Особенности становления и развития рыночной экономики Германии (XVI—XXI века)

Характерные черты экономического развития Германии в XVI—первой половине XIX века

Экономика Германии в период Позднего Средневековья.

Зарождение рыночной экономики в Германии происходило гораздо позже, чем в Англии или Франции, где в XV—XVI веках началось разложение феодализма в аграрном секторе и цехового строя в ремесленном производстве. В Германии до начала XIX века существовали крепостнические порядки и строгая цеховая регламентация.

В XVI—XVIII веках, когда во многих европейских странах имелась крепкая централизованная власть, Германии как целого государства не существовало, поскольку она не могла преодолеть феодальную раздробленность. На ее территории находились многочисленные крупные и мелкие королевства, княжества, герцогства, курфюршества, маркграфства, которые лишь формально, на правах вассалов императора, входили в состав «Священной Римской империи германской нации» и не только политически, но и экономически почти не были связаны между собой. Наиболее крупными княжествами были Бавария, Баден, Австрия, Саксония, Кургессен, Гессен-Дармштадт, Вюртемберг, Пруссия, Мекленбург, Бранденбург. Но даже они занимали площадь в среднем не более нескольких сотен квадратных километров.

В данный период германские государства экономически были слабо развиты. Для этого имелось несколько причин, одна из которых связана с Великими географическими открытиями. Во-первых, когда основные торговые пути переместились на Атлантический океан, начался упадок городов Северной Италии, с которыми была тесно связана экономика южногерманских городов. Во-вторых, к концу XVI века Ганзейский союз потерял свои многочисленные филиалы (подворья) в России, Англии, Скандинавии. В составе Ганзы к тому времени оставалось лишь три города — Гамбург, Бремен и Любек, которые в полной мере ощутили потери от сокращения объемов внешней торговли в Северной Европе.

В-третьих, из-за своей раздробленности Германия не смогла участвовать в завоевании заморских территорий (см. гл. 3, §4), поэтому у нее не оказалось такого важного источника первоначального накопления капитала, как грабеж колоний, которым эффективно воспользовались Англия, Голландия и другие европейские страны.

Ухудшение внутренней и внешней экономической ситуации привело к росту социальной напряженности среди немецких крестьян, которая переросла в крестьянскую войну' (1524—1525), охватившую значительную часть Германии. Антифеодальные выступления проходили под знаменем Реформации[1]. У восставших было несколько программ, в том числе программа «12 статей», выдвинутая швабско-шварцвальдскими крестьянами. Они требовали ликвидации «малой церковной десятины», упорядочения взимания феодалами «зерновой десятины», отмены или ограничения феодальных повинностей (барщины, оброка, штрафов), возврата общинникам лесных и водных угодий, предоставления права в них охотиться и ловить рыбу и т.д. Более умеренной была «Гейльброннская программа» крестьян Франконии, но и они требовали освобождения, хотя бы за выкуп.

Несмотря на огромный размах крестьянской войны, восставшие потерпели поражение, что привело к дальнейшему усилению зависимости крестьян — к так называемому второму изданию крепостничества. На севере и востоке страны увеличилась барщина, вновь начала расширяться господская запашка, хотя на юге и западе еще сохранялась оброчная система.

Усиление крепостничества стало еще более заметным после Тридцатилетней войны[2], в которой Германия пострадала больше всех. В результате военных действий, голода, эпидемий, массовой эмиграции в некоторых регионах население сократилось на 60—70%. Погибло огромное количество скота, пахотные земли превратились в пустыри. Экономика в целом была разрушена. Все это сказалось прежде всего на положении крестьян, которые были вынуждены искать защиты у феодалов. В стране вновь, как и в XIII веке, почти не осталось свободных крестьян. По законам того времени крестьяне навечно закреплялись за феодалами.

Феодалы присоединяли к своим владениям земли деревень, опустевших после Тридцатилетней войны. Для обработки этих земель приглашались колонисты на условиях временного держания. Считалось, что им принадлежит лишь урожай, а дом, скот, земля — помещику. Таких крестьян помещики могли в любой момент согнать с наделов без всякого основания, несмотря на строгие запреты со стороны королевской власти.

Внешне это напоминало огораживания, проводившиеся в Англии. Но если там в результате огораживаний создавались условия для развития рыночных отношений, то в Германии этот процесс приводил к увеличению барской запашки и усилению крепостничества. Обезземеленные крестьяне переводились в разряд дворовых и должны были работать бесплатно, получая от помещиков лишь пропитание.

Особенно тяжелые формы крепостничество приняло в восточных и северо-восточных княжествах (Силезии, Бранденбурге, Померании, Мекленбурге, Пруссии), которые в XVII—XVIII веках оставались регионами с так называемым поздним крепостным строем. Феодалы, называвшиеся здесь юнкерами, были полновластными хозяевами на своих территориях. Они могли продать крестьян, заложить их как недвижимость, отдать внаем, проиграть в карты, наказать физически. И хотя законы устанавливали двух- или трехдневную барщину, но во многих хозяйствах она длилась пять-шесть дней в неделю. Все это свидетельствовало о значительном понижении социального статуса немецких крестьян и существенном ухудшении их экономического положения.

Тридцатилетняя война оказала негативное влияние и на другие отрасли экономики. В связи с резким снижением объемов сельскохозяйственного производства, разорением горнодобывающей промышленности, нарушением традиционных внешних и внутренних торговых связей, сокращением городского населения заметно сократилось и промышленное производство. Известные по всей Европе немецкие товары, такие как сукно, льняные ткани, стеклянные и керамические изделия, исчезли с рынка. Утрата крупными городами экономического могущества привела к потере ими былого статуса. Вольные и имперские города (Нюрнберг, Аугсбург, Гамбург, Магдебург) лишились своего политического влияния и один за другим были вынуждены входить в состав различных княжеств (графств).

Но поскольку многочисленные королевства, княжества, герцогства и т.д. считали себя независимыми государствами, то между ними по- прежнему существовали таможенные барьеры, мешавшие созданию единого германского рынка. В каждом из этих «государств» была своя денежная и налоговая система, свое хозяйственное законодательство, действовали бесчисленные системы мер и весов, порой по две-три в одном и том же карликовом «государстве». Политическая раздробленность не способствовала развитию политики меркантилизма, типичной для централизованного государства. Все это приводило к тому, что темпы развития рыночной экономики и формирования национальной буржуазии в Германии заметно отставали от подобных процессов в других странах Европы.

И тем не менее, торгово-промышленное развитие в городах Западной Европы порождало повышенный спрос на хлеб, продукцию животноводства, лен и пр. Поэтому немецкие помещики-юнкера стали приспосабливаться к требованиям мирового рынка, хотя и на основе барщинного труда. Постепенно поместья начали устанавливать связи с рынком, иногда даже пользовались наемным трудом.

Одновременно мелкотоварное ремесленное производство в городах все больше ориентировалось на рынок. Крупные купеческие капиталы в Саксонии, Бранденбурге, Лорейнской Германии постепенно проникали в горную, металлургическую, суконную, полотняную промышленность, где уже в конце XVII века создавались централизованные мануфактуры. Особенно крупные мануфактуры, на которых было занято от двух до четырех тысяч рабочих, получили распространение в производстве шелковых и шерстяных тканей. В деревнях были широко представлены вотчинные и королевские мануфактуры с использованием крепостного труда.

В 1618 году в результате военных действий и заключения различных договоров произошло объединение курфюршества (ранее маркграфства) Бранденбург и герцогства Пруссия в Бранденбургско-Прусское государство, провозглашенное в 1701 году королевством Пруссия, с центром в Берлине. С тех пор прусская династия Гогенцоллернов (правившая в Бранденбурге с 1415 года) стала правящей династией всей Германии вплоть до 1918 года, а Пруссия начала претендовать на роль центра единого германского государства. На протяжении XVIII века основной целью внешней политики Пруссии было насильственное присоединение к ней территорий множества немецких княжеств, а также Австрии, Швеции, Речи Посполитой.

  • [1] Реформация — широкое общественное движение в Западной Европе вXVI в. Несмотря на чисто религиозную форму движения, направленного противкатолической церкви и духовенства вообще, Реформация имела глубокие экономические корни, которые брали начало в огромных земельных богатствах церквии монастырей. Крестьяне из церковных поместий стихийно выступали противжестоких крепостнических порядков, которые ничем не отличались от порядков впоместьях светских феодалов.
  • [2] Тридцатилетняя война (1618—1648)— первая общеевропейская войнамежду двумя большими группировками. С одной стороны был Габсбургскийблок, включавший Испанию, Австрию, Речь Посполитую, католические княжестваГермании, входившие в Католическую лигу и поддержанные Папством. С другойстороны в войне участвовал антигабсбургский блок, который составляли Франция, Швеция, Дания, протестантские княжества и имперские города Германии,создавшие Протестантскую унию, а также поддерживавшие их Англия, Голландия
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >