Концептуальная модель гуманистической экономики

При формировании эффективных стратегий по управлению национальной экономикой важен вопрос о выборе метода моделирования и построения макроэкономических моделей. Под макроэкономической моделью понимают формализованные (логически, графически и алгебраически) описания различных экономических явлений и процессов с целью выявления функциональных взаимосвязей между ними. [1] [2] Основным назначением макроэкономических моделей является анализ структуры и динамики развития национальной экономики. Предполагается, что с помощью таких моделей можно осуществить оценку эффективности системы управления экономикой, в том числе, оценить эффективность системы государственного регулирования, а также дать прогноз развития национальной экономики с учетом возможных альтернативных вариантов. С применением макроэкономических моделей разрабатываются тактические и стратегические способы, программы и планы перестройки национальной экономики, создаются объективные условия для ее стабилизации или развития.

К сегодняшнему дню разработано множество макроэкономических моделей, которые, как правило, отображают зависимости между некоторыми производственными, технологическими, экономическими и отчасти социальными факторами. В качестве примеров наиболее известных макроэкономических моделей можно привести: экономическую таблицу Ф.Кенэ, схемы простого и расширенного воспроизводства К.Маркса, модели общего экономического равновесия Л.Вальраса и модель оптимума по В.Парето, модели экономической динамики Дж.М.Кейнса, неокейсианские модели экономического роста Р. Харро- да и Е.Домара, неоклассические модели экономического роста Я. Тинбергена, модели расширяющейся экономики Д.фон Неймана, модели межотраслевого баланса «затраты - выпуск» В.Леонтьева, макроэкономические модели В.С.Немчинова и Л.В.Канторовича, систему оптимального функционирования экономики (СОФЭ), разработанную отечественной экономико-математической школой под руководством академика Н.П.Федоренко.

Необходимо упомянуть о национальных моделях экономики, которые, в сущности, представляют собой описания особенностей национальных экономик. Американская модель - либеральная рыночнокапиталистическая модель, предполагающая приоритетную роль частной собственности рыночно-конкурентного механизма, капиталистических мотиваций, высокий уровень социальной дифференциации. Германская модель - это модель социального рыночного хозяйства, в которой конкурентные начала сочетаются с особой социальной инфраструктурой, смягчающей недостатки рынка и бизнеса, а также с формированием многослойной институциональной структуры субъектов социальной политики. Шведская модель в ее классическом виде - это социальная модель, для которой характерен высокий уровень социальных гарантий, базирующийся на широком перераспределении доходов. Японская модель - это модель регулируемого корпоративного капитализма, в которой благоприятные возможности накопления капитала сопрягаются с активной ролью государственного регулирования экономического развития, структурной, инвестиционной и внешнеэкономической политики и с особым социальным значением корпоративного начала. Китайская модель смешанной экономики, в которой в значительной степени усилена в годы реформ роль рыночного механизма и негосударственного сектора экономики; однако государственное регулирование в форме «направляющего планирования» и социальные гарантии государства продолжают занимать приоритетное значение в со- циально-экономической политике. Отметим, что в германской и шведской модели национального хозяйства акцент был сделан на развитии социальной инфраструктуры, а не на развитие нравственных и профессиональных качеств работников.

Уточним, что при этом «германская модель - это в основе своей рыночная модель. Она опирается на идеи всеобъемлющей конкуренции и договорного характера установления заработной платы и других ведущих социально-экономических параметров. Шведская модель - это социал-демократическая модель, которая отводит государству место верховной социально-экономической силы. Однако нельзя не признать, что концептуальные различия между социальной рыночной экономикой (германская модель ) и «скандинавским социализмом» на практике

41

стираются».

Нужно отметить, что в последнее время ученые-экономисты все чаще стали обращаться к построению концептуальных моделей общества и поведения субъектов экономической деятельности. В качестве примера укажем на работы академика В.Л.Макарова[3] [4] и Г.Х.Попова.[5]

Многие экономисты и политики главной целью реформ в России видят создание социально ориентированной рыночной смешанной экономики. Перечислим её характерные черты. «...Во-первых, это экономика, развивающаяся на базе развитой рыночной системы отношений в сочетании с последовательным сознательным регулированием экономики, обеспечивающим ее устойчивое развитие и социальную ориентацию экономики. Во-вторых, это экономика предпринимательского типа, ориентированная на активную деятельность во всех сферах экономики и направленная на формирование современной технологической базы народного хозяйства постиндустриального типа. В-третьих, это социальная ориентация экономики, предполагающая обеспечение социальной устойчивости положения граждан в сочетании с их социальной ответственностью за рост эффективности при приоритетном развитии форм собственности, ориентированных на участие всех граждан в процессе присвоения. В-четвертых, последовательное формирование постиндустриального технологического типа экономики, используя естественные преимущества России, обладающей необходимыми природными ресурсами, научным и образовательным национальным потенциалом и традициями. В-пятых, формирование адекватного условиям России типа национального воспроизводства, который основывается на использовании интенсивных факторов экономического роста развития комплекса отраслей национальной экономики, обеспечивающих ее независимое развитие, а также открытости экономики при приоритетном обеспечении интересов отечественного национального производства, науки и образования».[6] [7] При всей полноте этого перечня, в нем не указан такой важный признак как фактор развития человеческого потенциала и его гуманистическая составляющая.

Центральное место при построении моделей национальной экономики занимает выбор критериев эффективности. В настоящее время, федеральные органы государственного управления, вырабатывая свои экономические программы, руководствуются такими критериями как макроэкономическая стабилизация, профицит государственного бюджета, рост валового внутреннего продукта и т.п. Очевидно, что достижение подобных критериев это, необходимое, но не достаточное условие реального повышения качества жизни все слоев населения. Рост экономических показателей не является высшей и конечной целью развития общества. Процессы управления и функционирования национальной экономики России должны быть подчинены некоторому глобальному критерию, выводимому из общенациональной задачи, поставленной еще в 2004 году в Послании Президента Федеральному собранию Российской Федерации. Создание свободного общества свободных людей В.В.Путин назвал главной из общенациональных задач на современном этапе.43 Постановка такой задачи будет способствовать как консолидации всех слоев населения страны, так и ее социально-экономическому развитию и построению открытого гражданского общества. Следует только заметить, что решение этой задачи возможно в отдаленной перспективе.

Философы, футурологи и социологи, озабоченные надвигающимися переменами в общественном устройстве, стараются, каждый на свой лад, очертить контуры будущей новой формации. Согласно футурологическим предсказаниям XX века, мир стоит на пороге грандиозных социальных перемен, технических и культурных нововведений. Технологические сдвиги оказывают кардинальное воздействие на все стороны социальной жизни, а нанотехнологии и информационные технологии резко эффективность и производительность человеческой деятельности.

Предложены различные трактовки будущей формации. Пожалуй, самое распространенное определение предложили 3. Бжезинский и Д. Белл, назвав её постиндустриальным обществом.46 К нему примыкает, хотя это только разновидность теории постиндустриализма, и концепция «информационного общества». Сторонники этой теории рассматривают общественное развитие как «смену стадий», и связывают причины его становление с преобладанием информационного сектора экономики, следующего по своей важности за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. В информационном обществе такие ведущие в индустриальном обществе факторы производства как капитал и труд, по их мнению, уступают место информации и знанию.47 Экономика знаний - высший этап развития постиндустриальной экономики и иннова-

до

ционной экономики . Часто термин экономика знаний используют как синоним инновационной экономики.

По мнению ряда отечественных исследователей, традиционное экономическое общество должно трансформироваться в так называемое «постэкономическое общество» В постэкономической общественной формации «... впервые не общественные отношения определяют субъективные характеристики и системы предпочтений индивидов, а степень внутренней свободы человека, зависящая только от него самого, детерминирует тип общества и направленность путей прогресса».49 [8] [9]

На наш взгляд, говорить о постиндустриальном или, тем более, о постэкономическом обществе нет никаких оснований. Экономика как теория выбора и практика рационального хозяйствования, то есть разумного использования ограниченных ресурсов для производства благ и удовлетворения растущих потребностей человека, была и останется основой жизнедеятельности людей, а человек в своем бытийном существования всегда был и останется «homo oeconomicus» (экономическим человеком). Аналогичным образом, индустриальные отрасли будут, как и прежде, формировать экономический базис любого информационного общества или психоцивилизации.

Термины «постэкономическое общество» и «постиндустриальное общество» расплывчаты и некорректны, более того, они не отражают никакой реальности. Если, характеризуя будущую формацию, придерживаться чисто экономического аспекта, то наиболее удачным термином, вероятно, следует признать гэлбрейтовское определение «нового индустриального общества» или тоффлеровское: «супериндустриальное общество».

Еще одну особую форму социальной организации предложил такой авторитетный философ, как К.Поппер, назвав ее «открытым обществом», 50 а известный финансовый деятель Дж. Сорос даже присвоил концепции «открытого общества» статус универсальной идеи.[10] [11] Но если К.Поппер выступал против всесилия мощного государства, считая, что все угрозы идут именно от тоталитарных режимов, то Дж. Сорос предупреждает, что открытому обществу грозит опасность с другой стороны - от чрезмерного индивидуализма, когда слишком большая ничем не стесненная конкуренция и слишком малое сотрудничество в обществе приводят к недопустимому неравенству, социальной нестабильности и социальным конфликтам.[12]

Идея рыночной экономики была воспринята у нас в первые годы перестройки как доктрина бесконтрольного капитализма, когда, согласно принципу «невидимой руки Провидения» Адама Смита, общественное благо достигается ничем не ограниченным преследованием своекорыстных интересов. В результате идеал либеральнодемократического общественного устройства уступил место реалиям олигархического капитализма. Таким образом, идея открытого общества должна быть скорректирована признанием приоритета общих интересов перед интересами частными, в противном случае вся социальная система в процессе возможной синхронизации кризисов рискует развалиться.

Некоторые психофизиологи[13] и представители Римского клуба[14] предсказали появление в XXI веке «психотронной цивилизации», где «освобожденное человеческое сознание» сможет достигнуть гармонии между материальным и духовным развитием.[13]

Мы полагаем, что при определении будущих формаций следует отказаться от использования исключительно экономических и технологических признаков и ввести дополнительно в рассмотрение социальные признаки, например, такой, как социальная безопасность[16] [17]. Обеспечение должного уровня социальной безопасности может быть принято в качестве интегрального критерия смысла и предназначения современного общества и ключевого условия развития национальной экономики.37

В настоящее время модернизация экономических отношений на пути к экономике знаний, если и осуществляется, то преимущественно в организационно-правовом направлении. По нашему мнению, на современном этапе трансформация экономических отношений в России должна проводиться в самых различных направлениях: технологическом, организационно-правовом, социокультурном и гуманистическом. Задачу по созданию социального государства, поставленную в статье 7 Конституции Российской Федерации, невозможно решить, не избрав такое магистральное направление модернизации экономических отношений в России как гуманизация экономических отношений. Обращение к нравственно-этическим началам позволит консолидировать общество и будет способствовать экономическому развитию страны.

Таким образом, только та система экономических взглядов, которая базируется на современных представлениях о нравственноэтических и социально-психологических регуляторов поведения человека, способна определить необходимые условия позитивного развития личностных характеристик. Такая система экономических взглядов

~ 58

может, на наш взгляд, называться гуманистической.

Предлагаемый нами гуманистический подход в экономике, согласно которому человек есть одновременно и высшая цель и средство социально-экономического развития, [18] [19] позволяет уже на теоретическом и методологическом уровне создать все необходимые предпосылки для определения необходимых и достаточных условий модернизации экономических отношений. Проблема гуманизации и дегуманизации экономики подробно рассмотрена в работе Г.Малашхия.[20] [21]

Понятие гуманизма, которое мы взяли за основу в настоящем исследовании, охватывает собой исторически изменяющуюся систему воззрений, где признается «ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей», где благо человека считается «критерием оценки социальных институтов, а

принципы равенства, справедливости, человечности - желаемой нор- 61

мои между людьми».

Концепция гуманистической экономики призвана предложить исследователям надежный инструмент анализа социально- экономических процессов на стадиях становления и развития в России цивилизованных социально ориентированных рыночных отношений, основанных на знаниях.

Задача построения открытого гражданского общества должна лечь в основу стратегического государственного управления национальной экономикой России и служить ориентиром при выборе системы приоритетов важнейших для страны социально-экономических целей и оценке допустимых средств их достижения.

Нами предлагается осуществить выбор критериев социально- экономической эффективности функционирования экономики России, руководствуясь идеалами и принципами гражданского общества. В систему критериев должны быть включены: повышение качества жизни россиян, обеспечение прав и свобод человека, его физического и психического здоровья, соблюдение этических принципов социальной справедливости, создание условий самоактуализации в свете идей гуманистической психологии А. Маслоу,[22] К. Роджерса [23] и Э. Фромма.[24]

На наш взгляд, главную роль в социально-экономическом развитии России должны сыграть творческие, профессионально подготовленные люди, руководствующиеся принципами трудовой этики. Именно они, призваны стать истинными «героями нашего времени». Эти люди должны быть наиболее востребованы обществом, и добиваться права стать во главе социально-экономических преобразований в России. Поэтому институционально оформленные законодательным путем механизмы мотивации экономической деятельности должны быть ориентированы на увеличение данной прослойки людей.

Итак, гуманистическая ориентация экономической деятельности и процессов руководства этой деятельностью, на наш взгляд, требует создания социального слоя меритократии (meritum (лат.) - заслуга, krateia (греч.) - власть). Это люди, которым можно доверить рычаги социального управления, в том числе формирование экономической политики государства и решение задач макроэкономического регулирования, ибо они доказали свое право на это не только полученным на выборах большинством голосов, но и своей репутацией, заслугами и личными достоинствами. Государство и Общество должны способствовать тому, чтобы преимуществом при занятии ответственных постов как на микро-, так и тем более на макроэкономическом уровне пользовались бы только такие люди.[25]

Предлагаемая нами модель гуманистической экономики от перечисленных выше моделей национальных экономик отличается тем, что в ней на передний план выдвигается важнейшая цель: полное развитие и использование нравственного и личностно-квалификационного потенциала человека.

Это связано с тем, что «... в период крупных реформ значимость гуманистических функций государства многократно возрастает гуманизм государства состоит, во-первых, в обеспечении защиты личности, в поддержании и реализации динамического баланса интересов личности и общества (нации); во- вторых, в полном выполнении своих обязанностей перед своими гражданами. Не только должное обеспечение социальной защиты инвалидов и пожилых, налаживание системы образования и медицины, культивирование и защита гуманистических принципов морали и нравственности, но и рациональное госрегулиро- вание в сфере экономики». [26]

Итак, модели человека и его поведения закладываются в основание модели гуманистической экономики. Она представляется в виде сложной системы, состоящей из подсистем различного организационно-экономического масштаба: физические лица, домашние хозяйства, предприятия и корпоративные образования, отрасли экономики и региональные экономические комплексы. Главным недостатком многих макроэкономических моделей является то обстоятельство, что они в большинстве своем усредненные, построенные по принципу агрегирования, что не позволяют выявить как индивидуальные экономические и социальные результаты проявляют себя на уровне макроэкономики и адекватно представить реально протекающие социально- экономические процессы на микро- и макроуровне в их взаимосвязи.

В проектируемой модели гуманистической экономики механизм государственного регулирования и воздействия государства на общество и отдельных его членов должен быть нацелен на создание условий, способствующих удовлетворению разумных потребностей людей путем стимулирования высокопроизводительного труда работников, руководствующихся нравственными принципами. При этом одновременно должны быть предусмотрены ограничительные условия, препятствующие удовлетворению негативных квазипотребностей.

Здесь возникает вопрос, а какие потребности человека следует считать негативными или квазипотребностями? Ведь что полезно и разумно для одних, то вредно и неразумно для других. В зависимости от социально-экономических, географических и демографических условий, от уровня духовности, культуры, принципов и социальных установок людей меняются их потребности.

При поиске критерия разумности человеческих потребностей важно иметь в виду, по крайней мере, то, что опережение духовных потребностей над материальными потребностями следует расценивать как важный фактор развития национальной экономики. Кроме того, устанавливая общезначимые критерии, нужно позаботиться о том, чтобы исключить диктат большинства тех социальных страт, которые являются носителями превалирующих в настоящее время потребностей, над меньшинством.

Чтобы изучать и целенаправленно формировать на макроуровне индивидуальные потребности людей и регулировать процесс формирования разумных потребностей наряду с гуманистическими принципами хозяйствования необходимо развивать и современные инструменты государственного регулирования национальной экономики. Здесь необходимо будет создать новые научные дисциплины, такие как макроменеджмент, макромаркетинг и макроэкономическая статистика. На наш взгляд, с помощью методов макромаркетинга можно будет выявлять ансамбль индивидуальных потребностей населения, а затем агрегировать эти потребности, сохраняя при этом весь спектр индивидуальных различий. Опираясь на методы макроменеджмента, можно разработать стратегию и тактические способы регулирования процесса удовлетворения потребностей населения с учетом индивидуальных особенностей субъектов потребностей. Что касается задач стоящих перед макроэкономической статистикой, то её методы дадут возможность описать социально-экономические процессы на наноуровне физических лиц и микроуровне хозяйствующих субъектов. Для этого понадобиться целый комплекс показателей, агрегированных на макроуровне, но сохраняющих доминирующие характеристики соответственно на нано- и микроуровне. Показатели должны быть специфицированы и дифференцированы для различных слоев населения таким образом, чтобы за макроэкономической моделью и ее показателями каждый человек мог увидеть ожидающие его позитивные либо негативные перемены. Необходимо создать соответствующую систему учета, статистики и социально-экономического мониторинга. Кроме того, следует позаботиться о разработке прикладных методов формирования институциональной среды гуманистической экономики.

В самом общем виде основную формулу гуманистической экономики можно представить в схематическом виде по аналогии с классической формулой воспроизводственного цикла:

Принципиальное различие состоит в том, что известная формула (Д-Т-Д' и ее модификации) ведущее место отдает финансовым (деньги) и материальным (товар) факторам и результатам производства. Роль человека, в этой формуле сведена лишь к производительным силам или личному фактору производства, действительная природа личности человека в ней нивелирована, и никак не отражено значение роли человека как главной цели производства.

В предлагаемой нами формуле ведущим элементом является человек (Ч), который осуществляет процесс производства (П) на основе комбинации факторов и условий производства (ФУП). К факторам производства помимо традиционных факторов земли, труда и капитала, мы относим также время и пространство, инновации, информацию, менталитет, общую и духовную культуру, качество менеджмента, личностно-квалификационный и нравственно-этический потенциал экономически активного населения, а также институциональную среду, способствующую протеканию социально-экономических процессов.

Результаты труда (РТ) имеют определенную степень общественной полезности. Они создаются человеком в процессе материального и духовного производства, а затем потребляются в процессе личного материального и духовного потребления, но не только за пределами собственно производства, но также непосредственно в процессе производства. Это в свою очередь изменяет личностные, квалификационные и нравственно-этические качества человека, а также ведет к изменению материального благосостояния, условий жизни и труда человека, что придает ему новые качества в зависимости от общественной полезности результатов его деятельности и механизмов мотивации труда. Если же качества человека в ходе этих процессов остаются неизменными, то это свидетельствует о слабом влиянии условий и результатов труда на человека. По мере того, как процесс производства материальных и духовных благ продолжается, приобретший новые качества человек (Ч') участвует в нем, обладая уже новым потенциалом. Таким образом, наряду с воспроизводством материальных и духовных благ воспроизводится и возвышается человеческий потенциал.

При разработке концепции гуманистической экономики следует уделить внимание исследованию соотношения между экономической эффективностью, социальной справедливостью и социальной ответственностью всех субъектов экономической деятельности. Социальная справедливость в экономических отношениях является одной из фундаментальных проблем в современной экономической теории.

Итак, концепция гуманистической экономики исходит из признания роли человека - творца в любой сфере приложения его сущностных сил и носителя, нравственных начал. В свое время И.Кант в ответ на призывы к достоинству гражданина и его моральной ответственности перед обществом, заявил, что высшее нравственное благо не может быть осуществлено исключительно посредством стремления отдельного человека к его собственному моральному совершенствованию, а требует объединения людей в одно целое ради этой же цели.[27] Следовательно, страна нуждается в особом социальном слое меритократии, людей, соединенных идеей гражданственности, служения обществу и способных стать преобразователями и организаторами, созидающими условия для экономического и духовного процветания страны.

  • [1] Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. Пер. с англ,- М.: Советское радио,1974.
  • [2] Курс экономической теории. Под ред. А.В. Сидоровича. - М.: МГУ, ДИС,1997,с 232.
  • [3] 3iiKypc экономической теории. Под ред. А.В. Сидоровича. - М.: МГУ, ДИСД997, с . 75-76.зчЭрхард Л. Полвека размышлений: Речи и статьи. Пер. с нем. - М.: Руссико; Ордынка, 1993;Ламперт X. Социальная рыночная экономика. Германский путь / Пер. с нем. -М.:Дело,1993.4(,Эклунд К. Эффективная экономика: Шведская модель. Пер. с швед. - М.: Экономика, 1991. 4'Нестеренко А. Социальная рыночная экономика: концептуальные основы, историческийопыт, уроки для России. //Вопросы экономики,!998,№ 8,с. 73.
  • [4] Макаров В.Л. Российская модель общества // Реформы глазами американских и российскихученых. - М.: «Российский экономический журнал», Фонд «За экономическую грамотность»,1996, С.51-64.
  • [5] Попов Г. О модели будущего России. // Вопросы экономики, 2000. № 12,С. 107—119.
  • [6] Курс экономической теории. Под ред. А.В. Сидоровича. - М.: МГУ, ДИС,1997, с.445.
  • [7] Путин В.В. Послание Федеральному собранию Российской Федерации Полный текствыступления президента РФ В.В.Путина перед Федеральным Собранием РФ 26 мая 2004года.//Российская газета,2004, 27 мая, с 4.
  • [8] 46Bell D. The Coming of Post-Industrial Society: A Venture in Social Forecasting. New York: BasicBooks, 1973. 4 Кастельс M. Информационная эпоха. Экономика, общество, культура. - М.: ГУ ВШЭ, 2000.4*Макаров В.Л., Клейнер Г. Б. Микроэкономика знаний. - М.: Экономика, 2007.
  • [9] Иноземцев В.Л. К теории постэкономической общественной формации. - М.: Таурус, Век,1995, с.19.
  • [10] Поппер К.Р. Открытое общество и его враги. В 2-х т. Пер. с англ. М: Международный фонд«Культурная инициатива», 1992.
  • [11] 5|Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. Пер. с англ. М.:ООО Издательский дом «ИНФРА-М», 1999.
  • [12] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. Пер. с англ. М.:ООО Издательский дом «ИНФРА-М», 1999.
  • [13] Дельгадо X. Мозг и сознание. Пер. с англ . - М.: Мир, 1971.
  • [14] Печчеи А. Человеческие качества. Пер с англ. - М.: Прогресс, 1980.
  • [15] Дельгадо X. Мозг и сознание. Пер. с англ . - М.: Мир, 1971.
  • [16] 36Понятие социальной безопасности трактуется специалистами весьма широко и включает всебя повышение уровня и качества жизни населения, защиту генофонда страны; социальнуюсправедливость в экономических отношениях, создание системы превентивных мер по снижению безработицы, развитие государственной системы социальной защиты, снижение бедности как важнейшей социальной проблемы; реформирование системы пенсионного обеспечения, совершенствование системы образования, профессиональной подготовки и переподготовки кадров, развитие здравоохранения, борьбу с алкоголизмом, наркоманией, коррупцией,преступностью и терроризмом и др.
  • [17] 5 Петросян Д.С. Гуманистическая экономика и социальная справедливость/Юбщественныенауки и современность, 2007, № 5.
  • [18] Петросян Д.С. Предпосылки гуманистической ориентации экономики России// Экономическая наука современной России, 2007, № 1.
  • [19] 54 Петросян Д.С. Гуманистическая экономика и управление: новая парадигма хозяйствованияи экономическая политика в России. - М.: Прометей,2001.
  • [20] Малашхия Г.Тендеиции гуманизации и дегуманизации экономики. /В кн. Отчуждениечеловека в перспективе глобализации мира. Сб. статей. Выпуск I. СПб: Издательство«Петрополис», 2001.С. 157-192.
  • [21] Философский энциклопедический словарь. - М.: Сов. Энциклопедия, 1983, с.138.
  • [22] Маслоу А. Г. Мотивация и личность. - М., СПб : Евразия, 1999
  • [23] Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. Пер. с англ,- М.:Прогресс, 1994.
  • [24] мФромм Э. Иметь или быть. Пер. с англ.- М.: Прогресс, 1990.
  • [25] Петросян Д.С. Макроэкономика и управление. - М.: Прометей, 1999, с20.
  • [26] “Гуманистические ориентиры России. / Абалкин Л.И., Барышева А.В., Бурмистрова Т.В. идр; Редкол.: Л.И.Абалкин и др.. -М.: ИЭ РАН, Корпорация "Телевик", 2002.
  • [27] 6 Кант И. Трактаты и письма. Пер. с нем. - М.: Наука,1980, с.166.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >