ПОЛОЖЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА В СТРАНАХ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

THE POSITION OF THE RUSSIAN LANGUAGE IN THE COUNTRIES OF THE FORMER SOVIET UNION

Бондарева H.C., Ставрополь, ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт», старший преподаватель кафедры русского языка и литературы, кандидат филологических наук.

Bondareva N.S., Stavropol, Stavropol State Pedagogical Institute, senior lecturer of the Russian language and literature sub-faculty, candidate of philological sciences.

E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Аннотация. В статье представлен анализ состояния русского языка в современном мире, рассматривается его положение на постсоветском пространстве.

Annotation. The article presents the analysis of the status of the Russian language in the modern world, discusses its position in the post- Soviet territory.

Ключевые слова: русский язык, постсоветское пространство, дерусификация, изучение русского языка.

Keywords: Russian language, post-Soviet space, de-Russification, the study of the Russian language.

В настоящее время русский язык является родным для 130 миллионов человек, проживающих па территории России. На нем говорят более 300 миллионов людей, он считается одним из наиболее распространенных мировых языков и самым распространенным среди языков европейских. Русский является не только государственным языком Российской Федерации, но и средством межнационального общения пародов, проживающих на территориях бывшего Советского Союза. Он входит в шестерку официальных языков ООН, имеет статус официального или рабочего в таких организациях, как МАГАТЭ, ЮНЕСКО, ВОЗ и др., является родным для ста тридцати миллионов граждан России, около двадцати шести с половиной миллионов человек, проживающих в республиках СНГ и Балтии и более чем семимиллионпого населения стран дальнего зарубежья. Как отмечает «Российская газета», по итогам 2013 года русский язык вышел на второе место по частоте использования в сети Интернет [3, с. 14].

Казалось бы, что может угрожать такому живому, энергично развивающемуся организму как русский язык? Однако современным лингвистам, да и простому русскоязычному населению есть над чем задуматься.

После распада СССР русский язык потерял статус государственного более чем для ста тридцати миллионов человек, населяющих бывшие советские республики: «Распад Советского Союза и образование на его территории самостоятельных и независимых государств породили множество труднейших проблем не только в области экономического и государственного строительства, но и в области культуры. Особенно сложная ситуация возникла в такой важной сфере, как положение и роль русского языка и его отношение к языкам титульных наций во всех новых государствах Содружества» [8, с. 55-59].

Взаимоотношения России с бывшими союзными государствами па уровне языковой политики складываются непростые. Если ранее русский язык исполнял в республиках функции государственного, то с обретением независимости его употребление здесь значительно сократилось. Е.В. Абдуллаев так охарактеризовал сложившуюся картину: «Язык, наряду с территорией, государственной символикой, признанием другими странами и так далее, продолжает восприниматься как наиболее “сильный” маркер государственности, что особенно важно для постколониальных элит, испытывающих дефицит легитимности. ...Характерно, что как раз в конституциях тех стран, где подобный дефицит не испытывается - например Германии, Италии, Швеции, Японии и США, - вообще нет упоминания о государственном языке. Напротив, оно весьма характерно для государств, относительно недавно освободившихся от колониального или полуколониального подчинения. ...Постсоветские государства вполне вписываются в этот постколониальный “мейнстрим”. Все они обязательно провозглашают язык титульной нации в качестве государственного... Безусловно, монолингвизм большинства бывших советских республик во многом отражал их стремление отмежеваться от бывшей метрополии» [1, с. 233-234].

А.Е. Пьянов характеризует отношения России и бывших союзных республик как «имперский комплекс», «который испытывает как Россия по отношению к новым суверенным государствам, так и сами эти государства по отношению к России» [8, с. 55-59]. По мнению исследователя, правительственные элиты постсоветских государств создают и всячески поддерживают «немотивированные мифы в отношении России». Зачастую это происходит с целью решения собственных политических задач. «Наличие этого имперского комплекса не только отрицательно сказывается на отношениях между отдельными государствами, но и мешает адекватно оценить реальную ситуацию с русским языком: старые обиды и идеологические клише препятствует трезвому взгляду на действительно актуальные проблемы современности. Такая ошибочная языковая политика может вызвать серьезные затруднения в развитии сотрудничества как в рамках СНГ (экономическая и научно-техническая интеграция, формирование единого образовательного пространства и т.д.), так и в сфере взаимных двусторонних отношений» [там же].

В настоящее время ситуация в странах СНГ и Балтии складывается следующим образом: наряду с национальными языками русский язык считается официальным государственным в Белоруссии, частично признанной Южной Осетии и в таких непризнанных республиках, как Приднестровская Молдавская республика. Донецкая и Луганская народные республики. В республиках Казахстан, Киргизия, частично признанной республике Абхазия, а также в ряде административных единиц Украины, Молдавии и Румынии русский язык признан одним из официальных языков, па котором ведется делопроизводство. Фактически он является языком государственных учреждений, но его статус, безусловно, ниже государственного.

На территории Украины русский язык наделен статусом языка национального меньшинства и ему, наравне с другими языками, гарантируется свободное развитие, использование и защита. Русскоязычной в стране остается практически половина всего населения (43-46 %). На Украине неоднократно возникали вопросы о необходимости придания русскому языку государственного статуса, данная проблема неоднократно использовалась как элемент политической борьбы. В частности именно обязательство присвоения русскому языку статуса второго государственного помогло Виктору Януковичу выйти во второй тур президентских выборов, заручившись поддержкой русскоязычного населения.

В 2006 году в ряде территорий страны русский язык получил статус регионального, по вскоре подобные решения были обжалованы прокуратурой. 10 августа 2012 года после вступления в силу закона «Об основах государственной языковой политики» русский язык получил статус регионального там, где он является родным как минимум для 10 % населения. Но уже в 2014 году депутаты Верховной Рады проголосовали за отмену данного закона.

Особенно остро проблема дерусификации встает в сфере образования Украины. Начиная с 1991 года, дошкольное, среднее и высшее образование постепенно переводится исключительно на украинский язык вне зависимости от желания учащихся и их родителей. В настоящее время в стране отсутствуют дошкольные образовательные учреждения, в которых воспитательно-образовательный процесс осуществлялся бы па русском языке, сокращено количество русскоязычных школ с 59 % в 1992 году до 5,9 % на конец 2014 года, в стране полностью отсутствует подготовка педагогических кадров для русскоязычных школ, молодежь не имеет возможности получать па русском языке среднее профессиональное или высшее образование.

Попытки России вмешаться в процесс дерусификации, наблюдающийся в стране за последние годы, расцениваются правительством государства как вмешательство во внутреннюю политику. МИД России неоднократно отмечал случаи дискриминации русского языка и русскоязычного населения на территории Украины. Власти страны в свою очередь считают подобные обвинения необоснованными, упрекают правительство Российской Федерации в искусственном заострении языкового вопроса и продолжают политику насильственного вытеснения русского языка из различных сфер общественной жизни.

Н.С. Будникова в диссертационном исследовании «Современная языковая ситуация на Украине: социологический анализ» отмечает: «Языковой вопрос па Украине приобрел явно политизированный характер и породил ряд противоречий и существенные разногласия в обществе относительно языкового облика страны. Использование языка различными политическими силами исключительно как средства этнополитического давления негативно отразилось на общем климате в стране. Государственная языковая политика не была основана на серьезном анализе языковой ситуации в стране, не учитывала культурные и этноязыковые различия регионов и интересы населения и была достаточно противоречивой» [4, с. 4].

Проблема функционирования русского языка на территории Украины состоит еще и в том, что распространен он достаточно неоднородно. Наибольшее число носителей, активно использующих русский язык в процессе общения (более 80% жителей региона), проживает на юго-востоке страны. Именно вопрос о статусе русского языка на данной территории как один из ключевых (после требования о федерализации) лег в основу вспыхнувшего в стране военного конфликта. Можно предположить, что если бы власти Киева пошли на уступки и признали русский язык в качестве второго государственного, кровопролития в Донецке и Луганске удалось бы избежать.

В феврале 2015 года президент страны Петр Порошенко в одном из выступлений заявил, что готов провести референдум о статусе русского языка, по в его отрицательном исходе он изначально уверен. Действительно, в настоящее время, в связи со сложившейся политической ситуацией, тотальной дерусификацией происходящей в стране, а также в связи с возвращением Крыма в состав России и объявлением суверенитета Донецкой и Луганской народными республиками (т.е. выходом из состава Украины основной части русского- ворящих территорий), получение русским языком статуса государственного на Украине в ближайшее время остается маловероятным.

В Белоруссии, как уже было отмечено, русский язык является одним из государственных. В ходе референдума, проведенного в 1995 году, более 80% жителей республики проголосовало за придание языку соответствующего статуса. В настоящее время подавляющее число средних и высших учебных заведений страны ведет обучение исключительно па русском языке, большинство печатных изданий являются двуязычными. Общенациональный опрос, проведенный в Белоруссии в 2009 году, показал, что более чем для 70% населения русский является основным языком общения.

Сосуществование русского и белорусского языков складывается достаточно своеобразно. Ю.Б. Коряков характеризует подобное двуязычие следующим образом: «несмотря на то, что людей, в основном пользующихся русским больше, из-за близкого родства языков большинство населения понимает речь на обоих языках, а значительные группы носителей активно пользуются обоими языками; индивидуальное двуязычие в Белоруссии носит массовый характер; ...наличие вышеприведенных факторов приводит к тому, что значительное процент людей говорит па промежуточных или смешанных формах речи, объединяемых под термином “трасянка”; символическое значение белорусского языка, больше, чем коммуникативное, хотя немалая часть населения, включая власти, не очень принимает белорусский язык даже в качестве символа» [5, с. 52-53].

Однако, наравне со сторонниками укрепления роли русского языка па языковой арене страны, в республике существуют и активные противники данной тенденции. Как отмечает В. Лосев: «...уже более 80-ти лет вначале партийные, а затем суверенные власти Белоруссии целенаправленно проводят (с небольшими перерывами) политику деруссификации белорусов, то есть преднамеренно искажают национальное сознание белорусского народа. Как показывает восьмидесятилетний опыт языкового противоборства властей с населением Белоруссии “белоруссизацию” возможно осуществлять только тоталитарными методами, несовместимыми с принципами демократии и прав человека. В настоящее же время ее пытаются проводить те силы в руководстве Республики Беларусь, которые реально тормозят белорусско-российское воссоединение и по сути представляют собой чиновное крыло антироссийской прозападной оппозиции» [6, с. 25-29].

В Молдавии более половины населения свободно говорит на русском языке. Согласно закону «О функционировании языков на территории Республики Молдова», русский язык используется в республике как язык межнационального общения. По статистике он является вторым по распространению. В то же время, в Гагаузии и непризнанной Приднестровской Молдавской Республике русский, как уже упоминалось, является одним из официальных. Само возникновение республики может считаться итогом сепаратизма русскоязычного населения, создавшего в Молдавии район внутренней эмиграции.

В действующем на территории Молдавии Законе, регулирующем положение русского языка, содержатся пункты, на первый взгляд приближающие его к статусу официального, но на практике совершенно игнорирующиеся и не соблюдающиеся. Одним из подобных нарушений можно назвать резкое сокращение числа учебных заведений с русским языком преподавания. За период с 2005 по 2009 годы число русскоязычных школ в республике сократилось практически па треть с 280 до 200 [7, с. 28].

Среди основных проблем, резко осложнивших систему образования на русском языке в Молдове, Д.М. Николаев и П.А. Донцов выделяют следующие: «Во-первых, проблема перестройки материальной оснащенности русских школ: компьютеризация, резкое устаревание дидактической и иллюстративной базы, и всё это при отсутствии государственной поддержки в их восстановлении па русском языке.

Во-вторых, русские школы в Молдове превратились в иноязычные алолингвы с преподаванием на русском языке. В соответствие с этим изменился их статус и уровень обеспеченности учебного процесса. В-третьих, началась реформа самой системы образования, её европеизация, внедрение Болонского процесса, переход от традиционной школы, дающей знания «истины», к учебному заведению, «воспитывающему креативную личность», переход от предметного к модульному (комплексному) обучению... Кроме этого, предпринимаются попытки навязать в русских школах интегрированный курс русского языка и литературы (словно они уже «де факто» школы с обучением на ииостраииом языке), а также попытки ввести обучение основных предметов только па государственном...» [там же].

Помимо этого в образовательном процессе русских школ используются учебники, подготовленные и изданные в Молдове. Российские же учебники разрешается использовать только как дополнительные пособия для внешкольной подготовки.

Учитывая также растущую в стране нехватку русскоязычных преподавателей-предметников, проблемы, связанные с материальным обеспечением учебного процесса на русском языке, отсутствие качественных учебников по русскому языку и литературе, а также тот факт, что лишь в некоторых молдавских школах русский язык изучается, однако имеет статус иностранного, можно в полном объеме представить и оценить государственную политику по сокращению образования на русском языке, проводимую в республике. Даже прослеживающиеся в стране за последнее время такие тенденции, как массовая трудовая миграция титульной нации в Россию, расширение в Молдове русского бизнеса, а в следствии возрастание среди коренного населения потребности в изучении русского языка, в целом не оказывает существенного влияния па выбранную правительством страны политику дерусификации.

Таким образом, после обретения независимости в странах СНГ и Балтии остро развернулись дискуссии о негативном воздействии русского языка па судьбы национальных культур и языков. И если, по мнению Н.Г. Самсонова, сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать только лишь желанием правительств государств юридически закрепить статус титульных и нетитульных языков [9, с. 67-73], то по убеждению В.Н. Белоусова «если оставить в стороне дипломатический политес и, обратившись к языковому законодательству и реалиям повседневной жизни в странах СНГ и Балтии, назвать вещи своими именами, то здесь вполне очевидна другая цель: выдавить русский язык из культурного пространства этих стран» [2, с. 20].

За последние годы в странах ближнего зарубежья в результате внедрения языка титульных наций в качестве единственного государственного, русский язык постепенно вытесняется из общественной и политической жизни, из различных областей культуры, из СМИ и т.д. В то же время страны постсоветского пространства в последнее время все чаще вовсе отказываются от русского языка. Политика дерусификации с каждым годом приобретает все больший и больший размах. Таким образом, сегодня мы можем наблюдать активный процесс разрушения русскоязычного пространства.

Однако не стоит полагать, что данный процесс прослеживается только лишь за рубежом. Бурные общественно-политические сдвиги в России последнего десятилетия привели к коренному изменению общественного уклада российского общества, что, естественно, не могло не сказаться на развитии и функционировании русского языка. Как отмечают К.Э. Штайн и Д.И. Петренко «В процессе смены формаций от социализма, перестройки к капитализму в нашей стране зримо меняются взгляды в области политики, права, этики, религии, эстетики, философии, и все это отображается в языке. Язык сохраняет ценности культуры народа и государства» [10, с. 6]. Таким образом, в современную эпоху трансформаций, происходящих в русском языке и связанных со стиранием границ между социальными классами и группами, интенсивным научно- информационным развитием общества, а также в условиях обострения межгосударственных отношений, положение русского языка как па мировой арене, так и внутри самой страны требует глубокого и всестороннего осмысления.

Литература

  • 1. Абдуллаев Е. Русский язык: жизнь после смерти. Язык, политика и общество в современном Узбекистане // Неприкосновенный запас - 2009. - №4(66) - С. 233-234.
  • 2. Белоусов В. Н. Русский язык межнационального общения в странах СНГ и Балтии и диалог культур [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rulit.org/read/ Герд А. С. Введение в этнолингвистику. - СПб.: СПбГУ, 2005.
  • 3. Благовещенский А. Русский язык вышел на второе место по популярности в Сети // Российская газета. - № 6038. - С. 14.
  • 4. Будникова Н.С. Современная языковая ситуация на Украине: социологический анализ: Автореф. ... дис. к.соц.н. - М., 2006.
  • 5. Коряков Ю.Б. Типология языковых ситуаций и языковая ситуация в Белоруссии: Диссертация па соискание учёной степени к. филол. н. - М., 2002.
  • 6. Лосев В. Белоруссия и Россия: нужны иные формы воссоединения // Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье. - №51. -С. 25-29.
  • 7. Николаев Д.М., Донцов П.А. Кто защитит тебя, русская речь? - Кишинев: Изд-во «SRL Grafik-Design», 2010.
  • 8. Пьяпов А.Е. Статус русского языка в странах СНГ // Вестник Кемеровского государственного университета. - Кемерово, 2011. - № 3 (47). - С. 55-59.
  • 9. Самсонов Н.Г. Русский язык в странах СНГ и Балтии // Вестник Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова. - Якутск, 2006. - Вып. № 2. - Т. 3. - С. 67-73.
  • 10. Штайн К.Э., Петренко Д.И. Язык. Языкознание. Идеология: От социализма к российскому капитализму. Монография. - Ростов- на-Дону: ИП К.Р. Попов («Полиграф-Сервис), 2016.

УДК 37.034

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >