ФИЛОСОФИЯ И БОГОСЛОВИЕ КАК ПЕРЕСЕКАЮЩИЕСЯ ЯЗЫКОВЫ ПРОСТРАНСТВА: УЧЕНИЕ О СЕМЕННЫХ ЛОГОСАХ ПРЕПОДОБНОГО МАКСИМА ИСПОВЕДНИКА

Одной из отличительных особенностей философской мысли является принципиальнаяплюралистичность её представлений о своём предмете - первопричине мироздания и способе вхождения в действительность производных от неё форм бытия. Это обстоятельство связано с принципиальной неразрешимостью фундаментальных философских вопросов средствами одного только естественного ума человека, на познавательные возможности которого привыкла опираться философия.

Невозможность решения вечных вопросов рациональными средствами - вывод, к которому пришла классическая философская мысль на протяжении своего двух с половиной тысячелетнего развития, по существу возвращает философию в то положение с которого она начинала своё историческое движение - в положение искательницы мудрости, более занятой формулированием и категориальным оформлением вопросов об устройстве мироздания, нежели оперирующей ответами на них.

В этой ситуации реализация философской установки на поиск истины о мире и о человеке предполагает нуждаемость философии во внешнем интеллектуальном эталоне, который бы обеспечил бы развертывание двух основных направлений её интеллигибельного движения - направление отсечения ложной концептуальности (в русле замечания С.Н. Булгакова о христианском догмате как о мере истинности философских построений) и направление наполнения традиционных философских понятий (в частности, аристотелевых категорий) новым, более соответствующим действительности смыслом.

Последняя установка была в значительной степени реализована в учениях восточных Отцов Церкви, в частности, в творениях одного из крупнейших византийских православных мыслителей Св. Максима Исповедника (VI-VII вв.).

Св. Максим родился в Константинополе около 580 года и вырос в благочестивой христианской семье. В юности он получил разностороннее образование: изучил философию, грамматику, риторику, был начитан в древних авторах, в совершенстве владел богословской диалектикой. По принятии иноческого пострига Максим Исповедник вел жизнь полную смирения и был избран игуменом своего монастыря, однако по своей необыкновенной скромности даже в сане игумена он, по собственным его словам, «оставался простым монахом».

Основной темой проповеди преподобного Максима была богословская защита учения об одной воле при двух природах Спасителя. Защищая Православие, преподобный Максим обращался к людям различных званий и сословий, и беседы эти имели успех. «Не только клир и все епископы, но и народ, и все мирские начальники ощущали в себе какое-то неодолимое влечение к нему», - свидетельствует житие преподобного.

Исследователь и переводчик Максима Исповедника, А.И. Сидоров, говорит о наличии не только богословской, но и философской составляющей в его творчестве, отмечая, что творения «...наиболее полно являющие мощь богословско-философской мысли преподобного, занимают достойное место не только в истории собственно христианского богословия, но в истории философской мысли» [1].

Однако ключи адекватного понимания философских терминов и концептов преподобного Максима Исповедника лежат все-таки в богословии, основанном на таинственном опыте богообщения и нераздельном с ним.

Наиболее известным концептом, встречающимся в творениях св. Максима является понятие логоса, означающего одновременно и слово, и понятие (смысл), которое в античной философии использовалось для обозначения вечных сущностей, составляющих внутреннюю, невидимую основу мироздания.

В отличие от античной мысли Максим Исповедник рассматривает логосы (семенные логосы) не только как «первообразы, которые существуют помимо чувств», но и как исходно-конечные принципы, к которым движется творение и которые активно устремляют движение тварных существ в направлении себя, в конечном счете направляя его к Богу-Творцу. По слову Св. Иоанна Дамаскина логосы это не просто идеи - это «идеи-воления» или волящие-мысли», идеи, как бы имеющие свой собственный внутренний силовой потенциал.

По Максиму Исповеднику логосы вещей скрыты от человека и лишь частично проявляются во «внешней явленности», т.е. в чувственно воспринимаемом мире. При этом логос является той структурой, которая как бы подвешивает материальный мир на себе, удерживая его в бытии.

В то же время логос не является тем, что непосредственно относится к Божественной Сущности. Логосы отнесены к Божественным Энергиям, обращенным к твари, и потому в принципе доступны человеческому разуму, просвещаемому божественной благодатью (что, к слову, отрицается в известном учении И. Канта о принципиальной непознаваемости «вещей-в-себе» - т.е. семенных логосов).

Согласно Максиму Исповеднику каждая тварь как бы показывает нам тропинку к Богу, несет в себе его образ. В результате сотворенный мир выступает в качестве учебника богословия, а человек «принимая, словно даяния, естественные законы сущих, воспроизводит их в способах осуществления добродетелей»

Список использованной литературы:

1. Максим Исповедник [Электронный ресурс]. - Режим доступа: anthropology.rchgi.spb.ru

Б. Чимедамба

слушатель 2 курса Уральского юридического института МВД России

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >