РЕЛИГИЯ В СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ

Современное религиоведение и проблема новых религиозных движений

Наука о религии возникла относительно недавно, во второй половине XIX в. Ее появление не было случайным. В определенном смысле оно было реакцией на масштабный мировоззренческий перелом, который охватил западные страны в эпоху Нового времени и затронул самые глубокие основания человеческого бытия в мире.

На протяжении всей человеческой истории люди находили объяснения окружающего мира и собственной экзистенциальной ситуации в разнообразных религиозных и мифологических доктринах. Религиозные идеи и символы пронизывали духовную культуру, лежали в основе социального порядка, который считался незыблемым.

Однако начиная с эпох Возрождения и Реформации в Европе разворачиваются процессы, приведшие к появлению уникального исторического феномена — современного общества, в котором религия оттеснена на обочину социальной и культурной жизни, а человек определяет свою судьбу самостоятельно, не оглядываясь на священные традиции и религиозные доктрины. Мир оказался «расколдованным», человек — предоставленным самому себе. Процесс освобождения от влияния религии получил название секуляризации. Его последствия многообразны и противоречивы, о чем будет подробно рассказано далее.

В результате секуляризации религия из универсальной мировоззренческой парадигмы превратилась в один из возможных способов объяснения реальности, при этом не самый убедительный. Церковь стала отдельным социальным институтом современного общества, влияние которого на социально-экономические и политические отношения, а также мораль неуклонно падало. С позиции доминирующего позитивистско-прогрессистского мировоззрения XIX в. религия представляла интерес главным образом как исторический факт, как веха на пути развития человеческого мышления. Причем веха, которая уже осталась позади.

На первой стадии развития научного религиоведения (60-е гг. XIX в. — 1917 г.), согласно отечественным исследователям А. Красникову и Е. Элбакян, преобладал исторический подход к изучению религии.

Развитию истории религии способствовали этнографические, археологические, филологические исследования, расшифровка древних религиозных текстов. История религии освещалась с позиций эволюционизма. Развитие религии понималось как поступательное движение от наиболее простых ко все более сложным формам. При этом невольно этноцентризм западных исследователей проявлялся в том, что привычная для западных обществ монотеистическая форма религии представала как высшая стадия эволюционного развития религии. Само же религиозное (мифологическое, первобытное и т.д.) мышление также нередко понималось как более примитивное, нежели мышление современное — рациональное, научное. Со временем эта упрощенная схема была пересмотрена.

Второй этап развития религиоведения, продолжавшийся до Второй мировой войны, Красников и Элбакян называют «периодом теологической порчи религиоведения» и характеризуют его следующим образом:

Все методологические принципы раннего религиоведения, за исключением принципа компаративизма, были отвергнуты. На смену эволюционизму пришли «теория культурных кругов» и теория «прамонотеиз- ма». Остальные методологические принципы раннего религиоведения были подвергнуты критике в рамках феноменологии и герменевтики религии. Под видом этих дисциплин в религиоведение была внедрена теологическая проблематика. Историзм был заменен антиисторизмом, был подвергнут критике принцип каузальности, решительная борьба велась против редукционизма, апостериоризм уступил место априоризму, а беспристрастность и объективность были вытеснены «понимающей» установкой и принципом «вчувствования». Все это позволило теологии внедриться в религиоведение, но в то же время привело к кризису науки о религии[1].

Во второй половине XX в. в религиоведении начался период теоретико-методологического кризиса, связанного с переосмыслением уже накопленного опыта — как позитивного, так и негативного. Но следует отметить и другой, не менее важный фактор, поставивший религиоведение перед необходимостью пересмотра сложившихся подходов. Коренным образом изменилась сама религиозная ситуация.

Если раннее религиоведение имело дело с «религией умирающей» (или уже мертвой), с религией как фактом истории, то современное столкнулось с феноменом религиозного возрождения. Религия перестала быть элементом «наследия прошлого». Она превратилась в значимый фактор современной жизни, заявила о себе как политическая сила, при этом зачастую сила разрушительная.

Современный исследователь П. Антее замечает по этому поводу:

С середины 1970-х годов постепенно проясняется, что абсолютизация просветительской и секуляризаторской тенденции несостоятельна, ибо не отвечает действительному положению дел... Религия снова заявила о себе и начала пробуждать к себе общественный интерес по крайней мере в двух основных аспектах: как политически активное вторжение в светский мир и как восстановление волшебной магии «расколдованного» в процессе секуляризации мира, возвращение ему утраченного волшебства.

Самым известным проявлением возвращения религии в общественную жизнь становится так называемый религиозный фундаментализм.

...Религиозный взрывной потенциал вовсе не ограничивается сферой распространения ислама... Религиозными сионистскими убеждениями было мотивировано убийство 4 ноября 1995 года премьер-министра Израиля Ицхака Рабина. С начала 1990-х годов Индия превратилась в арену насильственных действий и выступлений фанатичных индусов- индуистов, чьи действия также имели религиозную мотивацию. В Японии в 1995 году была арестована группа членов секты так называемой «новой религии» (имеется в виду «Аум Синрике». — Прим, авт.) в связи с серией атак отравляющим газом. Все эти примеры свидетельствуют, что общественность не может далее не замечать... возвращение религиозного начала в наш секуляризованный мир[2].

С 70-гг. XX в. исследователи все чаще говорят о «десекуляризации» и «постсекулярном обществе». Прогнозы о будущем отмирании религии оказались неточными. Развитие науки и технологий, распространение образования не привели к ее отмиранию, а наоборот, способствовали появлению новых форм религиозности и дали в руки религиозных организаций новые средства для распространения своих идей.

Таким образом, на современном этапе религиоведы столкнулись с необходимостью изучать не только прошлое религии, но и ее весьма бурное и противоречивое настоящее.

Современная религиозная жизнь демонстрирует огромное разнообразие доктрин и организационных форм. Коммерциализация религии, удивительный, казалось бы, логически невозможный синкретизм, стремление использовать новейшие коммуникационные технологии, попытки синтеза науки и религии, появление «альтернативной науки», активное участие религиозных организаций в глобализационных процессах — все это свидетельствует о том, что религия вполне органично вписывается в новый, меняющийся мир и соседствует с глобальной рыночной экономикой и научно-техническим прогрессом. И не только соседствует, но и эффективно использует предоставляемые ими возможности.

С другой стороны, именно из сферы религий исходят сегодня наиболее мощные консервативные антимодернизационные импульсы. Недаром именно фундаментализм первым приходит в голову при упоминании религиозного возрождения. Влияние религии на жизнь современного общества многообразно и противоречиво.

Буквально на глазах религиоведов и удивленной общественности рождаются новые религии, сотнями объявляются религиозные пророки. Процесс религиозного творчества можно наблюдать непосредственно, не обращаясь к далекой истории возникновения традиционных религий. В то же время традиционные религии вовсе не торопятся сдавать свои позиции и переходят в наступление. Утрачивая приверженцев там, где столетиями их влияние было доминирующим, они нередко находят новых приверженцев далеко от своей привычной культурной среды.

«Религиозное возрождение» ставит перед религиоведами задачу переработки и усовершенствования сложившихся теоретических и методологических подходов, пересмотра базовых понятий вплоть до понятий «религия» или «священное». Изучение современной религиозной ситуации как никогда ранее требует междисциплинарности, теоретического и методологического разнообразия, что, в свою очередь, подразумевает необходимость выработки новой интегрирующей религиоведческой парадигмы, которая позволила бы осуществить плодотворный теоретический синтез. Таким образом, действительность предъявляет исследователям все более сложные требования, но зато и стимулирует исследовательский интерес.

Феномен новых религиозных движений (НРД), рассмотрению которых преимущественно посвящено данное учебное пособие, представляет собой немаловажный элемент современного «религиозного возрождения».

Новыми религиозными движениями в религиоведении обычно принято называть религиозные организации, возникшие во второй половине XX в. (хотя существуют и хронологически более широкие определения). Так, П. Антее употребляет термин «новые религии», к которым относит не только НРД в узком смысле этого слова, но и множество религиозных учений и групп, возникавших с середины XIX в. на Западе, в Латинской Америке, Африке, на Ближнем Востоке и т.д. При таком подходе «новыми религиями» оказываются и Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны), и бразильская умбанда, и островные «карго-культы» и религия Бахай... В данном случае одно понятие объединяет слишком разные по своему происхождению религиозные феномены.

В дальнейшем термин НРД будет использоваться уже в относительно устоявшемся значении — религиозные движения, возникшие во второй половине XX в. преимущественно в западных странах. Поскольку сходный феномен возник в России, Японии и ряде других стран, можно ввести еще одно уточнение: НРД — религиозные движения, возникшие в секулярных обществах. Это имеет весьма существенное значение. Ведь одно дело, когда новая секта или пророк появляются в обществе, где религия — привычная, естественная основа существования. И совсем другое — когда новая религия появляется в обществе, где интерес к религии минимален. А именно таковыми и являются секулярные общества.

Следует отметить также, что некоторые распространенные на Западе НРД изначально возникли в других регионах. Но наибольшую популярность они обрели именно на Западе.

НРД обычно присущи следующие черты.

  • 1. Недолгий срок существования.
  • 2. Большая роль .лидеров. Это вполне типично для ранней стадии развития религиозного движения, как и социальных движений вообще.
  • 3. Аморфность организационной структуры. Как и большая роль лидера, данная черта объясняется недолгим существованием. Некоторым НРД удалось со временем выработать довольно стабильные организационные формы. При этом НРД склонны формировать горизонтальные, сетевые структуры, а не вертикальные, иерархические, свойственные, например, католической и православной церквям.
  • 4. Синкретизм вероучения. Вероучение может включать элементы самых разных религиозных доктрин, а также принципы, выработанные идейными лидерами движения.
  • 5. Высокая степень личной вовлеченности верующих в жизнь религиозной группы.
  • 6. Высокая миссионерская активность, нередко выходящая за пределы тех обществ, где движение возникло. Многие НРД имеют международный характер.
  • 7. «Текучесть» состава (многие адепты довольно быстро покидают движения, вместо них приходят другие).
  • 8. Неукорененность в местной, «родной» религиозной традиции. Этот признак характерен для многих, но не для всех НРД. Некоторые переосмысливают (но весьма радикально) традиционное религиозное наследие. В качестве примера можно привести отечественную религиозную группу «Православная Церковь Божьей Матери Державная» (ранее — «Богородичный Центр»).
  • 9. Немногочисленность. Даже самые популярные НРД многократно уступают по численности приверенцев традиционным религиям.

Выделение устойчивого комплекса черт, присущих всем без исключения НРД, в значительной степени условно, поскольку НРД весьма разнообразны. По этой же причине (как и по причине синкретизма вероучения) НРД довольно сложно типологизировать. В настоящий момент общепринятой типологии НРД не существует. (Этой проблеме посвящен специальный раздел далее.) Не существует и общепринятой точки зрения на численность приверженцев НРД в мире. Ю. Хабермас называет цифру 80 млн, П. Антее — даже 100 млн. Но Антее не отделяет НРД от «новых религий» (в указанном выше значении этого термина), приверженцев которых значительно больше, чем приверженцев собственно НРД.

Среди факторов, способствующих распространению НРД, следует назвать:

  • • формализацию деятельности традиционных религиозных организаций и уменьшение их влияния;
  • • относительный религиозный плюрализм, возможность выбора религиозной доктрины;
  • • плюралистическую и открытую внешним влияниям культуру современных обществ;
  • • кризис ценностей и духовных ориентиров, мировоззренческую неопределенность, свойственную развитым современным обществам.

Поскольку подобные условия сложились во многом благодаря секуляризации, можно сказать, что этот процесс, заключающийся в вытеснении традиционных религий на обочину социальной жизни, парадоксальным образом привел на определенной стадии своего развития к всплеску религиозных исканий.

Сложный и противоречивый процесс секуляризации мы и рассмотрим в следующем разделе.

Контрольные вопросы

  • 1. Какие общественные процессы стали предпосылкой возникновения научного религиоведения?
  • 2. Какие стадии развития прошло научное религиоведение?
  • 3. Чем характеризуется современная религиозная ситуация?
  • 4. Какие черты присущи новым религиозным движениям?
  • 5. Какие факторы способствуют распространению новых религиозных движений?

  • [1] Красников А., Элбакян Е. Особенности современного религиоведения: URL: http://www.religare.ru/ analytics4206.htm.
  • [2] Антее П. Религии современности. История и вера. М. : Прогресс-Традиция, 2001.С. 4-5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >