Формы проявления зависимой личности в российском обществе

Зависимая личность формируется и проявляет себя в конкретных социальных условиях в силу определенных обстоятельств - специфики социализации, влияния социального окружения, условий воспитания, с учетом индивидуальных особенностей человека и проявляется в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах на основе доминирующих мотивов деятельности.

Зависимая личность в нашем исследовании трактуется как особый тип личности, структура, социальные функции, статус, ценностные ориентации и социальные установки которой находят свое проявление в таких формах, как негативная и патологическая зависимость в координатах состояния, связанного с неадекватно высокой восприимчивостью к тому или иному внешнему воздействию и склонностью к формированию зависимого поведения.

Формы проявления зависимой личности посредством аддиктив- ной реализации обусловлены желанием изменить настроение и формат эмоций с помощью различных аддиктивных агентов: алкоголя, наркотиков, лекарственных препаратов, токсичных веществ и т.п., а также посредством вовлечения в такие виды активности, как практики азартных игрых, компьютер, сексуальные отношения, трудовая деятельность, длительное прослушивание музыки в определенных ритмах.

Таким образом, негативный и патологический тип зависимой личности воплощается в таких формах, как наркомания, алкоголизм, табакокурение, гемблинг, сексуальные и любовные аддикции; различные виды «социально приемлемых» аддикций в виде работоголизма, спортивных аддикций, шопоголизма; технологические аддикции, в числе которых -зависимость от интернета, мобильных телефонов, телевещания, гаджет-аддикция; пищевые зависимости и другие.

Формы проявления зависимой личности связаны с этапами формирования аддикции.

На начальном этапе аддиктивного процесса реализуются обычно на уровне эмоций и стремления к эмоциональному комфорту. Но позднее человек зависимый все больше фиксирует свое внимание и свои интересы на ограниченном наборе способов достижения комфортного существования. Все другое выпадает из поля внимания или же отодвигается на задний план1.

Считается, что исходная точка формирования аддиктивного процесса связана с переживанием острого изменения психического состояния (повышенное настроение, чувство радости, экстаз, необычный подъем, с ощущением драматизма и риска в связи с приемом вещества, изменяющего психическое состояние, и т.п.

На следующем этапе формируется определенная потребность в использовании средств аддикции. С учащением случаев прибегания к аддиктивной реализации межличностные отношения постепенно отступают на задний план. Провоцировать аддикцию начинают любые события, вызывающие душевное беспокойство, тревогу, чувство психологического дискомфорта.

На третьем этапе аддиктивный ритм становится как бы привычным типом реагирования, методом выбора при встрече с требованиями реальной жизни, интегральной частью зависимой личности.

Четвертый этап - полное погружение зависимой личности в ад- диктивый процесс, сопровождающееся окончательным отчуждением от общества.

Соответственно, меняется система ценностей и ценностных ориентаций зависимой личности.

Формы проявления зависимой личности связаны с ее характеристиками, обусловленными совокупностью обстоятельств столкновения 'См.:Короленко Ц. П. Психосоциальная аддиктология. - Новосибирск: Олсиб, 2001.

устоявшихся культурных механизмов, ценностей и поведенческих норм с новыми условиями социального существования.

Социологические исследования показывают, что размывание ценностно-нормативной первоосновы былого образа жизни привело к формированию антиномичной структуры массового сознания, к продвижению к социальной патологии, господству эгоцентризма, выходу на первый план многих социальных рисков. Контркультурные формы повседневного существования все более тесно увязываются с разнообразными видами асоциального поведения1.

Человек обнаруживает собственную несостоятельность в отношениях сменяющейсясоциальной реальностью. Сталкиваясь с последствиями приема психоактивных веществ, индивид не обладает навыками и умениями выявления наносимого ущерба, не способен обеспечить необходимую защищенность.

Перед ним встают также непростые проблемы, обусловленные приспособлением его прежнего образа мира к возникшей новой ситуации. Отсутствие необходимых защитных механизмов ведет катастрофам мышления, к тому, что сознание «сваливается в штопор». Следствием становится скоротечность кардинальных изменений, происходя-

2

щих в сознании и мышлении человека .

Предложенная В. Д. Менделевичем концепция зависимой личности говорит о том, что имеются общие для всех форм зависимостей базовые характеристики зависимой личности.

К ним относятся: наличие инфантильности, внушаемости и подражательности; прогностической некомпетентности; наивности, простодушия и чувственной непосредственности; максимализма; эгоцентризма; яркости воображения, впечатлений и фантазий; нетерпеливости; склонности к риску и «вкуса опасности»; страха быть покинутым. К этому добавляются характеристики, связанные со сниженной переносимостью трудностей повседневности; скрытым комплексом неполноценности, который сочетается с показным превосходством; стремлением лгать в случае необходимостщстремлением обвинять других в чем-то, зная об их невиновности; стремлением уходить от ответственности в случае принятии решения; стереотипностью, повторяемостью поведения; ощущение тревожности[1] [2] [3].

Аддикты также отличаются выраженными гедонистическими жизненными установками, обусловленными стремлением немедленного получения удовольствия любой ценой.

Характеристики и особенности зависимой личности связаны с тем, что интенции к аддиктивности чаще всего отличают индивидов, имеющих определенные аномалии характера. Так, среди гемблеров нередко встречаются индивиды с неустойчивой акцентуацией характера.

Исследования А.Ю.Егорова показали, что у наркозависимых и у гемблеров общими чертами являются: опасение открыто показывать свои эмоции, замкнутость, заниженная самооценка. Зависимые люди не способны принимать себя такими, какие они есть. Они воспринимают людей плохими, считая, что зло — качество, наиболее характерное для природы человека1.

Философская рефлексия зависимых поведенческих практик в контексте модели игры, когда, согласно С.А.Кравченко, в условиях формирования новой социальной реальности в виде сложного общества одной из коллективных реакций на эти жизненные новации выступает играизация. Играизированный индивид как бы отстраняется от самого себя, будучи лишен возможности управлять собственными действиями. Питая иллюзию, что делает то, что желает и к чему стремится, он вступает в мир несвободы и отныне им движутстрасти и ирра- 2

циональные силы .

Игроголики отличаются неуравновешенностью, неуверенностью в себе, нерешительностью, обидчивостью, мнительностью, глубиной и устойчивостью эмоций при их слабой внешней выраженности. Для них также характерно подавленное настроение, быстрая утомляемость; они плохо осваиваются в изменившихся условиях жизни, затрудняются сделать выбор. Вместе с тем, по сравнению с наркозависимыми, психологические проблемы и отклонения у гемблеров менее выражены[4] [5] [4]. Близки к этому по своим характеристикам также интернет-зависимые люди, отличающиеся навязчивым желанием выхода в интернет.

Согласно классификации К. Янг (США), можно говорить о нескольких основных типах интернет-зависимости. Первый отличается чрезмерным пристрастием индивидов к работе с компьютерами (игры, программирование, другие виды деятельности. Второй тип интернет зависимости связан с патологической привязанностью к таким видам деятельности, опосредованным интернетом, как азартные игры, онлайновые аукционы, электронные покупки. Третий тип - различные виды зависимостей, связанные с социальными функциями интернета (общение посредством чатов, совместные игры), способные заменить реальную семью или реальных друзей на виртуальные. Четвертый тип интернет-зависимости отличается зависимостью от «киберсекса» (наиболее распространенные виды связаны с постоянным просмотром порнографических сайтов в интернете, обсуждением разнообразных сюжетов, связанных с сексом и т.п.1.

По данным Ц.П. Короленко, интернет-зависимые индивиды отличаются комплексом недостаточности (низкой самооценкой, неудовлетворенностью собой); инфантильностью; эгоцентризмом; слабо выявленной ответственностью; низкой коммуникативностью; предпочтениями интернет-сервисов, реализующих разные виды общения[7] [8]. Применимо к наркозависимым людям исследователи также обращают внимание на характерные черты в их поведении, куда они относят эмоциональную опустошенность; тяготение к наркотикам, вытесняющее обычные стремления и потребности; понижение интеллектуального уровня; проблемы с умственной деятельностью; эмоциональная лабильность, проявляющаяся в чувстве тревожности и приступах депрессии; существенное сужение круга интересов; слабо выявленная устойчивость к стрессам (недаром самым привычным способом борьбы со- стрессом выступает употребление наркотического вещества).

Опираясь на имеющиеся исследования различных авторов, представляется возможным выделить следующие характерные черты зависимой личности: а) слабая переносимость различных тягот повседневного существования; б) тщательно скрываемый комплекс собственной неполноценности; в) внешне выраженная общительность, сочетающаяся с неприятием длительных и устойчивых эмоциональных контактов; г) выраженное стремление уклоняться от принятия самостоятельных решений; д) повторяемость в и поведении; е) тревожность; ж) наличие легкой внушаемости и податливости давлению группы);з) неспособность планировать и прогнозировать свое будущее); и) максимализм (крайности во взглядах, «черно-белый» мир, неспособность компромиссов, «либо все, либо ничего»); к) склонность к риску.

При этом представляется возможным говорить о феномене «ухода» как культурной парадигме существования зависимой личности.

Понятие «уход» обычно описывает процессывыхода из системы культурных ценностей в пространство отчужденного существования1. «Уход» сопровождается тем, что разнообразные формы патологически выраженных увлечений направляютвсю нерастраченную энергию личности на приобретение объекта зависимости, что ведет к исчезновению интереса к другим сторонам жизненного существования. В итоге реализации ухода человека уже не интересует духовное самосовершенствование. Налицо разрушение социальных и семейных связей, утрата способности к сопереживанию, нарушение психологической целостно- сти личности, рост личностных изменении .

Среди микро- и макросоциальных факторов, предрасполагающих к гемблингу, исследователи выделяют следующие: влияние семейной обстановки, если устремление к игровой деятельности проявляется с детских лет (домино, карты); патологическое потребительст- во;завышенная оценка материальных ценностей; доминирование социальных установок, связанных с тем, что все жизненные проблемы решаются только при помощи денег[9] [10] [11] [12].

Характеристики и особенности зависимой личности в российском обществе выражаются в поисках ею своего универсального, но одностороннего способа выживания - уход от проблем. Ощущая психологический дискомфорт, человек, пытаясь искусственно изменить психическое состояние и погрузиться в мир субъективно приятных эмоций, выбирает аддикцию.

Возникает иллюзия решения проблемы, что закрепляется в поведенческих стереотипах зависимого человека и становится устойчивой жизненной стратегией во взаимодействиях с социальной реальностью. Складывается впечатление, что отныне можно не задумываться о жизненных проблемах, уйти от трудных ситуаций посредством исполь-

4

зования различных видов аддиктивнои реализации .

Особенности зависимой личности проявляются в характеристиках индивидуального мира ценностей, в обычных социальных условиях выражающих, как правило, то, что является для человека наиболее важным и обладает для него личностным смыслом.

К ценностным ориентациям относят особые психологические образования, составляющие иерархическую систему и существующие в структуре личности в качестве ее элементов. Сюда относят то, что связано с общественными идеалами - выработанными обществомо- бобщенными представлениями о совершенстве; с предметным воплощением таковых в деятельности и поведении; с мотивационными структурамииндивида, побуждающими к реализации идеалов.

Британский исследователь М.Рокич предложил свою концепцию ценностных ориентаций, понимая под ценностью устойчивое убеждение в принципиальной предпочтительности некоторых целей или способов существования перед другими.

Согласно подходу М. Рокича, различаются терминальные и инструментальные ценности. Первые связаны с основополагающими ценностями, олицетворяющими реализацию конечных целей индивидуально-личностного бытия. Вторые - это ценности, связанные с образом действий и средствами достижения целей [13].

К терминальным ценностям обычно относят активную деятельную жизнь; жизненную мудрость, что связывается со зрелостью суждений и наличием здравого смысла); физическое и психическое здоровье как ценность; интересную работу; жизнь в любви; материально обеспеченную жизнь; общественное признание; познание; творчество; свободу и другие.

Инструментальные ценности связываются с аккуратностью и чистоплотностью, умением содержать в порядке вещи, с порядком в ведении дел; с воспитанностью и хорошими манерамщс высокими требованиями к жизни и высокими притязаниями; с исполнительностью; с независимостью; с широтой знаний и высокой общей культурой; с наличием чувства ответственности.

Ценностные ориентации личности рассматриваются в связи с фактами реального поведения человека. Они способны определять содержательную направленность личности, составляя ядро ее мотиваций, сути жизненной позиции и выражают отношение личности к себе и окружающим.

При этом содержание ценностных ориентаций тесно связано с мотивационно - потребностной сферой личности. Человек в различных жизненных ситуациях, так или иначе, опирается на систему ценностей, благодаря которой способен взвешивать ситуации, для того чтобы впоследствии принять решение - действовать или нет. Следовательно, можно сказать, что ценностные ориентации являются важным регулятором поведения, одним из факторов, определяющих поведение личности в ситуациях риска, проб или ситуациях принятия решения.

Формы проявления зависимой личности связаны с изменениями в самых разнообразных сферах ее деятельности, в том числе - уровнем биологического существования, когнитивным уровнем, эмоциональным, сенситивным, коммуникативным (межличностные отношения), уровнем восприятия самого себя и реальности, духовно-нравственным уровнем. Все это влияет и на формирование ценностных ориентаций.

Так, согласно исследованиям специалистов, при алкогольной зависимости групповую иерархию ценностей отличает явно выраженная ориентация на совокупность конкретных жизненных ценностей. Дифицитарными являются ценности, связанные со здоровьем, работой, активной жизнью, дружескими отношениями. Что касается высших терминальных ценностей, связанных с развитием и самореализацией, творчеством, счастьем других, то все они отодвинуты вценностной иерархии на последнее место. Тем самым формируются установки, связанные с низшими уровнями системы ценностей. В целом ценностные ориентации зависимой личности связаны с низкой критичностью, неуверенностью в своих способностях, неумением анализировать и понимать реальные причины своего зависимого состояния, дефицитар- ными тенденциями в мотивационно-потребностной сфере, постепенным нисхождением ценностей к низшим смысловым ступеням '.

Для наркозависимых в качестве наиболее реализованных ценностей выступают развлечения и стремление к свободе, понимаемой как вседозволенность и отсутствие социальных ограничений, а ценности- развития, общественного признания и творчества входят в число наименее реализованных. Что касается отношения к инструментальным ценностям, то высоко признаются эффективность в делах, образованность, в то время, как честность, жизнерадостность и воспитанность являются вторичными.

Тем самым, в системе ориентаций доминируют ценности досуговые («развлечение») и рентные, связанные с «материально обеспеченной жизнью»), а также ценность «свободы», понимаемой как избавление от социальных ограничений1.

Совокупные характеристики и особенности зависимой личности в итоге сказываются на ее жизненном существовании, поскольку способны привести к потере уверенности в себе, утрате самоуважения, падению социальной активности, утрате индивидуальных интересов. Лишаясь активной творческой позиции, зависимый индивид осуществляет смысл чужой жизни и теряет смысл жизни собственной. Его жизненное существование превращается в переживание пустоты, в скуку, 2

подавленность .

Новые условия жизненного существования ставят индивида перед вопросом выбора, что накладывает свой отпечаток на характеристики и особенности зависимой личности.

Сложности первичной адаптации стимулируют поиски личностью приспособительных механизмов и видов поведения, в том числе, девиантных и нелегитимных, в пространстве деформированной социальной реальности. Через интериоризацию девиантных норм и принятие девиантных ролей человек с течением времени адаптируется к обстоятельствам социального и культурного кризиса,

Человеческая жизнь сводится к постоянному выбору между двумя целями. Одна связанасвыбором самого себя, другая - с выбором зависимости. Делая один из выборов, индивид склоняется или к одному направлению своего жизненного существования, или к другому, по сути дела - противоположному, реализует или истинную цель, или - ложную. Главным признаком ложной цели выступает ситуация отсутствия выбора, что в итоге сводится к формированию зависимости. Когда человек предпочитает истинную цель, он тем самым делает свободный выбор. В свою очередь, выбор зависимости есть следствие то-

3

го, что человек предпочел ложную цель .

Те существенные изменения, которые происходят в российском обществе в ходе его реформирования, начинают противоречить устоявшейся нормативной культуре. Сложившаяся «социокультурная почва» зачастую отвергает модернизационные перемены, что неизбежно [14] [15] [16]

ведет к конфликтам и противоречиям. Процессы и определяющие тренды обновления культуры ведут к разрушению старых и становлению новых форм. В сущности, хаос как бы становится основой конструирования новых порядков. Все это ведет к развитию социальных и духовных патологий.

Источником и причиной зависимого поведения и поведенческих установок личности становится столкновение апробированных ценностей и поведенческих норме новыми условиями социального бытия. Ослабление норм, регулирующих индивидуальное поведение, отсутствие четких ориентаций, ослабление социальной консолидации приводят к доминированию в социуме индивидуальных человеческих страстей и желаний, которые далеко не всегда поддаются самоконтролю.

При наличии определенных условий зависимое поведение может перерастать в поведение патологическое. К примеру, непатологическое (нормальное) влечение к употреблению спиртного означает, что потребление спиртного есть психологически понятное и относительно приемлемое явление, поскольку помогает человеку расслабиться, преодолеть застенчивость, быть раскованным исвободно общаться в непривычной обстановке. А патологическое влечение к употреблению спиртного неизменно связывается с самодовлеющим и господствую- щимповеденческим мотивом, когда алкогольное опьянение превращается в самоцель. Доминантная природа патологического влечения к алкоголю определяет вытеснение иных интересов и мотивов активности человека, ведет к утрате человеком контроля над собой.

Или другой пример. При наличии ситуации игровой зависимости патологический гемблинг выявляется, когда наличествуют следующие признаки: возобновление азартной игры, хотя отсутствует материальная выгода; отсутствие контроля за интенсивностью влечения к азартным играм, невозможность прерывания ее волевыми усилиями; непрерывная фиксация мысленных представлений на азартной игре и всем, что связано с этим.

В основе патологической зависимости - проявление искаженного и чрезмерного влечения к чему-либо, что повышает риски личностной деградации и десоциализации. Подобное влечение ведет и кразви- тию болезней психики. Уяснение феномена зависимого поведения и его перерастания в патологически зависимое связано с пониманием поведения человека как объективно необходимого, сущего и социокультурного свойства, которое проявляется в процессах взаимодействия человека и окружающей жизненной среды, когда внутреннее состояние человека (его мотивы, цели, потребности, интересы) превращается в действия и поступки1.

С течением времени патологическое влечение начинает выступать как самодовлеющий и господствующий поведенческий мотив,что формирует соответствующие черты и особенности зависимой личности.

Психолог из Голландии П.Д.А.Кохен выделяет несколько подходов, определяющих зависимость в качестве патологического отклонения. Первый трактует зависимость как патологическое явление, поскольку поведение зависимого человека связано с прогрессирующими отклонениями. Вторая теория характеризует зависимость как патологию, исходя из того, что она несет в себе определенные функции, связанные с патологическим синдромом. Так, эмоциональная подавленность способна выступать в качестве причины формирования зависимости от алкоголя или стимуляторов, депрессия - подтолкнуть к употреблению того же алкоголя или наркотиков вплоть до привыкания к 2

НИМ и т.п.

Исследования, проведенные клиническими психологами патологически азартных игроков, показываютих явно выраженные характерологические черты. Речь идет о роли характерологических черт, определяющих те или иные нарушения нормальной адаптации и формирова- ниеповеденческой зависимого от азартных игр в качестве варианта адаптации. Чаще всего исследователи отмечали возбудимую и гипертимную (повышенная психическая активность) характерологическую акцентуацию (27,3% и 23,6%), а у 11% выявлялся тип акцентуации, характеризуемый как тревожный; у 10,9% был выявлен циклотимный тип.

Подобные характерологические особенности вели к затруднениям в социальной и трудовой адаптации патологически азартных игроков.

Различные проявления в патологии зависимости от азартной игры были связаны также с недостаточной способность преодолевать стрессовые ситуации в связи с несформированностью и неэффективностью адаптивных механизмов, в том числе, психологической защиты как компенсации стресса, и копинга как совладания со стрессом. Ведущие копинг-стратегии вусловиях стресса у патологических гемб- леров проявлялись в конфронтации, дистанцировании и бегстве- избегании. [17] [18]

Исследования показали, что патологическим гемблерам присущи стили поведения как следствия эмоциональной реакции на конфликтную ситуацию, которые не ведут к конкретным действиям по их разрешению, а сопровождаются стремлением забыть о них в процессах игровой деятельности1.

Г.В.Старшенбаум подразделяет в личностном отношении патологических игроков на гипертимных и гипотимных. Гипертимных отличают высокий жизненный тонус, активная энергетика, при этом им присущи самоуверенность, склонность к мотовству, особенно в случаях депрессии. Гипотимный тип личности отличаются подавленностью, неуверенностью, они способны легко впадать в уныние в случае неудачи. Исследователь свидетельствует, что игроголики отличаются высоким интеллектом при узком круге интересов, трудоголизмом, авантюризмом, максимализмом, чрезмерной критичностью в отношении близких и друзей. Эти люди проявляют себя в качестве хороших организаторов, но плохих исполнителей, они способны генерировать идеи, но не любят их воплощать. Они возводят деньги в фетиш, воспринимая их в качестве источника своих проблем, и в то же время в качестве способа их решения".

Характеристики и особенности зависимой личности проявляются в том, что индивид пытается искусственно выйти за границы наполненной скукой предсказуемости, которая уничтожаетсубъектность, и тем самым обрести иную предсказуемость, лишенную скуки и надоевшей повседневности, являющую собой социальное пространство виртуальных иллюзий.

Следствием становится обретение мнимого равновесия (наркотическое или алкогольное опьянение), и «убивающего» субъектность, но позволяет погрузиться в мир эйфории. По меткому замечанию исследователей, личность, будучи разочарованной как в неравновесной смысловой компоненте, так и в равновесной (адаптивной), в итоге склоняется к выбору искусственно организованного равновесия в виде опьянения, где результат и цели для нее всегда совпадают[19] [20] [21].

Так характеристики и особенности зависимой личности в российском обществе увязываются с процессами сложного преобразования внутреннего состояния человека (мотивов, целей, потребностей, интересов) в действия, поступки и деятельность, в его поведенческие практики.

Таким образом, зависимая личность формируется и проявляет себя в конкретных социальных условиях в силу определенных обстоятельств - специфики социализации, влияния социального окружения, условий воспитания, с учетом индивидуальных особенностей человека и проявляется в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах на основе доминирующих мотивов деятельности.

Формы проявления зависимой личности посредством аддиктив- ной реализации обусловлены желанием изменить настроение и формат эмоций с помощью различных аддиктивных агентов: алкоголя, наркотиков, лекарственных препаратов, токсичных веществ и т.п., а также посредством вовлечения в различные виды активности, связанные с азартными играми, компьютером, сексуальными отношениями, перееданием или голоданием, трудовой деятельностью, длительным прослушиванием ритмичной музыки.

Таким образом, негативный и патологический тип зависимой личности воплощается в таких формах, как наркомания, алкоголизм, табакокурение, гемблинг, сексуальные и любовные аддикции; различные виды «социально приемлемых» аддикций в виде работоголизма, спортивных аддикций, шопоголизма; технологические аддикции, в числе которых -зависимость от интернета, мобильных телефонов, телевещания, гаджет-аддикция; пищевые зависимости и другие.

Формы проявления зависимой личности связаны с этапами формирования аддикции. На начальном этапе аддиктивного процесса реализуются обычно на уровне эмоций и стремления к эмоциональному комфорту. Но позднее человек зависимый все больше фиксирует свое внимание и свои интересы на ограниченном наборе способов достижения комфортного существования.

Формы проявления зависимой личности связаны также с ее характеристиками, обусловленными совокупностью обстоятельств столкновения устоявшихся культурных механизмов, ценностей и поведенческих норм с новыми условиями социального существования. Человек обнаруживает собственную несостоятельность в отношениях с меняющейся социальной реальностью. Сталкиваясь с последствиями приема психоактивных веществ, индивид не обладает навыками и умениями выявления наносимого ущерба, не способен обеспечить необходимую защищенность.

Зависимый тип личности отличается выраженными гедонистическими жизненными установками, обусловленными стремлением немедленного получения удовольствия любой ценой. Характеристики и особенности зависимой личности связаны с тем, что интенции к аддик- тивности чаще всего отличают индивидов, имеющих определенные аномалии характера.

Философская рефлексия зависимых поведенческих практик в контексте модели игры, когда, в условиях формирования новой социальной реальности в виде сложного общества, одной из коллективных реакций на эти жизненные новации выступает играизация. Игроголики, будучи лишенными возможностей управлять собственными действиями, отличаются неуравновешенностью, неуверенностью в себе, нерешительностью, обидчивостью, мнительностью. Близки к этому по своим характеристикам также интернет-зависимые люди, отличающиеся навязчивым желанием выхода в интернет. Интернет-зависимые отличаются комплексом недостаточности; инфантильностью; эгоцентризмом; слабо выявленной ответственностью; низкой коммуникативностью; предпочтениями интернет-сервисов, реализующих разные виды общения.

Особенности зависимой личности проявляются в характеристиках индивидуального мира ценностей, в обычных социальных условиях выражающих, как правило, то, что является для человека наиболее важным и обладает для него личностным смыслом. Зависимость связана с изменениями в самых разнообразных сферах деятельности личности, в том числе - уровнем биологического существования, когнитивным уровнем, эмоциональным, сенситивным, коммуникативным (межличностные отношения), уровнем восприятия самого себя и реальности, духовно-нравственным уровнем. Все это влияет и на формирование ценностных ориентаций.

При алкогольной зависимости групповую иерархию ценностей зависимой личности отличает явно выраженная ориентация на совокупность конкретных жизненных ценностей. Дифицитарными являются ценности, связанные со здоровьем, работой, активной жизнью, дружескими отношениями.

Что касается высших терминальных ценностей, связанных с развитием и самореализацией, творчеством, счастьем других, то все они отодвинуты в ценностной иерархии на последнее место. В целом ценностные ориентации зависимой личности связаны с низкой критичностью, неуверенностью в своих способностях, неумением анализировать и понимать реальные причины своего зависимого состояния, де- фицитарными тенденциями в мотивационно-потребностной сфере, постепенным нисхождением ценностей к низшим смысловым ступеням.

Совокупные характеристики и особенности зависимой личности в итоге сказываются на ее жизненном существовании, поскольку способны привести к потере уверенности в себе, утрате самоуважения, падению социальной активности, утрате индивидуальных интересов. Сложности первичной адаптации стимулируют поиски приспособительных механизмов и видов поведения, в том числе, девиантных и нелегитимных, в пространстве деформированной социальной реальности. Источником и причиной зависимого поведенияи поведенческих установок становится столкновение апробированных ценностей и поведенческих норм с новыми условиями социального бытия. Ослабление норм, регулирующих индивидуальное поведение, приводит к доминированию в социуме индивидуальных человеческих страстей и желаний, которые далеко не всегда поддаются самоконтролю.

Характеристики и особенности зависимой личности проявляются в том, что индивид пытается искусственно выйти за границы наполненной скукой предсказуемости, которая уничтожает субъектность, и тем самым обрести иную предсказуемость, лишенную скуки и надоевшей повседневности, являющую собой социальное пространство виртуальных иллюзий. Следствием становится обретение мнимого равновесия (наркотическое или алкогольное опьянение), и «убивающего» субъектность, но позволяет погрузиться в мир эйфории. Так характеристики и особенности зависимой личности в российском обществе увязываются с процессами сложного преобразования внутреннего состояния человека (мотивов, целей, потребностей, интересов) в действия, поступки и деятельность, в его поведенческие практики.

  • [1] Возьмитель А.А. Образ жизни: от советского к российскому//Россия реформирующаяся: Ежегодник-2011. Вып. 10. - М.: Институт социологии РАН, 2011,С. 301-302.
  • [2] Волков Е.Н. Зависимость от реальности//ЬПр://ИЬ.znate.ru/2006/
  • [3] См.: Менделевии В.Д.Психология зависимой личности. - М.: Медпресс, 2004.
  • [4] См.: Егоров А.Ю.Нехимические зависимости. - СПб.: Речь, 2007.
  • [5] Кравченко С.А. Играизация российского общества. К обоснованию новой социологической парадигмы/Юбщественные науки и современность, 2002, № 6, С. 147,150-151.
  • [6] См.: Егоров А.Ю.Нехимические зависимости. - СПб.: Речь, 2007.
  • [7] Там же.
  • [8] См.:Короленко Ц. П. Психосоциальная аддиктология. - Новосибирск: Олсиб,2001.
  • [9] См.: Бережная М.П. «Уход» в культурных парадигмах бытия человека. Автореф.дисс ...канд. философ, наук. - Белгород, 2012.
  • [10] Бережная М.П. «Уход» в культурных парадигмах бытия человека. Автореф. дисс...канд. философ, наук. - Белгород, 2012.
  • [11] См.: Дмитриева Н.В., Дубровина О.В. Аддиктивная идентичность виртуальнозависимой личности. Монография. Ишим: Изд-во ИГПИ им. Ершова, 2010.
  • [12] Соловьева С.Л. Аддиктивное поведение как способ компенсации эмоциональногодефицита. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон,науч. журн. 2009. N 1. URL: http :// medpsy.ru
  • [13] Рокич М. Природа человеческих ценностей // Свободная пресса, 1973, №5.С. 20-28.
  • [14] Дмитриева Н.В., Дубровина О.В. Аддиктивная идентичность виртуально зависимой личности. Монография. Ишим: Изд-во ИГПИ им. Ершова, 2010, С. 137.
  • [15] Сидорова Т. Зависимость - проявление личностной структуры/Zpsihologgoroda.by
  • [16] Котляров А.В. Другие наркотики или HomoAddictus: Человек зависимый. - М.:Психотерапия, 2006. - 469 с. [эл. BepcHfl]//http://ra.wtexts.ru/
  • [17] Унарова Л.Д. Поведение человека: социально-философское осмысление. Монография. - М.: Изд-во Академии естествознания, 2012 [эл. версия] http://www.rae.ru/monographs/172
  • [18] Maandblad Geestelijke Volksgezondheid, Utrecht 1984, (2) s..l 15-126.
  • [19] Малыгин В.Л., Искандирова А.Б., Смирнова Е.А., Хомерики Н.С., ЕлшанскийС.П. Патологический гемблинг, Интернет-зависимость: особенности клиники инозологической принадлежности. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. 2010. N 1. URL: http
  • [20] Старшенбаум Г.В. Игромания//Журнал практической психологии и психоанализа,2005, № 1 //http://psyjournal.ru/
  • [21] Гарифуллин Р. Постмодернистская психология личности//ЬИр://р8уГас1ог.о^/ИЬ/
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >