Психологическая интерпретация неокантианства («индивидуального психологизма») Л. И. Петражицким

Петражицкий Лев Иосифович (1867 — 1931) играл ведущую роль в русском неокантианстве, а именно в психологически-эмоциональном варианте неокантианства. С 1893 г. по 1918 г. он был профессором Петербургского университета, а после эмиграции руководил кафедрой социологии в Варшавском университете.

Социология, но мнению Л. И. Петражицкого, это наука, которая призвана изучать человеческое участие в процессах социальной жизни, а именно, особого рода психическую деятельность индивидуального характера. Для ее изучения социология должна опираться на субъективную психологию человеческих мотивов, теорию «естественного права» и принцип «интроспекции». Основным методом изучения и познания предметов и явлений являегся наблюдение, то есть восприятие с помощью внешних чувств (зрение, слух, обоняние, вкус, осязание). Это используется в области изучения явлений физического, материального мира. А в области изучения явлений духовного мира, психических явлений, как указывал Л. Петражицкий, оно состоит во внутреннем восприятии происходящего в собственной психике и будет называться уже «внутренним наблюдением, самонаблюдением, или интросиекциею, интроспективным психологическим методом».

При выяснении вопроса, что следует считать «центральным научным термином социолотии», он отвергал как традиционно принятое понятие «общество», так и выдвинутое новое понятие «ценность», объясняя это тем, что они не были методологически основательными и нс выясняли «мотивационной силы» нормативных переживаний, их «давления на поведение» индивида. Центральным понятием он считал, является «социальное поведение» и его «мотивы» (импульсы). При этом «мотив» как социологическое понятие имеет научно-психологический синоним - «эмоции». Эмоции выступают прототипом всей психической жизни вообще. Так как эмоции выступают в роли самого содержательного компонента социального поведения, то предметом социологии становится понимание социального действия. Социальные отношения он пытался свести к явлениям психического взаимодействия. Исходя из этого, основным методом в области социальных явлений выступает интроспекция. Л. Петражицкий указывал, что новая «эмоциональная» психология, то есть теория мотивов поведения, будет теоретической союзницей данной социологии.

Он отмечал, что «хозяином» человеческой жизни, факторами, которые являются решающими и управляющими как в области телодвижения, так и осуществления функций психики являются «эмоции», а не выделенные традиционной психологией элементы. Эмоции, носящие двусторонний, пассивно-активный характер, являются истинным двигателем, мотивом поведения. Познание, чувства и воля выступают только как добавочные, вспомогательные и подчиненные психические процессы и служат эмоциям в качестве средства для более совершенного эмоционального приспособления. Основой социального выступают бессознательные эмоции, а не воля как сознательный процесс односторонне активного начала, не разум с его ясными и твердыми категориями, стремлением к единству, несвободное творчество личности. Бессознательный процесс жизни является основным и первичным.

Ученый не только признает эмоции, но и детализирует их, как того требует современная логика научного исследования. Л. Петражицкий поступал таким же образом, сделав классификацию эмоций, выделяет эмоции «голода-аппетита», эмоции «жажды», «охотничью эмоцию», «сонную эмоцию», «благожелательные эмоции», «злостные эмоции», «одиозные эмоции» и т. п.

«С историческо-эволюционной точки зрения, - подчеркивал Л. Петражицкий, представляется весьма вероятным, что первоначальною основою развития психики были именно эмоции, и что односторонне-пассивные и односторонне-активные элементы представляют позднейшие продукты эволюции и дифференциации эмоций; ощущения и чувства произошли путем дифференциации эмоциональных раздражений, состоявшей, с одной стороны, в постепенном ослаблении и устранении моторного элемента, с другой стороны, в выделении из первоначальных смутно-неопределенных раздражений более дифференцированных претерпеваний: ощущений и чувств (причем отрицательные чувства, страдания произошли, вероятно, от ренульсивных, положительные чувства - от аппульсивных эмоций); точно также волевые переживания произошли от первоначальных эмоций путем дифференциации эмоциональных позывов, выделения чисто активного элемента. И теперешние наши эмоции с их разнообразными специфическими качествами и дифференцированными акциями представляют тоже продукты дифференциации примитивных смутно-неопределенных моторных раздражений, аппульсий и ре- пульсий, с простыми и недифференцированными акциями, представление о которых можно добыть путем наблюдения движений примитивных живых существ (protozoa и т. д.). Примитивные животные не имеют органов зрения, слуха обоняния и т. д., и вообще ходячее предположение существования у них познания, ощущений и т. д. - совершенно произвольное предположение; то же относится и к наделению их чувствами и волею (последнее предположение, как увидим ниже, наиболее ненаучно). Единственно возможный вывод из наблюдения их движений относительно их психики состоит в том, что они не лишены способности к моторным раздражениям аппульсивного и ренульсив- ного характера с соответственными простыми акциями».

Между конкретным поведением человека и «народной психикой» он выводит посредником социальные нормы («нормы-законы»). Подлинной детерминантой общественных институтов и отношений являются свсрхгрупновые, общеклассовые нормы (право, мораль). Нормы - эго продукт npoipecca «народной психики» . Они выполняют две функции: импульсивную, т. е. создают препятствия или способствуют действию мотивов, и педагогическую, т. е. способствуют развитию или ускорению определенных психических склонностей. Поэтому любая социальная система выступает ступенью социального поведения и социального воспитания. Выполнив свои функции, она неизбежно заменяется новой социальной системой, которая будет соответствовать стоящей уже на более высоком уровне народной психики. Каждая последующая система норм будет выступать в виде идеала по отношению к уже достигнутому уровню.

Л. Петражицкий считал, что «идеалом является достижение совершенно социального характера, совершенное господство действенной любви в человечестве». А историю человечества он рассматривал как постоянный рост разумности норм и учреждений, увеличение гуманности средств реализации норм и ускорения социального действия. Поэтому миссия будущей науки политики права, с точки зрения Л. Петражицкого, «заключается в сознательном ведении человечества в том же направлении, в каком оно двигалось пока путем бессознательно-эмпирического приспособления, и в соответственном ускорении и улучшении движения к свету и великому идеалу будущего», то есть в том, чтобы сознательно вести человечество в направлении к общему благу.

Его идеи использовали и широко поддерживали как в нашей стране, гак и за рубежом. Неокантианство, оформленное в виде умозрительнокритической, идеалистической традиции, пыталось заменить натуралистические модели. Но полностью подорвать интеллектуальное доверие позитивизму в России оно не смогло.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >