Проявление социальных последствий поведения зависимой личности и стратегии их минимизации в российском обществе

Осмысление проявления социальных последствий поведения зависимой личности в рамках философии, синтезирующей в себе представления об аддикции из разных сфер знаний, позволяет понять это явление в целом. Кроме того, философский подход дает возможность предсказать дальнейшие пути развития ситуации и возможные меры для ее улучшения1.

Экспликация социальных последствий зависимого поведения обусловлена тем, что общество как таковое выступает в качестве объективной реальности, поскольку, являясь совокупностью индивидов, в то же время есть индивидуальное образование, представляющее множество многообразных человеческих объединений через реализацию

человеческих, то есть общественных, отношений, подчиняющихся

2

строгим законам, но не поддающимся сознательному контролю .

С социальными последствиями зависимого поведения личности связано появление у человека «двойной жизни», состоящей как бы из прежней «нормальной» жизни и «новой» жизни с аддиктивными лич- [1] [2]

ностными реализациями. Подобное соединение неизбежно ведет к социальному, духовному и физическому регрессу1.

Разрушительная сущность зависимости обусловлена постепенным превращением способа аддиктивной реализации из инструмента в цель, когда индивид может оказаться в плену эскапизма, бегства от реальности. Аддиктивная реализация способна заменить такие виды активности, как дружба, любовь и т.п. Тем самым аддикция обретает характеристики процесса психологического порабощения, связанного с превращением человека в раба кого-то или чего-то, в том числе, пове- денческой аддикциШ, что неизбежно и напрямую вписывается в тематику социальных последствий зависимого поведения.

В процессе «соединения» с объектом зависимости индивид способен утратить контакты как с самими собой, так и с социальным окружением. Неконтролируемое им поведения или такие же неуправляемые эмоциональные реакции формируют настоящий «плен» зависимостей. Образ жизни аддикта в целом может рассматриваться как прямая противоположность тому, что принято называть “здоровым образом жизни”. Происходит игнорирование санитарно-гигиенических правил, забот о своем здоровье и здоровье своих близких[3] [3] [5].

Зависимости ведут к постепенному исчезновению уверенности человека в себе, краху самоуважения, ограничению социальной активности, потере контактов с собственными потребностями, блокировке развития. Человек теряет смысл собственной жизни и превращается в пассивный объект воздействия со стороны других. Отсюда - переживание пустоты, скуки, подавленности, на что часто жалуются зависимые люди.

Существование зависимого человека связано с неконтролируемым им поведением и таких же неуправляемых эмоциональных реакций. Само поведение зависимой личности или ее эмоциональные реакции чаще всего обществом не одобряются и человек вынужден их скрывать, чтобы оставаться в рамках этого социума.

Зависимые люди живут в постоянном страхе разоблачения своей «истинной природы» другими, перед которыми они продолжают «сохранять лицо» большего или меньшего благополучия, поскольку никому невозможно открыть всю глубину своего подчинения зависимому поведению. Одновременно существует стыд за свое зависимое поведение, но и страх от него отказаться, потому что за этим стоит ужас одиночества или унижения. В этом проявляется амбивалентность

зависимого человека: и желание избавиться от зависимости, и страх ее 1

«потревожить» .

В целом по мере развития зависимости имеет место как бы усечение участия личности в социуме, наблюдается его отчуждение от общества с замыканием на собственном внутреннем мирке. Тем самым в современном обществе, где изменения происходят слишком стремительно, зависимость можно представить как несовершенный защитный механизм приспособления организма к быстро меняющимся условиям жизни[6] [7].

Социальные последствия негативной зависимости заключаются в нарушении социальных связей, возникновении проблем на работе, в семье.

Социальные последствия зависимого поведения в пространстве включения личности в систему социальных связей в российском обществе прослеживаются по всем основным видам зависимостей.

Зависимость, связанная с употреблением психоактивных веществ (алкоголь, никотин, опоиды, психостимуляторы, каннабиоиды, галлюциногены), ведет к обострению социальных проблем, включая деформацию семейных отношений, разнообразные проявления семейного насилия, инциденты, связанные с нарушением действующего законодательства. Подобная зависимость в различных ее проявлениях способствует повышению рисков, негативно влияет на физическое, социальное, психологическое здоровье[8].

С употреблением различных психоактивных веществ связан рост болезней, смертности, инвалидности, падение рождаемости. Все чаще пьянство одного из супругов ведет к распаду семейных отношений и образованию большого количества неполных семей. Применимо к нар- козависимым людям, которые не желают создавать семью и выращивать детей, приходится говорить о нарушении основной социальной функции воспроизводства населения, что может отрицательно сказываться на демографической ситуации в стране.

В свою очередь, излишнее потребление алкоголя и различная реакция общества на пьянство также может приводить к различным социальным проблемам.

Алкоголизм родителей пагубно сказывается на воспитании детей. Безнравственная атмосфера в семье, потеря уважения к родителям сказывается на формировании особенностей в поведении детей, вплоть до развития отклоняющихся форм поведения.

Принимая психоактивные вещества, человек способен в полной мере или же частично отказаться от социальной, профессиональной деятельности или от полноценного проведения досуга. Употребление наркотиков приводит к возникновению у таких людей разнообразных изменений в психических процессах, вплоть до эмоциональной опустошенности, падения активности и энергетики, вытеснения привычных устремлений и потребностей тяготением только к употреблению наркотиков, снижения интеллектуального уровня, ухудшения памяти, депрессии, раздражительности. Зависимая личность начинает отделять себя от общества, поскольку разрушаются социальные связи.

Зависимость от азартных игр (гемблинг). Игроманию обычно характеризуют как вид психологической зависимости, а игра выступает в качестве одного из способов получить удовольствие. К игромании толкает, как правило, беспросветная жизнь, полная трудностей повседневного существования, забот и невзгод.

Сказывается также фактор психологической фиксации в детстве либо в подростковом возрасте. Когда потребность получения удовольствия обретает гипертрофированный характер, то такие личности легче приобретают зависимость от азартных игр.

Социальные последствия игровой аддикции сказываются в том, что она способна привести к деградации и распаду личности у игрого- ликов. Проявляются элементы социофобии, связанной со страхом общения с другими людьми. Игровой автомат, компьютер или карточный столик все больше заменяют семью, творческую деятельность, спортивные увлечения, обычные жизненные ценности. Игроголик все больше замыкается в себе, в своем внутреннем мире, где доминирует только игра.

Зависимость от виртуальной реальности компьютера, Интернета (виртуальная аддикция). Сегодня непрерывно расширяется информационная среда, различные виды профессиональной и учебной деятельности все больше опираются на использование значительных объемов информации. За сравнительно небольшой промежуток времени в России сложилась компьютерная субкультура, которую отличают своя виртуальная среда обитания, свой слэнг, своеобразный жизненный стиль.

По целому ряду параметров эта компьютерная субкультура сопоставима с реальным социумом. В этой виртуальной реальности человек сталкивается со всем, что присуще реальному миру, от дистанционного образования домедицинских услуг, от банковских операций до киберсекса. Он может виртуально побывать в лучших библиотеках мира и самых знаменитых музеях, к его услугам интернет-магазины, брачные и туристические агентства1.

Постепенно у части людей, погруженных в компьютерную реальность, формируется зависимость. Как и алкоголь или наркотики,интернет-общение способно создать видимость благополучной жизни, лишенной беспокойства и жизненных проблем. В основе подобной зависимости лежит психологическое привыкание, что приводит к серьезным социальным последствиям, связанным с утратой социального статуса, семейным проблемам, хронической усталостью и т.п. При этом вместо реальной социализации в мире жизненной повседневности появляется возможность социализации в мире виртуальной реальности.

Эмпирические исследования интернет-зависимости показывают, что интернет-зависимые люди используют Интернет для дружеского общения, стремятся отдохнуть, расслабиться, завести новые знакомства, а не интернет-зависимые - стремятся найти здесь ресурсы для обучения. В сущности, социальный вид интернет-активности, компенсирует недостаток широких социальных связей в реальной жизни[9] [10].

А.С.Родионова обращает внимание на особенности эмоционального интеллекта лиц с Интернет-аддикцией. По ее данным, Интернет- зависимые пользователи занимают гораздо более активную позицию в Интернете по сравнению с пользователями, которые не подвержены Интернет-зависимости.

Для аддиктивных пользователей характерна высокая потребность в поиске новых сайтов, знакомств, они часто принимают участие в форумах, обсуждениях, оставляют множество комментариев. Общение в киберпространстве занимает гораздо больше времени, чем реальное межличностное общение вне сети Интернет.

При этом Интернет-зависимые пользователи проявляют некий «эгоизм» в сети Интернет. Они дают множество комментариев при обсуждениях, но зачастую игнорируют комментарии других пользователей. Похоже, их больше интересует собственная личность в киберпространстве, чем кто-либо другой. Особенностями эмоционального интеллекта Интернет-зависимых пользователей является низкая способность к управлению своими эмоциями и недостаточная самомотивация. Они не способны управлять своими эмоциями, что проявляется в повышенной агрессивности1.

Зависимость от приобретений (шопинг, «шопоголизм») также имеет серьезные социальные последствия, хотя в подобной форме зависимости не всегда усматривают опасность.

Между тем, стоит исходить из того, что в координатах миросу- ществования потребление выступает одним из ведущих критериев социальности, показателем жизненного самоутверждения, маркером идентификации и обозначения социальной принадлежности.

Переход к доминанте потребления в современном российском обществе связан как с изменениями в экономике, политике и культуре, так и с преобразованием форм позиционирования индивидов и социальных групп, осваивающих современный ценностный стандарт жизнедеятельности в пространстве становления новой потребительской социальности.

Именно в подобном контексте следует рассматривать феномен шопоголизма как зависимости от приобретений и приобретательства. Известный социолог академик М.К.Горшков отмечает, что нынешнюю Россию отличает активное формирование общества потребления. Реальные предпосылки конструирования социальных практик, присущих обществу потребления, связаны с последствиями товарного дефицита, который долгое время отличал наше общество[11] [12].

За небольшой промежуток времени характер потребления в стране существенно изменился. Вновь вступив на капиталистический путь развития, Россия оказалась включеннойв пространство потребительской идеологии, когда меняются не только образы потребления и потребительского активизма, но и способы говорения о них, с другой - продуктом массированного воздействия зарубежных и отечественных производителей товаров и услуг.

Подобная идеология потребления быстро распространяется в российской социальности через средства массовой коммуникации и репрессивную рекламуна фоне существенных изменений в сфере производства, обмена, потребления, редуцируя многообразие социальных взаимодействий, направленных на присвоение материальных и иных благ, выступая в качестве ценностно-мировоззренческого образования, формирующегося в контексте устремлений к материальному благосостоянию как самоцели, способной подчинить себе жизненные ценности и несущей соблазн иллюзорной реальности.

В российском обществе меняется сущностный характер потребления, что выражается в таких параметрах, как индивидуализация потребления и повышение значения символической составляющей. В «спектаклеообразном» обществе постмодерна социальная жизнь, приобретая конкурентно-состязательный характер, все больше напоминает игру, что способствует развитию потребления как средства символического обмена и статусной идентификации личности.

Рассматривая взаимосвязь потребления и игры, И.Ю.Ледяева фиксирует различные «срезы» пространства, связанного с «игрой- потреблением» и с потреблением как восприятием символов; потреблением как иррациональной деятельностью; потреблением как способом конструирования идентичности. К примеру, покупку можно рассматривать как игру, которая является и своего рода рекреацией, так и способом освоения новой деятельности1.

О.М.Клименко обращает внимание, что шопинг всегда выступал как эффективное средство для улучшения настроения, поскольку это связано с получением удовольствия и наслаждением. В наше время шопинг незаметно стал игрой, которой присущи определенные правила, законы и риски. Женщины часами могут прохаживаться по пассажам и универмагам, изучать витрины и выставки, знакомится с коллекциями модной одежды. А в женских журналах нередко можно встретить подробные инструкции на тему, каким образом можно получить максимальное удовольствие от шопинга. При этом даже даются советы о необходимости обращать внимание на такие обстоятельства, как атмосфера и аура, в которых будет происходить действо[13] [14].

Однако, по мнению Ж. Бодрийяра, потребление не может сводиться только к удовлетворению потребностей. Оно должно также выражаться через отношения индивида к таким феноменам, как вещи, идеи, другие люди, человеческие общности, мир в целом1.

Шопинг все искажает, ведет к возникновению проблем и в личной или семейной жизни, и на работе. При этом человек, сталкиваясь с таким новым и захватывающим увлечением как шопинг, плохо сознает, к каким негативным последствиям это может привести. Зависимый от приобретений, как правило, не способен оценить возможный материальный и социальный ущерб, вплоть до фактического уничтожения человека как личности.

У шопоголиков нередко возникают проблемы на работе. Шопо- голизм вызывает осложнения в семье. Нарушается финансовая стабильность семьи и ее планы на будущее. Шопоголик, находясь в плену своей страсти, совершенно не думает, как его приобретения отразятся на бюджете семьи, на ее общем финансовом состоянии. В таких семьях зависимые от приобретения испытывают чувство вины, они нередко осуждают себя, но редко способны преодолеть свою манию. Некоторые шопоголики берут кредиты, зная, что никогда не сумеют возвратить их банкам, тем более, чтопочти вся их зарплата уходит на шопинг.

Зависимое поведение препятствует деятельному включению личности в систему социальных связей. Зависимых людей зачастую отличает стремление не принимать в расчет окружающих людей, реализуя в отношении их «инструментальное» отношение, тем более, когда появляются реальные и заманчивые возможности получить удовольствие самостоятельно, без помощи и вмешательства кого-либо иного, через посредство аддиктивного образа действия и аддиктивной реализации. В итоге нарастает изоляция от межличностных контактов, превращаясь в одну из основных и значимых проблем аддиктивного поведения[15] [16].

Индивиды, лишенные достаточных и полноценных контактов, неизбежно утрачивают доверие к окружающей социальной среде. Они не уверены в своих жизненных перспективах и не ожидают ничего хорошего от завтрашнего дня. Они способны блистать остроумием, они любят развлечения, театры, рестораны, однако при этом их поведенческие установки сопровождаются элементами завуалированной враждебности или стремлением унизить кого-либо из присутствующих1.

Практики потребления накладываются на процессы социализации. Недаром философ М.С.Николаев обращает внимание на то, что социализация современного человека начинает осуществляться именно через потребительскую культуру и практики потребления (практики сиюминутных радостей и удовольствий), которые отличаются поверхностным, гедонистическим восприятием социальной реальности и жизненного мира.[17] [18]

Для Д.Г.Цыбиковой, усвоенные на начальных этапах социализации ценности, нормы и образцы поведения в значительной мере определяют потребительское поведение индивида, хотя и изменяются в зависимостиот условий существования.

Исторической особенностью России является то, что на протяжении XX века процесс межпоколенческой трансляции ценностей, норм и паттернов поведения зачастую происходил в условиях смены политической, экономической и социальной структур. Анализ потребительских установок в возрастном измерении представляетсяважным потому, что именно он позволяет оценить, насколько сильно россий- скоеобщество затронули изменения, связанные с распространением идеологии «общества потребления»[19].

Различные виды зависимостей ведут к нарушению психологической устойчивости личности, что также ведет к серьезным социальным последствиям. Зависимая личность не способна противостоять негативным влияниям, лишается таких характеристик, как различные виды проявления стабильности и уравновешенности в пространстве внутреннего существования, не способна обрести собственными усилиями свободы и независимости от разнообразия негативных пристрастий и устремлений.

Влияние факторов аддикции на личность, ее психологическое и духовно-нравственное состояние, ее образ жизни настолько существенно и настолько деструктивно, что это неизбежно вызывает в обществе серьезную обеспокоенность. Особое беспокойство вызывают психологические деформации образа жизни людей как фактор детерминации процесса формирования личности, развития ее физических, психологических и духовных свойств, детерминанты ее психологического и духовного здоровья1.

Так в современном обществ различные виды зависимости начинают оказывать все более масштабное воздействие на психическую конституцию и личность человека посредством того, что способны предложить относительно не сложные пути преодоления жизненных проблем, однако подобное поведение в пространстве включения личности в систему социальных связей ведет к серьезным негативным социальным последствиям, в том числе к неполной социальной адаптации и десоциализации.

В этом отношении важное значение приобретает профилактическая деятельность, направленная на предотвращение проявления негативных социальных последствий поведения зависимой личности.

Обычно в практиках противостояния аддиктивным стратегиям взаимодействия с действительностью выделяют три направления, соответствующие уровню предупредительных мероприятий: самый распространенный индивидуальный, межличностный, наконец, постелен- но набирающий силу - общественный .

Выделяются также два вида профилактики.

Первичная предполагает совокупность мер, связанных с предупреждением возникновения и воздействия факторов риска развития зависимостей. Подобные меры могут осуществляться как на индивидуально-личностном уровне, так и в государственных масштабах, и направлены на группы риска и на общественность в целях информирования о причинах, проявлениях, последствиях зависимости, формирования информационной культуры, теоретической и методической подготовки педагогов, родителей и детей[20] [21] [22].

При этом значительная роль отводится средствам массовой информации, а также различным программам предотвращения социальных последствий поведения зависимой личности.

Следует учитывать то, что профилактика социальных последствий поведения зависимой личности особое значение приобретает в подростковом возрасте, когда начинают формироваться важные качества личности, обращение к которым могло бы стать одной из важнейших составляющих профилактики зависимости - стремление к развитию и самосознанию, интерес к своей личности и ее потенциалам, способность к самонаблюдению. Важной особенностью этого периода выступает появление рефлексии и формирование нравственных убеждений. Подростки начинают осознавать себя частью социума и приобретают новые социально значимые позиции; они делают попытки в самоопределении, что связано со стремлением детей найти свое место в социуме[23].

Вторичная профилактика заключается в реализации системы мер, направленных на работу с последствиями, с устранением факторов риска, главным образом, на индивидуальном и межличностном уровне. Методы вторичной профилактики - это психологические консультации, терапия, помощь в социальной и психологической адаптации.

Среди возможных способов профилактики, связанных с развитием социально-поддерживающего процесса, такие, как тренинг социальных навыков общения, выработка конкретных рекомендаций, проведение курсов, семинаров по развитию навыков самоконтроля, стрес- соустойчивости, разрешения проблем и конфликтов, включающие поведенческие, эмоциональные техники, когнитивно-поведенческая терапия, формирование и поддержка волонтерского движения, стимулирование молодых людей к участию в социально-значимой деятельности (благотворительные акции, познавательно-творческие мероприятия и т.п.).

Но само по себе избавление от зависимости отнюдь не означает полного исцеления человека. Механизмы, в основе которых лежит стремление уйти от реальности, не исчезают со снятием зависимости. Избавившись от одной зависимости, индивид может оказаться во власти другой зависимости, поскольку неизменными остаются способы взаимодействия со средой. Молодые люди заимствуют образцы подобного взаимодействия. Образуется некий замкнутый круг, преодолеть который довольно трудно.

Этапами профилактической деятельности выступают следующие составляющие: а) диагностический (диагностика личностных особенностей, способных оказать влияние на формирование зависимого поведения); б) информационно-просветительский.

Разнообразные методические рекомендации справедливо обращают внимание на то, что в профилактических программах, особенно для подростков, предпочтение следует отдавать интерактивным способам, а не дидактическим информационно-образовательным методам. Среди них - моделирование ситуаций, ролевые игры, дискуссии, обратная связь и т. п.

Профилактические программы для подростков не должны ограничиваться рамками школьного обучения, им следует придать характер долгосрочных. Профилактические программы должны быть также комплексными и разноуровневыми, способствуя изменению отношения подростков от сомнения или индифферентности к полному принятию здорового образа жизни[24].

Таким образом, в современном российском обществе, которое отличается серьезными социальными деформациями и социокультурным кризисом, возрастают масштабы и глубина проявления разнообразных факторов, влияющих на становление зависимой личности. Социальные последствия зависимого поведения сказываются в том, что подобное поведение в пространстве включения личности в систему социальных связей ведет к неполной социальной адаптации и десоциализации.

Современное социально-гуманитарное знание интерпретирует социальную адаптацию в качестве процесса и результата приспособления человеческой личности к обстоятельствам сложившейся социальной среды. К нормальной адаптации относят процесс, ведущий к устойчивому приспособлению человеческой личности и проявляющийся через типичные проблемные ситуации, минуя патологические изменения структур и не нарушаясовокупность установок и норм социальной общности. В свою очередь, неполная (девиантная, незавершенная) адаптация есть процесс, в ходе которого индивид обретает комфорт в данной социальной среде, тогда как другие акторы ожидают от него иного поведения.

С социальными последствиями зависимого поведения личности связано появление у человека «двойной жизни», состоящей как бы из прежней «нормальной» жизни и «новой» жизни с аддиктивными личностными реализациями. Подобное соединение в одной личности двух жизненных стилей неизбежно обуславливает изменение в установках, мотивациях и системе ценностей. Зависимость на уровне поведенческого проявления способна приобретать разрушительный для личности характер, когда превращается в доминанту и уводит от решения жизненных вопросов, результатом чего становится личностный, социальный, духовный и физический регресс.

С социальными последствиями зависимого поведения в пространстве включения личности в систему социальных связей в российском обществе связаны все основные виды зависимостей.

Зависимость, связанная с психоактивными веществами (спиртное, никотин, опоиды, каннабиоиды, психостимуляторы, галлюциногены), ведет к обострению социальных проблем, включая деформацию семейных отношений, разнообразные проявления семейного насилия, инциденты, связанные с нарушением действующего законодательства. Подобная зависимость в различных ее проявлениях способствует повышению рисков, негативно влияет на физическое, социальное, психологическое здоровье.

Принимая психоактивные вещества, человек способен в полной мере или же частично отказаться от социальной, профессиональной деятельности или от полноценного проведения досуга. Употребление наркотиков приводит к возникновению у таких людей разнообразных изменений в психических процессах, вплоть до эмоциональной опустошенности, падения активности и энергетики, вытеснения привычных устремлений и потребностей тяготением только к употреблению наркотиков. Зависимая личность начинает отделять себя от общества, поскольку разрушаются социальные связи.

С социальными последствиями игровой аддикции увязывается то, что она способна привести к деградации и распаду личности у иг- роголиков. Проявляются элементы социофобии, связанной со страхом общения. Игровой автомат, компьютер или карточный столик все больше заменяют семью, творческую деятельность, спортивные увлечения, обычные жизненные ценности. Игроголик все больше замыкается в себе, в своем внутреннем мире, где доминирует только игра.

Зависимости, связанные с виртуальной реальностью компьютера и интернета (виртуальная аддикция) провоцируются тем, что за сравнительно небольшой промежуток времени в России сложилась компьютерная субкультура, которую отличают своя виртуальная среда обитания, свой слэнг, своеобразный жизненный стиль. По целому ряду параметров эта субкультура сопоставима с реальным социумом. Постепенно у части людей, погруженных в компьютерную реальность, формируется зависимость. Как и алкоголь или наркотики, интернетобщение способно создать видимость благополучной жизни, лишенной беспокойства и жизненных проблем.

Зависимость от приобретений (шопинг, «шопоголизм») также имеет серьезные социальные последствия. Вновь вступив на капиталистический путь развития, Россия оказалась включенной в пространство потребительской идеологии, когда меняются образы потребления и потребительского активизма. Шопинг ведет к возникновению проблем в личной или семейной жизни, на работе. При этом человек, сталкиваясь с таким новым и захватывающим увлечением, как шопинг, плохо сознает, к каким негативным последствиям это может привести. Зависимый от приобретений, как правило, не способен оценить возможный материальный и социальный ущерб, вплоть до уничтожения человека как личности.

Зависимое поведение препятствует деятельному включению личности в систему социальных связей. Зависимых людей зачастую отличает стремление не принимать в расчет окружающих людей, реализуя в отношении их «инструментальное» отношение, тем более, когда появляются реальные и заманчивые возможности получить удовольствие самостоятельно, без помощи и вмешательства кого-либо иного, через посредство аддиктивного образа действия и аддиктивной реализации. В итоге нарастает изоляция от межличностных контактов.

В этом отношении важное значение приобретает профилактическая деятельность, направленная на предотвращение проявления негативных социальных последствий поведения зависимой личности.

Обычно в практиках противостояния аддиктивным стратегиям взаимодействия с действительностью выделяют три направления, соответствующие уровню предупредительных мероприятий: самый распространенный индивидуальный, межличностный, наконец, постепенно набирающий силу - общественный.

Профилактика социальных последствий поведения зависимой личности особое значение приобретает в подростковом возрасте, когда начинают формироваться такие важные качества человеческой личности, как стремление к развитию и самосознанию, интерес к своей личности и ее потенциалу, способность к самонаблюдению.

Среди возможных способов профилактики, связанных с развитием социально-поддерживающих процессов, такие, как тренинг навыков общения, выработка конкретных рекомендаций, проведение курсов, семинаров по развитию навыков контроля над собой, разрешения проблем и конфликтов, формирование и поддержка волонтерского движения, стимулирование молодых людей к участию в социальнозначимой деятельности (благотворительные акции, познавательнотворческие мероприятия и т.п.).

Разнообразные методические рекомендации справедливо обращают внимание на то, что в профилактических программах, особенно для подростков, предпочтение следует отдавать интерактивным способам, а не дидактическим информационно-образовательным методам. Среди них - моделирование ситуаций, ролевые игры, дискуссии, обратная связь и т. и.

Профилактические программы должны быть долгосрочными и не ограничиваться рамками школьного обучения, но предусматривать повторяющееся воздействие для укрепления начального профилактического эффекта. Профилактические программы должны быть комплексными и разноуровневыми.

  • [1] Черниогло Е.С. Философский анализ аддиктивного поведения как проявлениесоциальной девиации//Вестник МГОУ. Серия «Философские науки» 2014, № 3,С. 98.
  • [2] См.: Калустьянц Ж.С. Личность в индивидуализированном обществе: философский анализ. Автореф. дисс. ...докт. философ, наук,- Ставрополь, 2012.
  • [3] Шабалина В. Зависимое поведение школьников//ЬЦр:/Л»»».narcom.ru/
  • [4] Шабалина В. Зависимое поведение школьников//ЬЦр:/Л»»».narcom.ru/
  • [5] Смагин С. Аддиктивное поведение//Нева, 2006, № 1.
  • [6] Сидорова Т. Кого мы называем 3aBHCHMbiM?//http://gestaltist.ru/2014/
  • [7] Черниогло Е.С. Философский анализ аддиктивного поведения как проявлениесоциальной девиации//Вестник МГОУ. Серия «Философские науки» 2014, № 3,С. 102-103.
  • [8] Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. М.:ЦСПиМ, 2010, С. 372-373.
  • [9] Юрьева Л.Н., Бальбот Т.Ю. Компьютерная зависимость: формирование, диагностика, коррекция и профилактика: Монография.— Днепропетровск: Пороги, 2006,С. 160.
  • [10] Цой Н.А. Социальные факторы феномена интернет-зависимости. Автореф. дисс....канд. социолог, наук. - Владивосток, 2012.
  • [11] Родионова А.С. Особенности эмоционального интеллекта лиц, имеющих Интер-нет-аддикцию // Современные научные исследования и инновации. - Декабрь 2013.- № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/12/29859 (датаобращения: 20.04.2014).
  • [12] Горшков М.К. «Русская мечта» в зеркале социологии//Гуманитарий Юга России,2012, №2, С. 21-22.
  • [13] 'Ледяева И.Ю. Потребление и игра: возможные направления эмпирического анализа// Потребление как коммуникация — 2009: Материалы Пятой международнойконференции, 26-27 июня 2009 г. / Под ред. В.И. Ильина, В.В. Козловского. -СПб.:Интерсоцис, 2009, С. 115.
  • [14] Клименко О.М. Мода как стратегия получения удовольствия//Феномен удовольствия в культуре. Матер, междунар. науч. форума 6 - 9.04.2004 г. - СПб.: Центр изучения культуры, 2004, С. 353.
  • [15] 'Бодрийяр Ж. Система вещей. - М.: Рудомино, 1995, С. 24-54.
  • [16] Дмитриева Н.В., Дубровина О.В. Аддиктивная идентичность виртуально зависимой личности. Монография. Ишим: Изд-во ИГПИ им. Ершова, 2010, С. 126-127.
  • [17] Дмитриева Н.В., Дубровина О.В. Аддиктивная идентичность виртуально зависимой личности. Монография. Ишим: Изд-во ИГПИ им. Ершова, 2010, С. 128-129.
  • [18] См.: Николаев М. С. Социализация личности в обществе потребления. Автореф.дисс. ...канд. философ, наук. - Казань, 2012.
  • [19] Цыбикова Д.Г. Потребительские установки россиян // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены, 2010, № 4 (98), С. 42-43.
  • [20] См.: Телепова Н.Н. Психолого-педагогическая концепция формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам. Автореф. дисс....докт. психолог, наук. - Нижний Новгород, 2012.
  • [21] См.: Цой Н.А. Социальные факторы феномена интернет-зависимости. Автореф.дисс. ...канд. социолог, наук. - Владивосток, 2012.
  • [22] Там же.
  • [23] Мандель Б.Р. Психология зависимостей (аддиктология). М., 2012, С. 301.
  • [24] «Профилактика патологических форм зависимого поведения» в трех томах. Подобщей редакцией О.В. Зыкова. Том I. Позитивное большинство: технологии влияния на личный выбор (первичная профилактика). - М: РБФ НАН, 2010, С. 7.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >