Исполнение постановления по делу об административном правонарушении

Эта стадия традиционно завершает производство по делу об административном правонарушении. Здесь, как правило, происходит материализация санкции, вынесенной в отношении правонарушителя и обозначенной в постановлении о назначении административного наказания[1]. Однако в последнее время, особенно после принятия новой редакции КоАП РФ, в административно-правовой литературе все чаще стало высказываться иное мнение. Например, Н.Н. Цуканов, ранее придерживавшийся традиционных научных воззрений в отношении рассматриваемой стадии производства, пишет о том, что обоснованность выделения стадии исполнения постановления по делу об административном правонарушении вызывает серьезные сомнения, и моментом окончания производства по делу следует считать момент вступления постановления по делу в законную силу[2]. Мотивируется это, в основном, тем, что сам законодатель разграничил эти правовые явления и вывел исполнение постановлений за пределы производства по делам об административных правонарушениях, обозначив раздел IV КоАП РФ как «Производство по делам об административных правонарушениях», а раздел V КоАП РФ - «Исполнение постановлений по делам об административных правонарушениях». Такое же отграничение просматривается в пп. 4 и 5 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ, где речь идет об отнесении к ведению Российской Федерации установления порядка производства по делам об административных правонарушениях и порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

Однако такая трактовка положений законодательства представляется, во-первых, спорной, а во-вторых, никак не влияющей на принципиально важное теоретическое построение стадий производства по делу об административном правонарушении как частного отражения более общего правового явления - стадий правоприменительного (в том числе административного) процесса. Анализ содержания КоАП РФ показывает, что раздел V КоАП РФ носит объединительный характер в том смысле, что посвящен вопросам исполнения вообще всех постановлений по делу об административном правонарушении, к числу которых, помимо постановлений о назначении административного наказания, относятся и постановления о прекращении производства по делу (ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ). Утверждать в этой ситуации, что регулирование порядка исполнения постановления о прекращении производства по делу (как и включенного в этот раздел порядка исполнения постановления о назначении административного наказания) тоже не является составной частью производства по делу об административном правонарушении, представляется ошибочным. Что же касается самого законодательного выделения раздела, посвященного исполнению постановлений по делам об административных правонарушениях, в качестве самостоятельного, то сделано это, на наш взгляд, только для того, чтобы с точки зрения законодательной техники показать исключительную значимость стадии исполнения постановления по делу об административном правонарушении, поскольку именно здесь происходит (или, во всяком случае, должно происходить) не формально зафиксированное на бумаге, а реальное наказание лица, в отношении которого вынесено постановление о назначении административного наказания.

Поэтому полагаем, что стадия исполнения постановления по делу об административном правонарушении (и, в частности, постановления о назначении административного наказания) является неотъемлемой и имеющей весьма существенное положение завершающей стадией производства по делу об административном правонарушении. Конечно же, возможности индивидуализации ответственности на данной стадии производства по делу об административном правонарушении менее широки, чем на предыдущих, однако они достаточно рельефно прорисовываются при анализе законодательства и современных теоретических разработок.

В административно-правовой литературе высказывались различные суждения по поводу наличия и содержания тех или иных этапов, составляющих содержание стадии исполнения[3]. В целом за основу рассмотрения этого вопроса автор настоящего исследования принимает точку зрения, высказанную Н.Е. Бузниковой: «Исполнительное производство включает в себя четыре основных этапа: вступление постановления в законную силу; обращение постановления к исполнению; непосредственное исполнение постановления; окончание производства по исполнению постановления»[4].

Возможность индивидуализации административной ответственности, а точнее, установление индивидуального режима ее реализации, возникает на этапе непосредственного исполнения постановления о назначении административного наказания. В первую очередь это связано с положениями, содержащимися в ст. 31.5 КоАП РФ, регламентирующими отсрочку и рассрочку исполнения постановлений о назначении административного наказания. Закон гласит: «При наличии обстоятельств, вследствие которых исполнение постановления о назначении административного наказания в виде административного ареста, лишения специального права или в виде административного штрафа (за исключением взыскания административного штрафа на месте совершения административного правонарушения) невозможно в установленные сроки, судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление, могут отсрочить исполнение постановления на срок до одного месяца.

С учетом материального положения лица, привлеченного к административной ответственности, уплата административного штрафа может быть рассрочена судьей, органом, должностным лицом, вынесшими постановление, на срок до трех месяцев».

Это сравнительно новые для законодательства об административных правонарушениях положения, к сожалению, недостаточно исследованные теоретически и не имеющие широкого распространения в правоприменительной практике. Тем не менее их анализ позволяет сделать следующие выводы:

  • 1. Отсрочка и рассрочка исполнения постановления о назначении административного наказания влекут определенные послабления для лица, привлеченного к административной ответственности, ставят его в более выгодное положение по сравнению с обычным течением исполнительного производства. Это позволяет говорить о смягчении административной ответственности в части интенсивности и скорости наступления неблагоприятных для правонарушителя последствий.
  • 2. Отсрочка и рассрочка исполнения постановления о назначении административного наказания применяются в отношении не всех предусмотренных законом административных наказаний, а только к указанным в ст. 31.5 КоАП РФ. Представляется, что эти положения относятся к наиболее широко и часто использующимся в правоприменительной практике административным наказаниям. Соответственно, и проблемы, связанные с их исполнением, встречаются чаще, чем при исполнении других административных наказаний.
  • 3. Закон устанавливает процессуальные сроки для разрешения вопросов, связанных с отсрочкой и рассрочкой. По части 1 ст. 31.8 КоАП РФ вопросы об отсрочке и рассрочке рассматриваются судьей, органом, должностным лицом, вынесшими постановление, в трехдневный срок со дня возникновения основания для разрешения соответствующего вопроса.
  • 4. Применение законодательных положений, регулирующих отсрочку и рассрочку исполнения постановления о назначении административного наказания, требует специального процессуального оформления. Согласно ч. 3 ст. 31.8 КоАП РФ решение по вопросам об отсрочке и рассрочке выносится в форме определения. Какой-либо его особой формы закон не устанавливает, поэтому оно выносится в соответствии с общими установками, закрепленными в ст. 29.12 КоАП РФ и раскрывающими содержание определения по делу об административном правонарушении.
  • 5. Решение вопроса об основаниях для отсрочки исполнения постановления о назначении административного наказания в виде административного ареста, лишения специального права или административного штрафа и наличии таких оснований закон не регламентирует и относит к усмотрению правоприменителя. Законодатель в ч. 1 ст. 31.5 КоАП РФ позиционирует их как «обстоятельства, вследствие которых исполнение постановления о назначении административного наказания ... невозможно в установленные сроки». Таким образом, подобные обстоятельства не обозначены ни содержательно, ни количественно. В их качестве могут выступать тяжелое или иное серьезное заболевание либо временная нетрудоспособность, необходимость госпитализации, срочного выезда за пределы территории постоянного проживания, предполагаемые или действительные в краткосрочной временной перспективе значимые события в личной жизни правонарушителя (свадьба, рождение ребенка, похороны и т.п.).
  • 6. В качестве единственного основания для рассрочки уплаты административного штрафа может быть признано материальное положение лица, привлеченного к административной ответственности (ч. 2 ст. 31.5 КоАП РФ). Хотя в законодательной формулировке определение «тяжелое» применительно к оценке материального положения отсутствует, оно презюмируется. В этой ситуации усмотрение правоприменителя сводится к установлению факта тяжелого материального положения правонарушителя, вследствие наличия которого единовременное и однократное исполнение постановления о назначении административного наказания в виде штрафа либо невозможно, либо поставит правонарушителя (членов его семьи) в затруднительное материальное положение. Предполагается, что это тяжелое материальное положение правонарушителя носит временный или постоянный характер.
  • 7. Дискуссионным остается вопрос о том, может ли юрисдикционный орган (судья, должностное лицо) решить вопрос об отсрочке либо рассрочке исполнения постановления о назначении административного наказания в момент вынесения такого постановления на стадии рассмотрения дела и принятия решения. Казалось бы, законодатель прямо и недвусмысленно говорит о решении вопроса об отсрочке и рассрочке именно на стадии исполнения постановлений о назначении административного наказания. Об этом свидетельствует не только расположение соответствующих статей в структуре КоАП РФ, но и их содержание.

Между тем в ходе настоящего исследования при изучении правоприменительной практики были установлены случаи, когда решения о рассрочке и отсрочке административного штрафа принимались мировыми судьями непосредственно в ходе первоначального слушания дела об административном правонарушении и оформлялись не определениями, а находили отражение в постановлении по делу об административном правонарушении. Так, мировой судья судебного участка Ленинского административного округа г. Омска, рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ, совершенном гр-м Исаковым Б.Ш., считает вину в совершении правонарушения в виде управления транспортным средством водителем, лишенным права управления, полностью доказанной, признавая смягчающим ответственность обстоятельством раскаяние виновного, учитывая общественную опасность совершенного правонарушения, личность правонарушителя, то, что он ранее допускал нарушения правил дорожного движения, но аналогичных не было, в связи с чем считает возможным назначить ему минимальное наказание в виде штрафа в размере 1000 рублей. При этом прямо в постановлении указывается: «Предоставить Исакову Б.Ш. рассрочку по уплате административного штрафа сроком на три месяца». Каких-либо сведений о тяжелом материальном положении нарушителя, поступивших от него ходатайствах или заявлениях о предоставлении рассрочки в постановлении и материалах дела не содержится[5] [6].

Практически аналогичное постановление о назначении административного наказания в виде штрафа, однако с формулировкой о предоставлении отсрочки по уплате административного штрафа сроком на три месяца (хотя по закону этот срок составляет один месяц), содержится в деле гр-на Ямукова Д.В., привлеченного к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ (оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он явился). И в этом случае сведений о тяжелом материальном положении нарушителя, поступивших от него ходатайствах или заявлениях о предоставлении рассрочки в постановлении и материалах дела не имеет- 2

ся .

Казалось бы, что в интересах и самого правонарушителя, и для разгрузки судебных (правоприменительных) органов, воплощения в жизнь принципов быстроты и экономичности административного процесса в целом и производства по делам об административных правонарушениях, в частности, практика вынесения такого рода решений при рассмотрении дела об административном правонарушении выглядит оправданной. Однако, по-видимому, это один из тех случаев, когда целесообразностью нельзя подменять законность. Требования же закона при решении вопросов об отсрочке и рассрочке исполнения постановления о назначении административного наказания предполагают следующее:

  • - решение об отсрочке и рассрочке принимается только после вынесения постановления о назначении административного наказания (в соответствии с ч. 1 ст. 31.8 КоАП РФ - в трехдневный срок со дня возникновения основания для разрешения соответствующего вопроса). Заметим, что минимально короткий срок для решения этих вопросов закон не содержит, т. е. установление этих обстоятельств либо указание на эти основания может быть произведено как самим судьей (юрисдикционным органом, должностным лицом), так и лицом, привлеченным к административной ответственности (его защитником), и через пять секунд после вынесения постановления (доведения его до сведения). Точно также и принятие решения об отсрочке либо рассрочке может быть принято судьей (юрисдикционным органом, должностным лицом) в кратчайший срок после вынесения постановления о назначении административного наказания;
  • - в любом случае решение по вопросам отсрочки и рассрочки выносится в виде определения (ч. 3 ст. 31.8 КоАП РФ). Как представляется, именно этот документ и должен в обязательном порядке содержать указание на обстоятельства, послужившие основанием для принятия решения о рассрочке либо отсрочке. Не случайно в ст. 29.1 КоАП РФ, посвященной содержанию определения по делу об административном правонарушении, говорится, что в нем указываются, помимо прочих сведений, «содержание заявления, ходатайства; обстоятельства, установленные при рассмотрении заявления, ходатайства, материалов дела; решение, принятое по результатам рассмотрения заявления, ходатайства, материалов дела».

Примеры такого правильного подхода к решению обозначенных вопросов имеются и в правоприменительной практике. Так, мировым судьей судебного участка № 51 Кировского административного округа г. Омска было вынесено определение об отсрочке уплаты штрафа в отношении гражданина Колодина А.В. В установочной части этого документа указывается, что Колодин А.В. обратился к мировому судье с заявлением об отсрочке уплаты штрафа по постановлению от

  • 08.01.2004 в связи с трудным материальным положением, имеется ссылка на ранее вынесенное по его делу постановление о назначении наказания в виде административного штрафа, а также на правовые основания для производства отсрочки уплаты штрафа. В резолютивной части документа мировой судья определяет: «Отсрочить Колодину А.В. уплату штрафа в размере 2000 рублей по постановлению суда от
  • 08.01.2004 сроком на один месяц», а также указывает на возможность подачи жалобы на данное определение[7].

Таким образом, возможности индивидуализации административной ответственности на стадии исполнения постановления о назначении административного наказания, хотя и ограничены по сравнению с другими стадиями производства по делу об административном правонарушении, но просматриваются в действующем законодательстве.

Вместе с тем автор полагает, что сознательное неисполнение или уклонение от исполнения назначенного административного наказания может и должно влечь в определенных ситуациях наступление для правонарушителя еще более неблагоприятных последствий, нежели те, от наступления которых он уклоняется, однако полноценное исследование этих вопросов лежит за рамками настоящей работы.

Завершая рассмотрение указанной стадии и ее значения для решения вопросов индивидуализации административной ответственности, нельзя не сказать о перекосах в правоприменительной практике, проявившихся в последнее время, и «влиянии» на индивидуализацию ответственности правонарушителей организационных причин, а не правовых факторов, установленных законом. Так, описывая практику применения административного наказания в виде административного ареста по отношению к нарушителям ч. 3 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ, осуществляющуюся с начала 2008 г., печатные издания публикуют сообщения следующего содержания: «В Тюмени на нары во время новогодних праздников попали 33 горожанина. Чтобы не перегружать камеры, придумана такая схема. С утра сотрудники ГИБДД получают информацию, сколько свободных мест есть в изоляторе. Этим количеством и ограничиваются при задержании. А остальных отпускают с квитанцией об уплате штрафа»[8], причем эта информация распространяется едва ли не как передовой опыт. Между тем приведенный материал вызывает некоторые вопросы. Во-первых, рассмотрение дел об этих правонарушениях отнесено в соответствие со ст. 23.1 КоАП РФ к компетенции судей, соответственно, только они правомочны применять к нарушителям санкции за совершение этих правонарушений. Отсюда следует, что сотрудники полиции никак не могут «отпускать» правонарушителей с квитанцией об уплате штрафа. Во-вторых, применение административного штрафа за указанные правонарушения действительно возможно, однако только в отношении тех лиц, к которым в соответствии с законом не может применяться административный арест (по ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ это беременные женщины, женщины, имеющие детей в возрасте до 14 лет, лица, не достигшие возраста 18 лет, инвалиды 1 и И групп, военнослужащие и др.). Поэтому административный арест при совершении рассматриваемых правонарушений выглядит практически безальтернативной санкцией, которая должна применяться в отношении подавляющего большинства правонарушителей. Наконец, в третьих, если реально исполнить наказание в виде административного ареста по каким-либо причинам действительно временно затруднительно, должна применяться норма, предусмотренная ч.1 ст.31.5 КоАП РФ, об отсрочке исполнения постановления о назначении административного наказания в виде административного ареста на срок до одного месяца ввиду наличия обстоятельств, вследствие которых невозможно исполнение этого постановления в установленные сроки.

Таким образом, подобная практика игнорирует абсолютно все требования закона, связанные с необходимостью индивидуализации ответственности правонарушителей с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и других факторов, имеющих правовое значение, и исходит лишь из заранее установленной невозможности исполнения административного наказания в виде административного ареста.

В целом по содержанию второй главы настоящего исследования считаем возможным сформулировать следующие выводы:

  • 1. Возможность индивидуального подхода к определению объема и содержания ответственности просматривается на протяжении всего производства по делу об административном правонарушении, хотя уровень и характер этих возможностей значительно различаются на той или иной стадии производства. В этом смысле стадия возбуждения дела об административном правонарушении во многом носит обеспечительный и определяющий характер для индивидуализации административной ответственности на последующих стадиях производства по делу об административном правонарушении. Отсюда представляется необходимым закрепить в ст. 26.1 КоАП РФ требование о выяснении характера совершенного правонарушения, изложив п. 1 названной статьи в следующей редакции: «наличие события административного правонарушения и его характер», исключив одновременно п. 5 - «характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением», поскольку данная формулировка отражает лишь отдельную, хотя и важную, деталь, раскрывающую характер совершенного правонарушения. Сбор и анализ доказательственной информации, позволяющей осуществлять индивидуальный подход к решению вопросов административной ответственности, начинается именно на этой стадии и продолжается на последующих.
  • 2. Стадия рассмотрения дела и принятия по нему решения, с точки зрения предмета настоящего исследования, выступает наиболее важной в производстве по делу об административном правонарушении. Именно на данной стадии у судей (уполномоченных органов и должностных лиц) возникает наибольшее количество затруднений, а порой и ошибок в применении нормативных предписаний, направленных на индивидуализацию административной ответственности граждан. Это связано как с дефектами протоколов и других материалов дел об административных правонарушениях, так и с нечетким пониманием правовой сущности факторов, влияющих на ответственность, таких, например, как характер административного правонарушения, его малозначительность, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность, и др. Порой при решении вопросов индивидуализации ответственности правоприменители стеснены рамками действующего законодательства, например, невозможностью назначения административного наказания «ниже низшего предела», предусмотренного санкцией нарушенной нормы. Правовые основания индивидуализации административной ответственности подлежат установлению и доказыванию, средства индивидуализации со ссылкой на основания объективируются в постановлении по делу об административном правонарушении. Кроме того, результаты исследования показали заинтересованность практических работников, во- первых, в расширении перечня административных наказаний, применяемых к гражданам, во-вторых, в возможности взаимозаменяемости одних административных наказаний другими в тех случаях, когда, например, невозможно применение (исполнение) отдельных из них в конкретных ситуациях по отношению к конкретным субъектам. В целом же правильность и четкость при решении вопросов индивидуализации ответственности на данной стадии во многом определяют ход дальнейшего производства по делу об административном правонарушении.
  • 3. Если на предыдущей стадии производства при решении вопроса об объеме и содержании ответственности были допущены ошибки либо неточности, индивидуализация административной ответственности возможна на стадии обжалования и (или) опротестования постановления по делу об административном правонарушении. Это происходит путем принятия как новых прямых решений, меняющих ранее установленные параметры административной ответственности, так и решений по жалобам (протестам), влекущих повторное рассмотрение материалов дела с учетом обстоятельств, содержащихся в названных документах. Такие обстоятельства, как правило, отражают факторы, характеризующие либо характер правонарушения, либо личность правонарушителя.
  • 4. На завершающей стадии производства по делу - исполнение постановления по делу об административном правонарушении - индивидуализация административной ответственности с использованием средств, связанных с выбором вида и размера административного наказания, уже невозможна. Единственными правовыми основаниями, дающими возможность индивидуализации ответственности, выступают положения закона, регулирующие основания и порядок предоставления отсрочки и рассрочки исполнения постановления о назначении административного наказания. Отсрочка и рассрочка исполнения постановления о назначении административного наказания влекут определенные послабления для лица, привлеченного к административной ответственности, ставят его в более выгодное положение по сравнению с обычным течением исполнительного производства, что позволяет говорить о некотором смягчении административной ответственности в части интенсивности и скорости наступления неблагоприятных для правонарушителя последствий.

  • [1] См., напр.: Бельский К. С. Полицейское право. - С. 648; Парыгин Н. П.,Головко В. В. Исполнение административных наказаний : учеб, пособие. - М. :Эксмо, 2006. - С. 24; и др.
  • [2] См.: Цуканов Н. Н. К вопросу о понятии производства по делам об административных правонарушениях // Полицейское право. - 2007. - № 1. - С. 123.
  • [3] Подробнее об этом см.: Парыгын Н. П., Головко В. В. Указ. соч. - С. 25-27.
  • [4] Бузникова Н. Е. Исполнительное производство по делам об административныхправонарушениях : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 10. Единственным положением указанного суждения, не вполне совпадающим с нашим мнением, является отнесение этапа вступления постановления в законную силу к стадии исполнения постановления. Законодатель посвящает вступлению постановления в законную силу ст. 31.1 КоАП РФ, содержащуюся в разделе «Исполнениепостановлений по делам об административных правонарушениях». Однако, с нашей точки зрения, этот этап должен быть завершающим либо на стадии рассмотрения дела и вынесения решения (если отсутствует факультативная стадия обжалования или опротестования), либо на стадии обжалования и опротестования, еслижалоба или протест имеют место. Как представляется, логическое построениездесь должно выглядеть следующим образом: исполнению подлежит только топостановление, которое вступило в законную силу, поскольку не вступившее взаконную силу постановление исполнению не подлежит. Отсюда следует, что исполнение (соответственно, и стадия исполнения) начинается после вступленияпостановления в законную силу. В целом же изучение данного вопроса лежит зарамками настоящего исследования, в связи с чем подробно он здесь не рассматривается.
  • [5] См.: Архив временного хранения документов за 2007 год. Ленинский сектор Департамента организационно-правовой деятельности аппарата мировых судей Омской области Министерства Государственно-правового развития Омской области.
  • [6] См.: Архив временного хранения документов за 2007 год. Ленинский сектор Департамента организационно-правовой деятельности аппарата мировых судей Омской области Министерства Г осударственно-правового развития Омской области.
  • [7] См.: Архив временного хранения документов за 2004 год. Областной сектор Департамента организационно-правовой деятельности аппарата мировых судей Омской области Министерства Государственно-правового развития Омской области.
  • [8] Мишкина М. ГАИ начала арестовывать водителей // Комсомольская правда. -2008. - 12 янв.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >