«СТРУКТУРА НАУЧНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ» Т.С. КУНА КАК ПРИМЕР ПОСТПОЗИТИВИСТСКОГО ПОДХОДА В ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ

Необходимо начать с того, что познавательная деятельность в ее научной форме является неотъемлемой частью деятельности органов внутренних дел по расследованию и раскрытию преступлений и правонарушений. Таким образом, нет необходимости лишний раз доказывать, что знакомство с различными гносеологическими концепциями обогащает методологическую базу служебной деятельности сотрудников правоохранительных органов. В настоящей работе мы обратимся к интересной гносеологической теории, ставшей классикой постпозитивистской философии, сформулированной почти половину столетия назад профессором Томасом Самюэлом Куном (1922-1996) в работе «Структура научных революций» [1].

Наука как форма познавательной деятельности человека с древности являлась объектом изучения. Как известно, научное знание имеет свойство не оставаться в одной закостенелой форме, а преобразовываться и приобретать ранее не существующие функции и принципы, усложняться и непрерывно захватывать все новые и новые области человеческой жизни и сам окружающий мир в целом. Чтобы понять, насколько развита наука на определенном историческом этапе, нужно учитывать внешние и внутренние факторы ее существования. К внешним можно отнести, например, степень влияния государства, экономических и культурных (в том числе и узко-национальных) условий.

Внутренний же фактор можно обозначить как логику развития науки самой по себе. Научное знание имеет свои собственные интересные черты, которые отличают ее от других видов знаний. Сам процесс его развития очень непостоянен, внезапный подъем может произойти так же неожиданно, как и падение. Данные, которые накапливаются в процессе научной деятельности, переплетаются между собой, преобразуя самих себя. Но больше всего интересно то, что новые идеи могут радикально изменить естественную картину мира.

Вместе с тем, «ученые-классики» всегда пытались найти некую системность и упорядоченность в самом процессе возникновения новых концепций или затухания старых, то есть, так или иначе, обнаружить скрытую логику развития науки. Внутренняя логика, вместе с тем, обладает многими особенностями на каждом отдельно взятом уровне исследования. Так, эмпирический уровень в своей мере имеет кумулятивный характер. Например, даже если результат наблюдения отрицательный, он все равно вносит весомый вклад в развитие знаний. Теоритический же уровень обладает характером непостоянным, скачкообразным. Последнее можно объяснить тем, что новая теория, конечно, начинает преобладать над старой, в определенной степени даже отрицает ее, но не полностью, а употребляет ее как частный случай, «...устаревшую теорию всегда можно рассматривать как частный случай ее современного преемника...» - писал Т.С. Кун [2, с. 176].

Таким образом, можно выделить две доминирующие модели развития науки. Согласно первой, классической, и господствовавшей почти до середины XX в., история развития научного знания есть процесс, который имеет прогрессивный, поступательный и кумулятивный (накопительный) характер. Данная модель довольно проста: чтобы сделать шаг вперед в научном развитии, следует обращаться к результатам, достигнутым ранее. Отсюда следует, что любое новое знание всегда на порядок лучше превосходит старое, отображает окружающий мир в более четких картинах. На этих основаниях можно сделать вывод, что настоящую силу имеют только те звенья знания, которые более соответствуют современным теориям. Идеи, которые, в свою очередь, были отвергнуты, в большинстве случаев признаются ошибочными. Отвергнутые идеи считаются потому отвергнутыми, что сворачивают с якобы предначертанного науке пути развития.

Следует отметить, что смена научных концепций, это вопрос, вызывающий наибольший интерес в современной методологии. Основой развития науки до середины XX века считалась теория, а вопрос о ее смене ставился в зависимость от ее подтверждения или опровержения постепенно накапливающимися эмпирическими фактами.

Но гносеологические исследования в данной области все более делали очевидной проблему, которая заключалась в методологической невозможности полной проверки сведений теоретического знания эмпирическими фактами [2, с. 220-221J. Последнее обстоятельство и привело, на наш взгляд, к формулировке к середине XX в. гносеологических учений, которые сегодня называют постпозитивистскими. Такими можно назвать концепции, предложенные К.Р. Поппером, И. Лакатосом, П.К. Фиерабендтом и Т.С. Куном.

Одной из наиболее фундаментальных особенностей постпозитивизма считается оценка такой сферы человеческой деятельности как познание, наука, накопление интеллектуального потенциала в качестве самостоятельного мира, «живущего» по своим внутренним законам, в каком-то смысле, даже оторванного от реальности [3J. Эта идея наиболее ярко выразилась в концепции «третьего мира бытия» К.Р. Поппера. Этот «мир» состоит из научных и ненаучных теорий, содержания книг и различных печатных изданий. Он возникает как результат взаимодействия «первого мира», то есть физической природы, и «второго мира», то есть сферы индивидуальной человеческой психики. Тем не менее, мир знания, хоть и является побочным продуктом взаимодействия человека с окружающей средой, представляет собой объективную реальность, которая все больше оказывает обратное определяющее влияние на жизнь человека. Способом существования «третьего мира» является язык [4, с. 122].

Т.С. Кун развил данную точку зрения. Его концепция - это модель социологической и психологической реконструкции процесса развития знаний, которая была изложена в хрестоматийном труде «Структура научных революций». Он затронул все аспекты социальных и психологических факторов в деятельности как отдельно взятых ученых, так и целых исследовательских коллективов.

В концепции Т.С. Куна необходимо выделить два важнейших аспекта. Во-первых, это деление процесса развития научного знания на два условных, периодически сменяющих друг друга периодов - «периода нормальной науки» и «периода научной революции». Отметим, что последний из них - явление на много более редкое, чем первый.

Второй аспект - характер понимания Т.С. Куном научного сообщества, то есть мира самих ученых. Исследователь рассматривает его в социально-психологическом ключе. Т.С Кун обратил особое внимание на то, что тот или иной член научного сообщества разделяет определенную парадигму, приверженность к которой обуславливается его положением в данной социальной организации науки, принципами, процессом его обучения и становления как ученого, симпатиями, эстетическими мотивами и вкусами. Именно эти факторы, по Т.С. Куну, и становятся основой научного сообщества.

Центральное место в концепции Т.С. Куна занимает понятие «научная парадигма». Сам термин с греческого языка можно перевести как «пример», «образец». Если говорить точнее, то парадигма - это совокупность более или менее схожих идей и методологических установок, которые на определенномисторическомэтапе развития признается большей частью научного сообщества. По словам самого ученого под этим понятием он понимал «...признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают модель постановки проблем и их решений научному сообществу» [2, с. 208]. Получается, что отдельная парадигма представляет собой такую структурную единицу, которая соединяет воедино тех членов научного мира, которые ее признают.

Парадигма имеет два основных свойства, которые всегда необходимо учитывать:

  • 1. Научное общество обозначает парадигму как основу для дальнейшей работы;
  • 2. Она создает для ученых открытое пространство для исследования, потому как содержит «символические обобщения» - те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, и которые могут быть облечены в логическую форму, легко формализуются или выражаются словами.

Из выше сказанного можно сделать вывод, что парадигма - это первостепенный элемент, исходное начало всякой науки. Она дает возможность и обеспечивает целенаправленный отбор фактов и интерпретаций. Конкретные проблемы для нее имеют уже предопределенный метод и вид решения.

Научное знание, развивающееся в рамке определенной устойчивой парадигмы, получило название у Т.С. Куна «нормальной науки». Так он называл исследование, прочно опирающееся на одно или несколько прошлых научных достижений, которые в течение некоторого времени признаются определенным научным сообществом в качестве основы для развития. То есть это исследование в рамках парадигмы и направленное на поддержание этой парадигмы («...термин "нормальная наука" означает исследование, прочно опирающееся на одно или несколько прошлых научных достижений — достижений, которые в течение некоторого времени признаются определенным научным сообществом как основа для его дальнейшей практической деятельности [2, с. 188]»). По словам исследователя, при ближайшем рассмотрении «...создается впечатление, будто бы природу пытаются втиснуть в парадигму, как в заранее сколоченную и довольно тесную коробку [2, с. 226]», «явления, которые не вмещаются в эту коробку, часто вообще упускаются из виду [2, с. 259]».

«Нормальная наука» не ставит своей целью создание новой теории, и успех в «нормальном» научном исследовании в этом и не состоит. Оно направлено, в первую очередь, на разработку тех явлений и теорий, существование которых парадигма заведомо предполагает. Кратко деятельность ученых в рамках нормальной науки можно охарактеризовать как «наведение порядка» (ни в коем случае не революционным путем).

Развитие «нормальной науки» в рамках принятой парадигмы длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы. «До тех пор, пока средства, представляемые парадигмой, позволяют успешно решать проблемы, порождаемые ею, наука продвигается наиболее успешно и проникает на самый глубокий уровень явлений, уверенно используя эти средства. Причина этого ясна. Как и в производстве, в науке смена инструментов — крайняя мера, к которой прибегают лишь в случае действительной необходимости. Значение кризисов заключается именно в том, что они говорят о своевременности смены инструментов [2, с. 262]».

Тем не менее, новые явления вновь и вновь открываются научными исследованиями, а радикально новые теории опять и опять изобретаются учеными. На одном из этапов развития «нормальной науки» непременно возникает несоответствие эмпирических наблюдений и предсказаний парадигмы, возникают «аномалии». Открытие начинается с осознания аномалии, то есть с установления того факта, что природа каким-то образом нарушила навеянные парадигмой ожидания, направляющие развитие нормальной науки [5, с. 240]. Это осознание различия между вновь обнаруженными фактами и теорией приводит затем к более или менее расширенному исследованию области такой «аномалии». Когда таких аномалий накапливается достаточно много, прекращается нормальное течение науки и наступает состояние кризиса, которое разрешается научной революцией, приводящей к ломке старой и созданию новой научной теории - парадигмы. Смена парадигм есть не что иное, как научная революция. Осознание кризиса составляет предпосылку революции («Банкротство существующих правил означает прелюдию к поиску новых [6, с. 166]»).

«Научная революция», в отличие от периода постепенного накопления (кумуляции) знаний, рассматривается как такой некумулятивный эпизод развития науки, во время которого старая парадигма замещается полностью или частично новой парадигмой, несовместимой со старой. Решающая новизна концепции Т.С.Куна заключалась в том, что смена парадигм в развитии науки не является детерминированной однозначно, т.е. не носит линейного характера. В критический момент перехода от одного состояния к другому имеется несколько возможных продолжений. Как во время политических революций выбор между конкурирующими политическими институтами оказывается выбором между несовместимыми моделями жизни общества, так и во время научных революций выбор между конкурирующими парадигмами оказывается выбором между несовместимыми моделями жизни научного сообщества. Какая именно точка зрения будет выбрана, зависит от стечения самых разнообразных обстоятельств. Таким образом, логика развития науки содержит закономерность, но закономерность эта «выбрана» случайно из целого ряда других, ничуть не менее закономерных возможностей. Т.С. Кун утверждал, что «Вследствие того, что выбор носит такой характер, он не детерминирован и не может быть детерминирован просто оценочными характеристиками процедур нормальной науки... Когда парадигмы, как это и должно быть, попадают в русло споров о выборе парадигмы... каждая группа использует свою собственную парадигму для аргументации в защиту этой же парадигмы» [2, с. 244]. Т.С. Кун доказал, что научные революции не являются кумулятивным этапом в развитии науки, напротив, кумулятивным этапом являются только исследование в рамках нормальной науки, благодаря умению ученых отбирать разрешимые задачи-головоломки.

Утверждение новой парадигмы осуществляется в условиях мощного противодействия сторонников прежней парадигмы, да к тому же новаторских подходов может оказаться несколько [7, с. 387J. Поэтому выбор принципов, которые составят будущую успешную парадигму, осуществляется учеными не только на основании логики или под давлением эмпирических фактов, сколько в результате внезапного «озарения», «просветления», иррационального акта веры именно в то, что мир устроен именно так, а не иначе.

Т.С. Кун выступил против концепции «логической реконструкции» истории развития науки, которая господствовала в неопозитивизме. Он объявил исторически относительным идейный стержень нормативной эпистемологии - убеждение в единственности, абсолютности и неизменности критериев научности и рациональности. Он показал, что различные парадигмы, также, как и различные взгляды на мир, являются несоизмеримыми, а логика не может быть основой научной рациональности, в последнюю необходимо включить социальные и психологические измерения.

Работой «Структура научных революций» Т.С. Кун ознаменовал постпозитивистский этап в развитии философии науки, стимулировал резко возросший интерес к социо-культурным детерминантам познания. Перейдя от проблем структуры научного знания к проблемам изучения его развития, Т.С. Кун, таким образом, выдвинул на передний план философии науки ряд новых проблем. Можно с уверенностью говорить, что после Т.С. Куна эпоху позитивизма в развитии гносеологических учений окончательно сменили релятивистские представления.

Список использованной литературы:

  • 1. Оригинальное издание: KuhnT.S. The Structure of Scientific Revolutions. Chicago: University of Chicago Press, 1962.
  • 2. Кун Т.С. Структура научных революций / Т.С. Кун. / Пер. с англ. И.З. Налетова,- М., Наука, 1975.
  • 3. Постпозитивизм // Новая философская энциклопедия. Институт философии РАН. [Электронный ресурс]: URL:

http://iph.ras.ru/elib/2379.html (дата обращения: 19.11.2015).

  • 4. См.: Поппер К.Р. Логика и рост научного знания / К.Р. Поппер. Составление, общая редакция и вступительная статья В.Н. Садовского. М.: Прогресс, 1983. С. 280-301; Он же: Объективное знание. Эволюционный подход. Пер. с англ. Д.Г. Лахути. Отв. ред. В.Н. Садовский. М.: Эдиториал, УРСС, 2002.
  • 5. Крапивенский С.Э. Социальная философия: Учеб.для студ. гуманит.-соц. спец, высших учебных заведений. - 4-е изд. М.: Туманит, изд. центр ВЛАДОС, 2003.
  • 6. Соколов С.В. Социальная философия: Учеб.пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 166.
  • 7. Филсофия: Учебник / Под ред. В.Д. Губина, Т.Ю. Сидориной. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Гардарики, 2005.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >