НАУЧНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И СМЕНА ТИПОВ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Научной революцией называется коренное изменение основных представлений в науке. Так как именно основополагающие представления определяют научную картину мира, то смена таковых приводит к изменению научной картины мира и смене типов рациональности.

«Первый шаг — создание из обыденной жизни картины мира — дело чистой науки», — писал выдающийся физик XX в. М. Планк. Исторически первой естественнонаучной картиной мира Нового времени была механистическая картина, которая напоминала часы: любое событие однозначно определяется начальными условиями, задаваемыми абсолютно точно. В таком мире нет места случайности и все изменения строго детерминированы. В нем возможен «демон Лапласа» — существо, способное охватить всю совокупность данных о состоянии Вселенной в любой момент времени, которое могло бы не только точно предсказать будущее, но и до мельчайших подробностей восстановить прошлое.

Представление о Вселенной как о гигантской заводной игрушке преобладало в XVII—XVIII вв. Оно имело религиозную основу, поскольку сама наука вышла из недр христианства. Бог как рациональное существо создал рациональный в своей основе мир. И человек как рациональное существо, созданное Богом по своему образу и подобию, способен познать мир. Такова основа веры классической науки в себя и людей — в науку. Ограничив значение религии, человек эпохи Возрождения продолжал мыслить религиозно. Механистическая картина мира предполагала Бога как часовщика и строителя Вселенной и основывалась на принципах: связь теории с практикой; использование математики; эксперимент реальный и мысленный; критический анализ и проверка данных; главный вопрос «как?», а не «почему?»; нет «стрелы времени» (траектории движения обратимы).

Но в XIX в. термодинамика провозгласила парадоксальный вывод: «Если бы мир был гигантской машиной, то такая машина неизбежно должна была бы остановиться, так как запас полезной энергии рано или поздно был бы исчерпан». Затем теория эволюции Дарвина сдвинула интерес от физики в сторону биологии и от изучения регулярностей — к изучению эволюции.

Главный результат современного естествознания, по Гейзенбергу, в том, что оно разрушило неподвижную систему понятий XIX в. и усилило интерес к античной предшественнице науки — философской рациональности Аристотеля. «Одним из главных источников аристотелевского мышления явилось наблюдение эмбрионального развития — высокоорганизованного процесса, в котором взаимосвязанные, хотя и внешне независимые события происходят, как бы подчиняясь единому глобальному плану... Цель всякого изменения, если оно сообразно природе вещей, состоит в том, чтобы реализовать в каждом организме идеал его рациональной сущности. В этой сущности, которая в применении к живому есть в одно и то же время его окончательная, формальная и действующая причина, — ключ к пониманию природы... рождение современной науки — столкновение между последователями Аристотеля и Г. Галилея — есть столкновение между двумя формами рациональности»[1].

Итак, можно выделить три картины мира: сущностную предна- учную, механистическую, эволюционную. Современная естественнонаучная картина мира основывается на принципе саморазвития. Она эво- люционна и необратима. В ней естественнонаучное знание неразрывно связано с гуманитарным.

Помимо научных революций в науке в целом научные революции происходят и в каждой конкретной науке. Можно выделить следующие открытия в естествознании, которые привели к научным революциям в XX в.:

  • ? астрономия — модель Большого взрыва и расширяющейся Вселенной;
  • ? геология — тектоника литосферных плит;
  • ? физика — смещение точки отсчета от материи к энергии и от вещества к полю;
  • ? теория относительности — относительность пространства и времени;
  • ? квантовая механика — корпускулярно-волновой дуализм;
  • ? синергетика — хаос и порядок как механизм становления новых структур в неживой природе;
  • ? биология — модели происхождения жизни;
  • ? генетика — механизм воспроизводства жизни;
  • ? экология — взаимодействие живого со средой;
  • ? этология — устойчивые формы поведения организмов;
  • ? социобиология — соотношение естественного и социального в человеческом обществе;
  • ? кибернетика — сходство механизмов управления в неживой и живой природе.

Трем сменяющимся научным картинам мира соответствуют четыре научных революции и три смены научной рациональности[2]. Первая научная революция XVII в. ознаменовала становление механистической картины мира и классического типа научной рациональности. Такой тип рациональности, «центрируя внимание на объекте, стремится при теоретическом объяснении и описании элиминировать все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности»[3]. В период второй научной революции первой половины XIX в., по В.С. Степину, происходит переход к новому состоянию естествознания — дисциплинарно организованной науке, но не меняется тип научной рациональности.

Третья глобальная научная революция изменяет как научную картину мира, так и стиль мышления науки, который становится неклассическим типом рациональности. Новая квантово-релятивистская картина мира характеризовалась отказом от прямолинейного онтологизма и пониманием относительной истинности теорий и самой природной картины мира, в которой прослеживается иерархическая организованность как сложное динамическое единство. На этом этапе возникает новое представление о субъекте познания, который уже не дистанцирован от изучаемого мира, а находится внутри него и им детерминируется.

С конца XX в. происходит четвертая глобальная научная революция, в ходе которой рождается новая, постнеклассическая рациональность. Ситуация новой рациональности определяется интенсивным применением научных знаний во всех сферах социальной жизни, новыми средствами хранения, получения и транслирования знаний. На передний план выходят междисциплинарные и проблемно ориентированные исследования, в которых принимают участие специалисты разных научных направлений. Поэтому в формировании научной деятельности все большее значение приобретают экономические, политические и социальные факторы. Объектами современных междисциплинарных исследований становятся сложные системы, характеризующиеся способностью к саморазвитию, не только проходящие упорядоченные устойчивые состояния, но также попадающие в состояния неустойчивости (точки бифуркации) и способные к скачкообразному развитию. Постнеклассический тип рациональности расширяет поле размышлений о реальности, включая в него ценностно-целевые установки («диалоге природой», по И. Пригожину).

  • [1] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. С. 83—84.
  • [2] Степин В.С., Горохов В.Г., Розов МЛ. Философия науки и техники : учеб, пособие. М.:Контакт-Альфа, 1995. С. 275—289.
  • [3] Там же. С. 287.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >