Развитие экономики США на рубеже XIX—XX веков.

В итоге бурного индустриального подъема в 1860—1870-х годах США превратились в промышленно развитую страну, поскольку стоимость продукции промышленности в ВВП (1880) в 2,5 раза превышала стоимость сельскохозяйственной продукции. В 1870-х годах промышленность США вышла на второе место в мире по объемам производства, приблизившись вплотную к английской, что позволило уменьшить зависимость от последней.

Стремительный рывок американской экономики, догнавшей и перегнавшей многие передовые страны по уровню развития, можно объяснить некоторыми объективными факторами. Среди важнейших из них следует назвать победу прогрессивных сил в Гражданской войне, отмену рабства и проведение Реконструкции Юга, что позволило снять все барьеры на пути развития рыночных отношений.

Можно также отметить наличие богатых залежей полезных ископаемых (угля, железных и медных руд). В середине XIX века в штате Пенсильвания были обнаружены месторождения нефти, и очень скоро началась ее добыча и переработка. На первых порах нефтепродукты (керосин) использовались в основном для освещения улиц и других бытовых нужд. Но уже в конце 1880-х годов началось производство автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, что привело к увеличению спроса на нефтепродукты.

Не менее важным был и демографический фактор. Относительно слабая заселенность новых территорий порождала острую нехватку рабочих рук, что стимулировало внедрение в производство машин и механизмов, экономящих живой труд. Дефицит рабочей силы вызывал постоянный приток иммигрантов из западноевропейских стран, которых привлекали более высокие заработки, огромные земельные угодья, возможность начать свое дело. Переселенцы из Европы были энергичными, настойчивыми людьми, которые не боялись трудностей на новой земле.

Темпы роста населения в США были гораздо выше, чем в остальных развитых странах. В течение XIX века население Европы увеличилось в два с небольшим раза, а США — в 14 раз (с 5,3 млн человек в 1800 году до 76,1 млн в 1900 году). За последнюю треть XIX века число жителей Соединенных Штатов выросло почти вдвое, а к началу Первой мировой войны — еще на треть и в итоге составило 96,5 млн человек. Но постепенное насыщение рынка труда заставило американское правительство ужесточить иммиграционную политику. По законам 1875 и 1882 годов был запрещен въезд в страну тем, кто, по мнению властей, не мог себя прокормить, а также преступникам и душевнобольным. Особенно жесткие ограничения были приняты по отношению к выходцам из Китая, чтобы снизить темпы прироста китайской диаспоры. В начале XX века развернулась вторая волна иммиграции из стран Южной и Восточной Европы (Италии, Австро-Венгрии, России), откуда ехали неквалифицированные рабочие, готовые за низкую плату выполнять любую работу, что существенно повлияло на общее снижение уровня заработной платы в стране.

Одновременно шел процесс урбанизации населения. В 1900 году в стране имелось 38 городов с населением свыше 100 тыс. человек. Самыми крупными из них были Нью-Йорк (3,4 млн), Чикаго (1,7 млн), Филадельфия(1,3 млн),Сент-Луис(575тыс.), Бостон(561 тыс.). Вте- чение 1860—1890-х годов в города переселилось 20 млн человек. Тем не менее городское население превысило сельское только в 1920 году (в Англии — в 1871 г., в Германии — в 1895 году).

Развитие промышленности требовало огромных капиталовложений, но собственных средств у американской буржуазии было явно недостаточно, поэтому правительство США стало стимулировать приток иностранных капиталов, прежде всего из Англии. Высокие темпы экономического роста обеспечивались также и за счет отсутствия больших военных расходов, поскольку более слабые соседи не рисковали нападать на Соединенные Штаты.

Развитие экономики США в последней трети XIX—начале XX века характеризовалось как увеличением объемов производства, так и изменением структуры хозяйства страны. Освоение земель на Западе сделало актуальной проблему развития транспорта. Фермерским хозяйствам, работавшим на рынок, нужны были современные пути сообщения, чтобы отправлять продукцию потребителям. Наиболее эффективным транспортом во второй половине XIX века стали железные дороги, связавшие все регионы страны в единый хозяйственный организм.

Можно сказать, что если до Гражданской войны переселенцы на западные земли ожидали прокладки железных дорог, то в период Реконструкции железные дороги «ждали» людей для переселения на Запад. Протяженность железных дорог увеличилась с 49,3 тыс. км

(1860) до 150,1 тыс. км (1880), а в 1913 году она составила 411 тыс. км, или почти половину всех железных дорог в мире. В 1869 году в США вступила в строй первая трансконтинентальная железная дорога, связавшая восточное побережье с западным.

Строительством железных дорог занимались крупные частные компании, имевшие многостороннюю государственную поддержку. Большинству из них выделялись правительственные субсидии из расчета от 16 тыс. до 48 тыс. долл, на каждую милю будущего пути (в зависимости от характера местности). Направление трассы, какправило, выбирали сами компании, в связи с чем они старались максимально ее удлинить.

В результате железные дороги оказались очень извилистыми, и позже их пришлось во многих местах спрямлять.

Государство предоставляло строительным компаниям в собственность землю на 10 миль в каждую сторону от железнодорожной трассы. Таким образом, в частной собственности владельцев железных дорог только в течение 1870-х годов оказалось 242 тыс. кв. миль земли, в то время как все переселенцы по действующему закону о гомстедах получили за эти же годы земель в несколько раз меньше.

В собственность железнодорожных компаний, какправило, попадали наиболее плодородные земельные угодья, ценность которых все более возрастала по мере строительства железных дорог и хозяйственного освоения новых территорий.

Поскольку железнодорожный бизнес считался очень прибыльным, хотя и был сопряжен с большим риском, в эту отрасль усилился приток капиталов. История железнодорожного строительства в США была тесно связана с массовым учредительством акционерных компаний, бравших подряды на создание трансконтинентальных дорог. Период «учредительской горячки» в США (как и в странах Западной Европы, России, Японии) был связан с крупными финансовыми скандалами, поскольку многие акционерные компании, выпустив акции и продав их на рынке, безвозвратно исчезали. Вокруг строительных компаний действовали всевозможные аферисты, которые вымогали крупные земельные участки у городов и населенных пунктов, угрожая в противном случае пустить железную дорогу мимо них. Железнодорожное строительство способствовало формированию огромных состояний, которые послужили впоследствии основой возникновения мощных финансовых и промышленных групп.

К концу XIX века страну от Атлантического до Тихого океана пересекли четыре трансконтинентальные линии, построенные в 1869, 1881, 1882 и 1893 гг. Вовлечение территорий Дальнего Запада в хозяйственные связи способствовало окончательному формированию единого внутреннего рынка Соединенных Штатов. Железные дороги в значительной степени повлияли на развитие специализации в промышленности и сельском хозяйстве, повышение степени подвижности рабочей силы и капиталов, снижение издержек производства, усиление процесса урбанизации населения.

Развитие больших городов привело к ускоренному росту городского транспорта. В 1870-х годах в Нью-Йорке была построена надземная железная дорога, в 1880—1890-х годах в Чикаго и Бостоне появился трамвай. Первая в стране линия подземной железной дороги — метрополитена была построена в 1898 году в Бостоне, а в 1904 году — и в Нью-Йорке. Строительство и эксплуатация городских железных дорог были очень выгодным бизнесом, поэтому между железнодорожными компаниями шла ожесточенная борьба за приобретение земельных участков, получение различных привилегий от штатов и муниципалитетов.

Железнодорожное строительство заметно стимулировало рост производства в металлургии, угледобыче, машиностроении. Это особенно проявилось в тот период, когда чугунные рельсы стали заменять на стальные. Спрос на рельсы был так велик, что, несмотря на огромный объем продукции отечественной металлургии и высокие таможенные пошлины, стальные рельсы импортировались из Англии. К 1890-м годам почти 80% всех путей были оснащены стальными рельсами, что позволило увеличить скорость движения поездов с 25 до 65 миль/ч.

Примечательно, что американцы всего за два дня—31 маяи1 июня 1886 года — перевели свои железные дороги протяженностью почти 21 тыс. км на унифицированный европейский стандарт ширины колеи, предложенный в Англии Дж.Стефенсоном в 1846

Наиболее динамичным периодом развития Соединенных Штатов были годы на рубеже XIX—XX веков. В 1870—1913 в экономике США происходили глубокие структурные изменения, связанные с переходом на качественно новую техническую базу. Ежегодный прирост ВНП составлял в среднем 4,3% (в Германии — 3%, Англии — 2,4%, Франции — 1,1%). Национальное богатство за эти годы выросло почти в семь раз, а промышленное производство — почти в девять раз. Доля американского промышленного производства в общем объеме мировой промышленной продукции возросла до 38%.

В этот период особенно активно возникали новые отрасли: нефтедобыча и нефтепереработка, алюминиевая, резинотехническая, электротехническая идр. В жизнь США все активнее входило электричество, причем не только в промышленное производство, но и в быт. Во многих городах страны появились телефонные и телеграфные линии, улицы городов стали освещаться электрическими фонарями. Такие нововведения были связаны прежде всего с ростом производства электроэнергии. В 1882 году была введена в строй первая промышленная электростанция, в 1898 году — первая ГЭС на реке Ниагара. Перед Первой мировой войной мощность всех американских электростанций составляла более 5 млн кВт, в то время как суммарная мощность английских, германских и французских электростанций — примерно 3 млн кВт.

Период подъема переживали и старые отрасли (металлургия, металлообработка, угледобыча), поскольку их рост был тесно связан с невиданными масштабами железнодорожного строительства. В районе Великих озер были открыты богатые месторождения железной руды, которые очень быстро оказались вовлеченными в хозяйственный оборот.

Промышленный подъем на рубеже веков, в отличие от начального этапа промышленного переворота, базировался в основном на отечественных достижениях науки и техники. Огромную роль в разработке технических изобретений сыграла первая в США промышленная лаборатория Томаса Эдисона, основанная в 1876 году. Эта лаборатория не только ежегодно выпускала технические новинки (электрическая лампа накаливания, фонограф, усовершенствованные модели телефона, телеграфа и др.), но и патентовала их и добивалась внедрения в производство.

Подлинный расцвет переживало отечественное машиностроение. В 1870—1880-х годах в стране стали возникать огромные машиностроительные заводы, оснащенные новейшей техникой. Эти заводы были оборудованы станками, не имевшими аналогов в европейских странах, что наглядно показала Всемирная выставка в Вене (1873), где США демонстрировали уникальные образцы различных машин и механизмов.

В течение 1890-х годов в Америке стали выпускать экскаваторы, автопогрузчики руды, локомотивы, сельскохозяйственную технику. Разделение труда и его специализация потребовали упорядочения технологий и проведения стандартизации производственных процессов. Только за 1860—1890-е годы в США было зарегистрировано и выдано более 440 тыс. патентов на самые разнообразные изобретения и технические новинки.

Подлинный переворот в американской промышленности произошел в начале XX века с приходом эпохи автомобилестроения. Именно в этот период автомобильная промышленность превратилась в одну из самых перспективных в стране. В 1903 году в Детройте на автозаводе

Генри Форда (1863—1947) начался серийный выпуск легковых автомобилей, работавших на бензине. В первый год своей работы компания Форда выпустила 195 автомобилей, а к 1913 году на его заводах изготавливалось более 250 тыс. машин в год, что составляло почти половину общего объема производства автомобилей в стране.

В автомобильной промышленности впервые получали широкое распространение методы научной организации труда (система «тейлоризма»), автором которых был инженер Фредерик Уинслоу Тейлор (1856—1915). Например, сборка электрогенератора для автомобильного мотора на конвейере завода Форда (1913) занимала всего 5 минут вместо 20, затрачиваемых ранее. Такая рационализация содействовала интенсификации производства, повышению рентабельности и конкурентоспособности предприятий. Стоимость автомобилей на заводах Форда снизилась с 950 до 290 долл., что сделало их доступными для широких слоев населения.

Повышению производительности труда способствовало и то, что на заводах Форда была установлена заработная плата 5 долл, задень работы, в то время как средняя заработная плата по стране составляла 2—3 долл, в день. На предприятиях фирмы «Форд мотор компани» выстраивались очереди желающих получить работу, что позволяло руководителям предъявлять более жесткие требования к дисциплине рабочих. К 1916 году в основном сформировалась автомобильная компания «Дженерал моторз корпорейшн». Первоначально фирма была создана У. Дюрантом (1908), но вскоре перешла в руки Дюпонов и Морганов. Постепенно к ней были присоединены фирмы «Бьюик» и «Кадиллак», основанные в 1902 году, а позже — «Понтиак» и «Шевроле моторз». Эти слияния позволили фирме «Дженерал моторз» стать основным конкурентом автомобильной компании Форда.

Во второй половине XIX века старые индустриальные районы (штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания) постепенно начали утрачивать свое ведущее положение в экономике. Центр промышленности стал смещаться на Ближний Запад (штаты Огайо, Иллинойс), где успешно разрабатывались новые источники сырья и быстро росли такие города, как Детройт, Чикаго, Кливленд. Мощные текстильные предприятия создавались в южных штатах на базе местного хлопчатобумажного сырья. Их продукция была очень дешевой, так как наличие большой резервной армии труда позволяло платить более низкую заработную плату рабочим. Это привело к тому, что с начала 1880-х годов дешевые ткани с Юга стали вытеснять с американских рынков текстильные товары предприятий Новой Англии.

Коренные преобразования произошли и в традиционных отраслях промышленности. Впервые в мире швейная, пищевая, обувная и другие отрасли стали переходить на массовое производство унифицированной продукции, пищевых полуфабрикатов и т.п.

Развитие промышленного производства на рубеже веков сопровождалось монополизацией экономики. Первые американские монополистические объединения появились в 1870—1880-х годах среди железнодорожных компаний, поскольку именно в этой отрасли сконцентрировался огромный по тем временам акционерный капитал. К тому же железнодорожные гиганты изначально занимали привилегированное положение, что давало им возможность получать монопольную прибыль.

В 1880—1890-х годах, когда сеть железных дорог оплела всю территорию США, между железнодорожными компаниями началась жесткая конкурентная борьба, пока не ограниченная никакими правовыми рамками. Они переманивали друг у друга крупных грузоотправителей, снижая для них тарифы на транспортировку продукции, а свои убытки покрывали за счет фермеров, у которых не было возможности выбирать перевозчиков. Зачастую ставки на перевозку фермерской продукции были в два-три раза выше, чем на перевозку продукции крупных промышленных предприятий. Нередко в ходе конкурентной борьбы применялись и вовсе криминальные приемы: диверсии, вооруженные нападения на составы и пр. К началу XX века в США образовалось шесть крупнейших железнодорожных компаний, находящихся под контролем пяти семейных кланов (Моргана, Гарримана, Вандербильда, Гульда, Хилла) и Пенсильванской группы. В их руках было сосредоточено более 73% всех железных дорог США.

Для всемерного и быстрого обогащения железнодорожные акционерные компании применяли различные методы, в том числе и так называемое разводнение капитала. Это означало, что руководство выпускало такое количество акций, которое не было обеспечено уставным капиталом, оставляя большую часть акций в своих руках, а меньшую — пуская в обращение. Это позволяло верхушке компаний не только наживаться, но и держать их деятельность под контролем. Подобными методами, к примеру, воспользовалась компания «Нью- Йорк сентрал» во главе с Уильямом Вандербильдом.

Процесс монополизации шел и в промышленности. Одним из первых крупнейших объединений стала «Стандарт ойл компани (Нью- Джерси)», созданная Джоном Дейвидсоном Рокфеллером-старшим в 1882 году. Эта компания была типичной одноотраслевой корпорацией, действовавшей только в нефтепереработке. Могущество Рокфеллеров базировалось на соглашениях о скидках при перевозках нефти, заключенных с железнодорожными корпорациями. Путем снижения цен на внутреннем рынке, а также при помощи подкупа и шантажа эта компания очень быстро практически подавила всех своих конкурентов и сконцентрировала в своих руках 90—95% производства очищенной нефти в стране, а к 1900 году — 84% внутренней торговли нефтью и 90% ее экспорта, став первым трестом в истории США. К середине 1890-х годов доходы этого треста увеличились с 8 млн до 57,5 млн долл.

В 1880— 1890-х годах процесс монополизации охватил текстильную, электротехническую, свинцовую, резинотехническую, сахарную, спиртовую, табачную и другие отрасли промышленности. Крупные корпорации также поставили под свой контроль транспорт и связь. И хотя они не охватывали такого объема производства и сбыта, как группа Рокфеллера, для установления монопольных цен было достаточно контролировать всего лишь 20—25% сбыта данной продукции.

В 1901 году путем объединения четырех крупных сталелитейных компаний был создан гигантский трест «Юнайтед Стейтс стил» («Стальной трест») под руководством Джона Пирпонта Моргана- младшего. Новая суперпомонополия сосредоточила в своих руках до 43% производства чугуна и более 65% производства стали в стране, ее капиталы оценивались в 1,4 млрд долл., а чистая прибыль составляла 100 млн долл, в год.

Среди крупнейших американских фирм выделялась «Дженерал электриккомпани» (1892), которая образовалась путем слияния «Эдисон дженерал электрик» с «Томпсон-Хаусонкомпани». В началеXX века эта компания попала в сферу влияния банкирской группы Моргана, что позволило ей занять ведущие позиции в экономике страны. Особенностью данной компании, в отличие от «Стального треста», было то, что она занималась не только производством электроэнергии, но и выпуском различного электротехнического оборудования, а также являлась монопольным владельцем многих патентов в данной отрасли.

В 1903 году ее чистый годовой доход составил 82 млн долл.

Всего же в начале XX века в американской экономике действовало более 800 трестов, которые охватывали более 5 тыс. предприятий с капиталом более 7 млрд долл. В начале XX века особенно заметным стал процесс вытеснения мелких предприятий крупными магнатами бизнеса. В 1914 году в крупных корпорациях работало 80% занятых в промышленности, на них выпускалось более 83% всей промышленной продукции.

В то время как в Западной Европе и России наибольшее распространение получили картели и синдикаты, объединявшие десятки относительно небольших предприятий, в США с самого начала основной формой объединений являлись тресты. Мощный американский капитал не шел путем сложной длительной эволюции, присущей европейским странам, а сразу перешагнул через промежуточные ступени.

Огромная по сравнению с Западной Европой концентрация производства и капитала привела к тому, что всего несколько крупных компаний заняли господствующее положение в американской экономике. Свое монопольное, ничем не ограниченное положение на рынке промышленные гиганты использовали весьма своеобразно — установление монопольных цен, раздел рынков сбыта граничили с экономическим диктатом. Иногда цены на товары в местах их изготовления были в несколько раз выше, чем на аналогичную продукцию, продаваемую за рубежом. Это позволяло трестам умело распределять доходы населения в свою пользу.

Монополизация, охватившая американскую промышленность, дополнялась интенсивной концентрацией банковской системы. Этот процесс шел двумя путями. С одной стороны, крупнейшие промышленные магнаты стали использовать свои доходы в качестве ссудного капитала. Например, трест «Стандарт ойл» Дж. Рокфеллера создал свой банк — «Нэшнл сити бэнк», который сразу же стал одним из самых крупных в стране. Позже именно на основе этого банка была сформирована мощная промышленно-финансовая группа Рокфеллера. С другой стороны, представители крупного финансового капитала, прежде всего Дж. Морган, начали приобретать контроль над деятельностью целых отраслей. В группу Моргана входили два банка: «Ферст нэшнл бэнк» и «Нэшнл бэнк оф коммерс».

На рубеже веков эти две основные промышленно-финансовые группы установили контроль над различными промышленными, железнодорожными и банковскими компаниями: перед Первой мировой войной в их руках было сосредоточено 56% всего акционерного капитала страны (22 млрд долл.), их представители занимали руководящие посты в 112 банковских, промышленных, страховых и других объединениях и акционерных обществах. Так, группа Моргана финансировала и контролировала электротехническую компанию «Дженерал электрик», «Интернэшнл харвестер» (сельскохозяйственное машиностроение), Международную телефонную и телеграфную компанию идр. Под контролем группы Рокфеллера находились предприятия горнодобывающей, электротехнической, газовой и других отраслей. Влияние этих и других промышленно-финансовых групп (Вандербильда, Гарримана, Доджа) на американскую экономику было огромным. От них зависело благополучие миллионов людей, так как именно эти группы давали им работу или выплачивали дивиденды по акциям.

Но исторически сложилось так, что американская экономика в целом развивалась в условиях конкуренции, а предпринимательские союзы всегда вызывали в обществе подозрение и недоверие. Особенно остро это проявилось в период расцвета трестов, использовавших для захвата власти на рынке сомнительные методы, что постоянно приводило к потерям у тех, кто имел с ними дело. От бесконтрольного поведения трестов особенно сильно страдали фермеры, мелкие и средние предприниматели, поэтому они стали выступать против власти гигантских компаний. С ними объединялись и профсоюзы, которые также выражали свое негативное отношение к этим процессам.

На волне растущего недовольства сформировались различные формы общественного контроля за развитием наиболее монополизированных (прежде всего добывающих) отраслей. В конце XIX века принципы этого общественного контроля были оформлены в виде антимонопольного, или антитрестовского, законодательства, предназначенного для сдерживания или предотвращения процесса монополизации в экономике страны. В 1887 году был принят закон о создании торговой комиссии для надзора за действиями железнодорожных компаний, а в 1890 году — закон Шермана, по которому запрещались тайная монополизация торговли, захват единоличного контроля в той или иной отрасли, а также сговор о ценах[1].

По закону Шермана запрещалось всякое объединение или соглашение, направленное на ограничение торговли или стесняющее свободу конкуренции. Лица, виновные в нарушении данного закона, подвергались штрафу в размере до 5 тыс. долл, или тюремному заключению сроком до одного года. Лица, потерпевшие убытки от незаконного объединения или соглашения, могли требовать возмещения потерь в тройном размере. На основании антитрестовского законодательства Дж. Рокфеллеру-младшему пришлось в 1911 году пойти на раздел своего гигантского треста «Стандарт ойл» на 33 компании, которые, однако, оставались под контролем семейства Рокфеллеров.

Но следует отметить, что применение на практике антимонопольных законов было весьма затруднено, так как затрагивало интересы мощных и влиятельных экономических и политических группировок: втечение 1882—1896 гг. из пяти судебных дел, начатых против крупных компаний (в том числе и на основании закона Шермана), четыре окончились оправдательными приговорами. В качестве оправдания обычно приводился довод о том, что монопольное производство какой-либо продукции еще не означает, что применяются монополистические ограничения на рынке ее сбыта.

Экономический подъем в последней трети XIX века привел к стремительному социальному расслоению населения США. Среди богатых появились миллионеры, 1% населения владел половиной всего национального богатства страны. Примечательно, что если в конце XIX века 40% самых богатых людей Америки происходили из низших слоев общества, то перед Первой мировой войной уже начали складываться династии миллионеров, которые полностью обособились от остального народа.

В обществе нарастало негативное отношение к крупным корпорациям и к их богатым владельцам. Во время предвыборных мероприятий кандидаты как от демократов, так и от республиканцев критиковали безудержное стремление к богатству, культ «золотого тельца».

В этот период заметную роль стало играть рабочее движение, которое в XIX веке развивалось в рамках тред-юнионизма. Известно, что профсоюзы в Америке возникли еще в конце XVIII века, но процесс объединения рабочих проходил медленно и носил спорадический характер. Это можно объяснить, во-первых, враждебным отношением американских судов к рабочим союзам и, во-вторых, ярко выраженным нежеланием предпринимателей признавать профсоюзы в качестве равноправного партнера.

Вплоть до 1930-х годов конфликты между профсоюзами и администрацией предприятий разрешались в судах. Но судьи чаще всего принимали сторону собственников, так как были обязаны защищать установленные законом права собственности. Суды нередко объявляли образование профсоюзов преступным сговором с целью ограничения конкуренции на рынке труда (по аналогии с монополией), что было запрещено по антитрестовскому законодательству. Все требования профсоюзов о повышении заработной платы, а также забастовки, пикеты и пр., как правило, объявлялись незаконными. Членов профсоюза заносили в «черные списки», и после увольнения их не нанимали на других предприятиях. Администрация зачастую использовала «желтые обязательства», когда при найме на работу рабочие обязывались не вступать в профсоюз. И все же, несмотря на эти и другие формы противодействия, в 1881 году в США была образована Американская федерация труда (АФТ), которая стояла во главе рабочего движения в течение последующих 50 лет.

В первые годы XX века в США начались реформы, получившие название «прогрессивной эры». На выборах в 1900 году 26-м президентом страны стал республиканец Теодор Рузвельт, впервые сделавший попытку хотя бы частично ограничить власть крупных корпораций, не покушаясь при этом на их существование. Было создано Министерство торговли и труда, в которое входило специальное Бюро по делам корпораций, занимавшееся сбором информации о расследовании их деятельности. В стране был введен государственный контроль за качеством товаров, за изготовлением пищевых продуктов и медикаментов. Для всех участников рынка устанавливались единые тарифы на железнодорожные перевозки грузов.

Особое место среди реформ, проводимых администрацией Т. Рузвельта в 1906—1908 гг., занимали мероприятия по охране (консервации) природных ресурсов страны, особенно пострадавших в ходе промышленного переворота в результате их хищнической эксплуатации. Большая часть земельных угодий из «общественного фонда», раньше подлежавшая продаже в частные руки, была изъята в государственный земельный фонд, площадь которого увеличилась с 45 млн до 150 млн акров. Запрещалась продажа земель, где находились разведанные месторождения железной руды, угля, нефти или располагались богатые лесные массивы. Отныне главные реки и озера страны охранялись государством, а прибрежные земли исключались из распродажи. Все это делалось с целью лишить скупщиков возможности наживаться на бесконтрольной перепродаже земельных участков.

Одним из мероприятий, проводимых администрацией Т. Рузвельта, было реформирование банковской системы, поскольку децентрализация данной сферы стала оказывать все более негативное влияние на американскую экономику. Особенно ярко это проявилось во время небывалой паники 1907 года, когда в стране разразился банковский кризис. Он охватил большое количество крупнейших банков страны, которые оказались на грани банкротства из-за того, что вкладчики бросились изымать свои денежные вклады и обращать их в наличные деньги. Многие банки были вынуждены прибегнуть к ограничениям при выдаче вкладов. В течение нескольких месяцев наличные деньги продавались выше их номинала, поскольку в стране ощущалась острая нехватка денежной массы. В результате Конгресс США принял в 1908 году закон Олдрича—Риланда об учреждении Национальной комиссии по денежному обращению, которая должна была разработать проект организации центрального эмиссионного банка страны.

Итогом работы комиссии стал закон о Федеральной резервной системе (ФРС), принятый в 1913 году.

По данному закону были созданы 12 федеральных резервных банков, чьи капиталы формировались из взносов национальных и промышленных банков, а также банков штатов соответствующего региона. Всю систему возглавляло Федеральное резервное управление, находившееся в Вашингтоне. В это управление входили министр финансов, контролер денежного обращения и пять членов, утверждаемых в Сенате по предложению президента. Управление имело право выпускать банкноты, имевшие значение денежных знаков, облигации государственных займов и др.

Следует отметить, что ФРС действует в таком виде и поныне, подтверждая тем самым разумность и эффективность избранного направления развития. Все эти и другие мероприятия, проведенные в начале XX века, заметно укрепили экономику страны, позволили сгладить многие острые социальные «углы».

Пытаясь защитить общедемократические ценности американского общества, Т. Рузвельт хотел провести ряд реформ под лозунгом «Повышать жизненный уровень бедных без ущерба для богатых». Однако даже такие робкие шаги не нашли поддержки со стороны руководителей промышленно-финансовых групп. В 1908 году на смену Т. Рузвельту пришел Уильям Тафт (также республиканец), который практически свел «на нет» результаты реформ своего предшественника. В это же время страна ощутила сбой в работе отлаженного механизма двухпартийной системы, так как в него стала активно вмешиваться партия прогрессистов, выдвигавшая более радикальные антимонопольные лозунги.

На волне этой внутриполитической борьбы на выборах 1912 года победил демократ Вудро Вильсон, заимствовавший часть программы у прогрессистов. Экономическая политика этого периода носила название «новой демократии», а ее стержнем стала идея о регулировании конкуренции с целью ограничения роста крупных корпораций и поддержки малого и среднего бизнеса.

В качестве весьма радикального шага администрации В. Вильсона можно рассматривать введение прогрессивного налога на доходы частных лиц и корпораций. Ранее принятые законы были дополнены законом Клейтона (1914), по которому профсоюзы и союзы фермеров больше не подпадали под действие антитрестовского законодательства. Был также принят закон о создании Федеральной промышленной комиссии в целях сбора информации и привлечения к суду лиц и корпораций, применявших нечестные методы деятельности.

Большие изменения на рубеже веков под благотворным влиянием отмены рабства и реализации «Гомстед-акта» происходили и в сельском хозяйстве. За 1870—1890-е годы в хозяйственный оборот были вовлечены новые земли, общая площадь которых превосходила территории Германии, Франции и Англии, вместе взятых.

Развитие аграрного сектора было обусловлено устойчивым спросом на продовольствие и сельскохозяйственное сырье со стороны растущего городского населения и перерабатывающей промышленности. Этому способствовало также строительство железных дорог, благодаря чему американская продукция поставлялась на внутренний и внешний рынки. Увеличение спроса на сельскохозяйственную продукцию заставляло фермеров осваивать все новые земли на Западе, внедрять технические новинки для обработки полей (сеялки, культиваторы, жатки, зерноуборочные комбайны, тракторы, молотилки), применять удобрения и т.д. Впервые в мире в США стала создаваться система зернохранилищ-элеваторов, куда фермеры могли сдавать свой урожай и хранить его там в ожидании благоприятной конъюнктуры.

Сельское хозяйство ощущало большую поддержку со стороны государства. Начиная с 1862 года колледжи, осуществлявшие подготовку специалистов для сельского хозяйства, стали получать государственные субсидии, в 1880-х годах начали выделяться средства на создание различных опытных станций по выведению новых сортов сельскохозяйственных культур и пород скота, а в 1900-х годах государство стало поощрять расширение фермерского кредита, предоставляемого национальными банками.

Развитие сельского хозяйства шло в рамках четкой региональной специализации в масштабе страны. Так, на Среднем Западе и в Калифорнии выращивали в основном пшеницу, а производство кукурузы было сосредоточено в таких штатах, как Канзас, Небраска, Айова.

В результате такой специализации валовой сбор пшеницы вырос в 1850—1900 годах в 3,5 раза, кукурузы — в 3 раза, хлопка — в 2,5 раза. Поголовье скота за 1867—1899 гг. увеличилось вдвое.

Все это позволило уже в 1870-х годах значительно снизить затраты на производство зерна и обеспечить тем самым его высокую конкурентоспособность на мировом рынке. Огромное количество зерна, прежде всего пшеницы, стало поступать в Европу, что вызвало там длительный аграрный кризис, поскольку продукция европейских стран не могла соперничать с дешевым американским зерном. Лишь российские производители сумели составить сильную конкуренцию американцам.

Этот процесс имел негативные последствия и для многих американских фермеров. Снижение более чем в два раза цен на американскую пшеницу за границей повлекло за собой разорение мелких и средних фермерских хозяйств, чьи земли скупались более богатыми землевладельцами. Для защиты интересов фермеров в стране стали создаваться различные общественные организации. В 1865 году возникла организация грейнджеров (от англ, «грейндж» — ферма), которые первоначально поддерживали кооперативное движение и распространение образования среди сельских жителей. Позже они стали активно заниматься защитой мелких и средних фермеров от засилья железнодорожных перевозчиков-монополистов, выступали с требованиями снижения налогов на фермеров и т.д.

Одним из условий быстрого экономического роста США в последней трети XIX—начале XX века была расчетливая внешнеэкономическая политика. Еще со времен Гражданской войны США придерживались жесткого протекционизма: все ввозимые товары облагались высокими пошлинами, в то время как отечественная промышленность не испытывала сильного налогового бремени.

Для стабильного пополнения федерального бюджета таможенные пошлины постоянно повышались. В 1890 году в Конгрессе был принят закон Мак-Кинли (Уильям Мак-Кинли — будущий 25-й президент США), по которому ввозные пошлины увеличивались до 49,5%, а в 1897 году они поднялись до 57%. Это, с одной стороны, в значительной степени защищало отечественных производителей, хотя с другой — вело к росту цен на внутреннем рынке.

Позже, в 1913—1914 гг., после принятия Конгрессом билля о тарифах, более чем на 900 наименований товаров таможенные пошлины были снижены, а 365 наименований были внесены в список свободного ввоза. В среднем тарифы были уменьшены до 27%. Полная же отмена тарифов на многие продовольственные товары демонстрировала уверенность американцев в конкурентоспособности их продукции на мировом рынке.

Следует отметить, что в свое время американцы «запоздали» к разделу мира, поскольку долгое время занимались «внутренней колонизацией» новых земель и не могли соперничать с европейскими державами в колониальных захватах. Тем не менее на рубеже веков США решили вмешаться в сложившееся международное соотношение сил и попытаться перекроить карту мира.

В этих целях США стали активно вмешиваться в экономическую и политическую жизнь латиноамериканских стран на основе известной «доктрины Монро» в сочетании с панамериканизмом, что означало объединение всех латиноамериканцев против колониального гнета Испании. Наряду с этим США стремились сократить традиционное экономическое присутствие Великобритании в этом регионе.

Экспансия Соединенных Штатов не ограничивалась лишь дипломатическими усилиями, здесь широко использовалась и «финансовая колонизация», т.е. экономическое подчинение слабых латиноамериканских государств, тем не менее формально остававшихся независимыми. К 1913 году США установили контроль над оловянной промышленностью в Боливии, медной — в Чили и Перу. Финансовые группы Дж. Моргана и У. Грейса стали владельцами Чилийско-Андской железной дороги. В экономическую зависимость от США попала Никарагуа, где имелись богатые золотые прииски, привлекавшие американский капитал. В конце XIX—начале XX века американцы усилили свое присутствие в Мексике. В этот период инвестиции в мексиканскую экономику составляли четверть всех американских капиталовложений за рубежом.

Сильное влияние «дипломатии доллара» испытало маленькое островное государство в Карибском море — Доминиканская Республика. Американцы предоставили ее правительству финансовую помощь, что позволило США в 1905 году получить контроль над финансовой, налоговой и таможенной системой республики. Фактически на положении американского протектората оказалась Республика Гондурас, правительство которой получило в 1911 году от США заем под гарантии таможенных пошлин. В результате ее экономика стала «привязана» к США.

При содействии американского правительства путем слияния ряда торговых и плантационных компаний в 1899 году была образована международная монополия «Юнайтед фрут» («Банановый трест»), которая постепенно превратила страны Центральной и Южной Америки в источник очень дешевого аграрного сырья для США и поставила под свой контроль торговлю фруктами, особенно бананами. В начале XX века в большую зависимость от США попала Канада, также ставшая аграрно-сырьевым придатком богатой соседней страны. Тем самым была существенно ослаблена ее зависимость от Англии. Британский торговый капитал был заметно потеснен в Бразилии, Колумбии, Венесуэле и других странах Латинской Америки.

Другой не менее важной задачей было проникновение США в бассейн Тихого океана. Здесь использовались не только экономические методы, но и военная сила и прямой захват территорий. Такая политика получила название «дипломатия канонерок»[2]. Прежде всего внимание США привлекли Гавайские острова с их удобным географическим положением. На Гавайях океанские корабли пополняли запасы продовольствия и питьевой воды. Кроме того, эти острова представляли и стратегический интерес в дальневосточной политике США.

Еше в 1870—1880-х годах американцы развернули активную торговлю с Гавайями на основе заключенного в 1876 году договора, превратившуюся по существу в прямой грабеж природных богатств, поскольку традиционные сельскохозяйственные культуры (рис и сахар) вывозились за бесценок, принося американцам огромные прибыли. В результате жестокого обращения с местным населением в конце XIX века из 300 тыс. коренных гавайцев осталось лишь 35 тыс. При этом американцы строго следили, чтобы на острова не хлынули китайские иммигранты. После инспирированного американцами в 1893 году переворота было подписано соглашение, в котором Гавайи объявлялись «составной частью Соединенных Штатов». В 1898 году Конгресс США закрепил аннексию Гавайских островов, предоставив им статус одного из своих штатов лишь в 1959 году.

В 1898 году администрация, возглавляемая У. Мак-Кинли, начала войну с Испанией, использовав в качестве предлога «защиту» национально-освободительного движения на Кубе. Но в действительности военный конфликт был обусловлен экономическими интересами американских банковских и промышленных компаний, которые к тому времени почти полностью контролировали производство и экспорт во многие страны мира главных сельскохозяйственных культур Кубы — сахара и табака. Испания пыталась при помощи таможенной политики защитить позиции своего капитала, но не добилась большого успеха.

Испано-американская война длилась около трех месяцев, и в результате ее Испания потерпела поражение. В декабре 1898 года в Париже был заключен мирный договор, по которому Испания за компенсацию в 20 млн долл, уступала Соединенным Штатам Филиппинские острова, а также острова Пуэрто-Рико и Гуам. Кроме того, испанцы практически полностью уступили американцам свои позиции на Кубе, формально считавшейся независимой, но находившейся под протекторатом США.

Вслед за этим Соединенные Штаты устремились на Панамский перешеек. Сначала американцы скупили за бесценок акции обанкротившейся французской компании, собиравшейся строить Панамский канал[3], а в 1901 году вынудили Англию уступить все права на строительство, эксплуатацию и управление каналом. Но поскольку сенат Колумбии, на территории которой находился Панамский перешеек, не соглашался подписывать договор о канале, США организовали мятеж, направленный против ее правительства. В 1903 году от Колумбии была насильно отделена часть территории и провозглашена Панамская Республика. При этом американцы получили исключительное право на строительство в этой стране канала, железных дорог и возведение военных сооружений вдоль канала. По договору 1903 года за Соединенными Штатами было навечно закреплено право использования зоны Панамского канала, но американский суверенитет здесь сохранялся только до 1 января 2000 года.

В то же время американцы расширяли свою экспансию на Дальний Восток, особенно в Китай, представлявший собой огромный потенциальный рынок для американских товаров. Большим препятствием на этом пути было то, что эта страна уже была разделена на сферы влияния между крупными европейскими державами. В связи с этим США провозгласили доктрину «открытых дверей и равных возможностей» (1899), но это не помогло им укрепить свое присутствие в Китае.

Среди других дальневосточных приоритетов США были Корея и Маньчжурия. В целях проникновения в этот регион Соединенные Штаты в период русско-японской войны (1904—1905) стали поддерживать Японию в военном, финансовом и дипломатическом отношении. Кроме боеприпасов и оружия американцы поставляли ей горючее, паровозы и вагоны, продовольствие и пр.[4] И все же, несмотря на все усилия, США не удалось закрепиться в Маньчжурии и Корее, уступив в этой борьбе Японии.

Итак, всего за 40—50 лет, прошедших после Гражданской войны, США превратились в мощную индустриальную державу, темпы экономического развития которой были самыми высокими в мире. Это позволило Соединенным Штатам на рубеже XIX—XX веков занять ведущие позиции среди промышленно развитых стран мира.

  • [1] К концу XIX в. в 27 штатах были приняты аналогичные по смыслу законы, а в15 — подобные документы были включены в конституции штатов. Позже, в 1914 г. былпринят закон Клейтона, в 1936 г. — закон Робинсона—Пэмэна, а в 1950 — поправкаСеллера-Кефовера к закону Клейтона, развивавшие и уточнявшие антитрестовское законодательство.
  • [2] Канонерка (канонерская лодка) — боевой артиллерийский корабль, предназначенный для ведения боевых действий в прибрежных районах и на реках.
  • [3] В конце XIX в. слово «Панама» стало символом одной из крупнейших афер,связанной с созданием во Франции в 1879 г. компании по строительству Панамского канала. Для того чтобы скрыть огромные хищения, приведшие к тяжеломуфинансовому положению, правление компании подкупало французских министров,сенаторов, депутатов, редакторов газет. В конце концов компания в 1888 г. потерпела крах, в результате чего десятки тысяч мелких держателей акций разорились.
  • [4] В 1905 г. американский президентТ. Рузвельт согласился быть посредником нарусско-японских переговорах, итогом которых явилось подписание Портсмутскогомирного договора. За эту деятельность Т. Рузвельт стал лауреатом Нобелевскойпремии мира (1906).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >