ОСНОВНЫЕ МОДЕЛИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННОЙ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ

ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ

В современной системе мирохозяйственных связей сложилось несколько моделей макроэкономического развития стран. Выбор того или иного варианта зависит от многих факторов: географического положения страны, особенностей развития ее национальной культуры, социально-экономических и природно-климатических факторов и т.д. Если рассмотреть вопросы управления национальными экономиками с исторической точки зрения, то можно обнаружить следующие модели (рис. 7.1)[1].

Основой современной глобальной капиталистической системы послужила рыночная модель экономики, так называемый классический капитализм эпохи свободной конкуренции, когда законы спроса и предложения действовали так, как это описывают экономические учебники, и использовались три фактора производства (труд, капитал, земля). Классический капитализм существовал до начала XX в. в США, Великобритании. Для такой модели были характерны экономический эгоизм и свобода предпринимательства. Экономический эгоизм вытекал из протестантской этики и философии прагматизма, лучшей иллюстрацией которой служит идея И. Канта — поступайте с другими так, как вам хотелось бы, чтобы другие поступали с вами. Свобода же предпринимательства означает, что частной инициативе отданы все приоритеты в развитии национального хозяйства (laissez-faire).

Основные модели макроэкономического развития XIX—XX вв

Рис. 7.1. Основные модели макроэкономического развития XIX—XX вв.

Начало XX в. ознаменовалось вооруженными конфликтами, которые переросли в Первую мировую войну. В этих условиях закономерно на роль основного заказчика и потребителя в экономике выдвигается государство (военные заказы), в руках которого концентрируется вся финансовая мощь страны, система денежного обращения. Складывается модель государственно-монополистического капитализма, характерной чертой которой является государственное регулирование рыночных отношений.

В это время расширяется налоговая база правительства, государство начинает применять элементы планирования, конфискуются в казну предприятия-саботажники. После окончания войны в ведущих странах мира отмечался непродолжительный возврат к прежней модели свободного рынка. Но мир изменился: прокатилась волна финансовых спекуляций, развалилась валютно-финансовая система, усилились процессы монополизации и т.д. «Великая депрессия» 1929—1933 гг. ознаменовала кризис свободной рыночной экономики и появление новых экономических теорий, объясняющих причины экономических неудач прежними методами управления национальным хозяйством.

Особое место в ряду новых теорий занимает теория Дж.М. Кейнса, центральная идея которой — необходимость полномасштабного государственного вмешательства в экономику. В экономике ведущих стран мира начинается этатизация, т.е. расширение государственного предпринимательства, государственного регулирования рынка труда, естественных монополий, отраслей инфраструктуры. Складывается кейнсианская модель рыночной экономики — экономика спроса (считалось, что главная задача государственной политики — обеспечение макроэкономической стабильности через управление совокупным спросом).

Государство проводит активную социальную политику: устанавливает минимальные стандарты на уровень заработной платы, пособий по безработице и нетрудоспособности. Тяжелый удар по экономике ведущих стран мира наносят Вторая мировая война, конфликты в Индокитае. Но кейнсианская модель управления оказывается достаточно действенной.

Параллельно с возникновением и развитием кейнсианской модели управления капиталистическими странами функционирует и другая модель управления национальной экономикой — модель централизованно-планируемой экономики тоталитарных государств. Эта модель существовала в разных вариантах: административно-командный социализм Советского Союза и других социалистических стран, государственный капитализм в фашистской Германии, военно-феодальный вариант в Японии (после войны Германия и Япония были оккупированы державами-победителями, насадившими там свои порядки; после этого там состоялся переход на новые модели развития). Для этой модели характерны внерыночные механизмы управления, индустриальная гигантомания, тотальный государственный контроль, чрезмерная идеологизация экономики.

Идеи социалистической экономики были распространены не только в административно-командных государствах. Социальные гарантии обществу все активнее предоставлялись в странах Западной Европы, Канаде, Австралии, где регулируемая государством рыночная экономика из-за сильной системы социальных гарантий постепенно превращалась в социальное рыночное хозяйство. В «государствах благоденствия» действие жестких законов конкуренции и рыночная стихия смягчались экономической политикой государств, проводимой в интересах основной массы населения. В странах же социализма, напротив, все чаще шли дискуссии о пользе развития товарно-денежных отношений, о становлении социалистического рынка.

На почве взаимопроникновения двух экономических систем возникла теория конвергенции (Дж. Гэлбрейт), теория слияния капитализма и социализма в единую систему, развивающуюся по общим (общесистемным) законам. Так или иначе, и кейнсианская модель экономики спроса в капиталистических странах, и административно-командная система социализма благополучно просуществовали до конца 1970-х гг.

Наступление 1980-х гг. символизировало приход новой эпохи, связанной в том числе и с тем фактом, что государственное регулирование рыночной экономики, разросшееся до критического уровня, начало давать ощутимые сбои. Этатизация экономики привела к тому, что налоговая система с высокими ставками налогообложения доходов физических и юридических лиц дестимулировала предпринимательскую деятельность и сузила налоговую базу. Щедрая социальная политика государства породила иждивенчество в обществе. Экономический рост замедлился. Экономические кризисы 1973—1975 гг. и начала 1980-х гг. усугубили ситуацию. Гигантомания промышленного развития создала экологические проблемы. Очевидными стали две задачи. Во-первых, пересмотр роли государства в экономике, а во- вторых, переход на интенсивный путь развития экономики на базе новых «зеленых» или ресурсосберегающих технологий.

В экономической теории вновь усилились неолиберальные идеи, и на смену кейнсианской идеологии пришел неоконсерватизм, предполагающий новую роль государства в экономике (не прямое вмешательство, а косвенное регулирование экономических процессов), отказ от государственной предпринимательской деятельности, денационализацию. В хозяйственной практике развитых стран изменилась налоговая политика, проводилась приватизация государственной собственности, ограничивались социальные программы, т.е. происходил возврат к рыночным постулатам, но с учетом новой (постиндустриальной) стадии развития экономики. Прерогативой государства осталась кредитно-денежная политика (контроль за предложением денег и уровнем процентной ставки), оборона, разработка законов, поддержание жизненно важной общественной инфраструктуры.

Что касается социалистических стран с административно-командной системой экономики, то там кризис наступил в конце 1980-х гг. Административно-командная экономика оказалась невосприимчивой к быстрым изменениям в глобальной системе мирохозяйственных связей, неспособной обеспечить интенсивный характер экономического развития. Эти страны начали перевод своего хозяйства на рыночный путь развития.

Особняком остался стоять Китай, в экономике которого рыночные, товарно-денежные отношения сочетаются с государственной поддержкой национальной экономики и коммунистической идеологией.

Таким образом, исторический анализ показывает, что на протяжении всей новейшей истории в развитии рыночных отношений происходили волнообразные повороты то к свободному рынку, то к этатизму в экономике. Даже в течение последних 15—20 лет наблюдались уклоны как в ту, так и в другую сторону: начало 1990-х гг. прошло под знаком неолиберализма, а конец 1990-х гг. — как торжество социального рынка. В первые годы XXI в. вновь начались атаки на этатизм.

  • [1] См. подробнее: Погорлецкий Л.И. Экономика зарубежных стран : учебник. СПб.:Изд-во Михайлова В.А., 2000. С. 109—120.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >