинами:

  • — во-первых, недостаточной научной обоснованностью канонической концепции тоталитаризма. Это связано прежде всего с основанием теории на крайне ограниченном эмпирическом базисе: анализе сталинистской — в СССР, национал-социалистической — в Германии, фашистской — в Италии политических систем (последнюю, впрочем, некоторые ученые классифицируют как «незавершенный, задержанный» тоталитаризм[3]). Сами эти политические системы вполне можно рассматривать как «вывихи», «отклонения» и т.п. в развитии командно-административного социализма или же националистического капитализма. Кроме того, концепция канонического тоталитаризма в основном ограничивается анализом общих организационных форм политических систем и не учитывает принципиально различные содержание их политики, цели и ценности. Очевидно, что, несмотря на определенное, весьма немалое сходство, сталинистский и национал-социалистический режимы преследовали принципиально разные и даже несовместимые цели — в первом случае это «общество, в котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех» (определение коммунизма К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии»), во втором — это мировое господство гитлеровской Германии и арийской расы, «Тысячелетний Рейх». Хотя на практике эти цели во многом подменялись и искажались, однако они оказывали большое влияние на государственную политику;
  • — во-вторых, политической тенденциозностью канонической концепции тоталитаризма. Эта теоретическая модель создавалась явными противниками коммунизма. Она широко пропагандировалась и практически использовалась Западом в целях идеологической борьбы против коммунистических стран и компрометации коммунистического, а отчасти и социалистического движений. В силу своей вполне определенной политической ориентации каноническая концепция тоталитаризма оказалась слишком упрощенной, в чем-то даже примитивной, и не смогла или не захотела заметить противоречащие ей реалии в странах командного социализма.

В наши дни, когда политические цели Запада в глобальном противоборстве двух мировых политических блоков оказались в основном достигнутыми, интерес к этой теории со стороны правящей элиты и ориентированных на нее ученых вполне естественно упал. Актуальность концепции тоталитаризма признается преимущественно для государств Третьего мира и лишь частично для западных демократий. Причем для последних угроза тоталитаризма связывается главным образом с нарастанием социальных требований граждан, реализация которых предполагает рост государственного регулирования и контроля.

Столь ограниченное видение применимости тоталитарной теории связано не с реальной утратой ею своей актуальности и жизнеспособности, а главным образом с узостью канонической и политизированной тоталитарной мысли. Нынешний кризис теории тоталитаризма — это кризис прежде всего ее одного, ограниченного в научных возможностях и практической приложимости направления, это кризис политической парадигмы тоталитарной мысли, все больше расходящейся с действительностью. Он связан с постепенным ослаблением и исчезновением определенной, политической формы тоталитаризма, а также с узостью и идеологической тенденциозностью основной массы концепций тоталитаризма, но никак не с постепенным уходом в небытие этого явления в целом.

Применительно к современному миру имеется достаточно оснований утверждать, что тоталитаризм как общественная реальность и отображающие и предвосхищающие ее идеи и концепции не утрачивают своей актуальности. Более того, в ходе развертывающейся информационной революции и устранения в результате перехода к монополярности мира существовавшего в эпоху противоборства двух противоположных социальных блоков механизма сдержек антигуманной политики (учитывая, что соревнование социализма и капитализма оценивалось в основном на шкале гуманных ценностей: свободы и социальной защищенности личности, уважения прав человека, высоты жизненного стандарта и т.п.) новые, современные формы тоталитаризма представляют сегодня все большую угрозу для свободы и демократии.

  • [1] Politikwissenschaft: eine Grundlegung / Hrsg. К. von Beume. Stuttgart; Berlin ; Koln ;Mainz. Bd. 1.1987. S. 160.
  • [2] Cm.: Maier H. (Hrsg.) «Totalitarismus» und «politische Religioneno. Konzepte derDiktaturvergleichs. Paderborn ; M Cine hen ; Wien ; Zurich, Ferdinand Schoningh, 1996.S. 251-252 u.a.
  • [3] Maier H. (Hrsg.) «Totalitarismus» und «politische Religionen». Konzepte derDiktaturvergleichs. S. 320.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы