вторая. Социальные условия формирования и формы проявления зависимой личности в российском обществе

Радикальное изменение условий и обстоятельств социального бытия в результате нарастающей сложности российского общества ведет к тому, что человеческая личность оказывается все более явно встроенной в разнообразные уровни и векторы социального существования, в том числе, через девиантные способы взаимодействия с обществом. Зависимость как социокультурный феномен, интегрированный в социальную реальность, начинает оказывать воздействие на индивидуальные поведенческие практики, социальную самооценку, выбор траекторий жизненного существования.

В главе рассматриваются социальные условия формирования зависимой личности в российском обществе, выявляются и характеризуются формы проявления зависимой личности в социокультурном пространстве общества.

Социальные условия формирования зависимой личности в российском обществ

Зависимая личность реализуется в виде непреодолимой, неконтролируемой, чрезмерной, нарастающей подчиненности своего выбора внешним ложным целям, что препятствует выбору собственных целей. Возникновение принципиально нового переживания реальности выступает в качестве основополагающего критерия зависимости. Подобное состояние искусственной, суррогатной реальности в психиатрической терминологии именуют как «особые состояния сознания» и «сумеречные расстройства сознания»1.

Стоит согласиться с теми авторами, которые полагают, что пока отсутствует единая точка зрения по поводу возникновения и развития зависимостей, не прослеживается закономерность между конкретной совокупностью причин и параметрами зависимого поведения, не выявлена связь между видами зависимости и аддиктивным поведением в целом[1] [2].

Однако очевидно, что возникновение зависимости и, соответственно, зависимой личности в социокультурных обстоятельствах взаимодействия индивида и общества обусловлено совокупным действием довольно широкого спектра условий, факторов, обстоятельств, которые вызывают, провоцируют, усиливают и поддерживают подобное состояние.

Е.С.Балабанова исходит из того, что основными компонентами модели зависимой личности являются ее генезис; когнитивные, мотивационные, эмоциональные и поведенческие характеристики; негативные и позитивные следствия отношений зависимости1.

В целом социальные условия генезиса зависимой личности проявляются на различных уровнях социального и личностного существования[3] [4].

Зависимость формируется постепенно, захватывая человека все больше и больше, а зависимое поведение перерастает в поведение патологическое при наличии определенных обстоятельств и факторов. Детерминанты вовлечения в зависимость фиксируются в координатах соотношения личностных особенностей зависимых индивидов, нереализованных потребностей, присущих им, а также социальных и культурных факторов зависимости.

Что толкает человека к зависимости? Почему патологическое влечение начинает выступать как самодовлеющий и господствующий мотив поведения, вытесняя иные интересы и мотивы активности человека, что ведет к утрате количественного и ситуационного контроля над поведением? Почему человек стремится «избежать реальности» посредством либо химических веществ (алкоголизм, наркомания), либо сильных эмоций, связанных с поведенческими пристрастиями (азартные игры, компьютерная и интернет-зависимости, шопинг, работого- лизми т.п.)?

Человеку вообще свойственно погружаться в фантазии и иллюзии, скрываясь от трудностей социальной и психологической адаптации. Действительно, одни с головой погружаются в работу и превращаются в трудоголиков, чтобы не ощущать внутренней пустоты и избегать ощущения бессмысленности, другие - приобщаются к наркотикам, третьи - смотрят кино, четвертые -заняты чтением художественной литературы. Люди ходят в музеи и на выставки, сталкиваясь с виртуальной реальностью предметов искусства, люди погружаются в виртуальное интернет-пространство, что все больше присуще человечеству, которое постепенно перемещается в координаты мира, связанного с виртуальной реальностью1.

Д. Крамером и Д. Олстедом предложена концепция, где делается упор на связи зависимой личности с авторитаризмом. Именно в нем усматривается основополагающий фактор формирования феномена зависимости. Таким образом, предложена парадигма, связанная с «больной моралью». То есть зависимость - это болезнь морали[5] [6].

По мнению других исследователей, аддиктивное поведение связано с «доболезненным этапом». Для того, чтобы оно перешло в болезнь, требуются определенные социальные, психологические и биологические факторы. К тому же в плоскости аддиктивного поведения не прослеживается формирование индивидуальной психической зависимости от психоактивного вещества[7].

С.Н. Дубинин, говоря о природе отклоняющегося поведения, характеризует его как совокупность результатов действия генетических факторов и социальных процессов, а также разнообразных отношений между людьми. В итоге подобное поведение определяется им как объективными социально-историческими трендами и социальными явлениями, так и субъективными проявлениями индивидуальных характеристик всякой конкретной личности в процессах ее развития и социализации и имеет глубинные зависимости от экзистенциональных проблем личности и перемен в ее духовно-нравственной эволюции[8].

В нашем понимании причины - это совокупность индивидуально-биологических личностно-психологических и микросоциальных факторов, порождающих зависимый тип личности, которые и выступают в качестве оснований зависимого поведения.

Условия - это сложившиеся внешние социальные и культурные явления, детерминирующие (определяющие) формирование зависимой личности.

Для Л.Д.Унаровой среда представляет собой стимульную матрицу поведенческих отклонений, поскольку человек не выбирает общество, но рождается в нем и переживает процесс становления. Именно в рамках социума он включается в процессы освоения норм и ценностей, именно в рамках этого социума он реализует свои поведенческие установки1.

Каковы же причины формирования зависимой личности? С какими индивидуально-биологическими, психологическими и микросо- циальными условиями связано становление зависимого типа личности?

Индивидуально-биологические факторы связывают с генетическими, конституциональными и психобиологическими особенностями организма человека.

Здесь приходится вести речь о способности человеческого организма вырабатывать собственные, эндогенные, психоактивные вещества, участвующие в процессах формирования настроения, вплоть до особых эмоциональных переживаний; о наличии специфических рецепторов, которые вступают во взаимодействие с различными видами психоактивных веществ. Так, злоупотреблению подобными веществами и развитию патологии зависимостей содействует наличие в силу определенных причин церебральной недостаточности.

Личностно-психологические факторы. В соответствии с подходом С.Н.Дубинина, девиантное поведение выступает в качестве достаточно широко распространенного личностного психологического феномена. Процессы формирования девиаций имеют непосредственные связи с внешними (социальными, социально-педагогическими, психолого - педагогическими) и внутренними (биогенетическими, психоло- гическими) факторами и обстоятельствами .

К личностно-психологическим факторам относят те, что связаны с: а) личностными особенностями, способствующими началу употребления психоактивных веществ и развитию болезней патологической зависимости; б) обстоятельствами, которые воздействуют на возможность развития злоупотребления или заболевания в процессе формирования личности; в) особыми психологическими состояниями, включая такие, как реакция на стресс и фрустрацию, когда индивид начинает [9] [10]

принимать психоактивные вещества, для того, чтобы облегчить свои переживания.

Провоцирующие факторы формирования зависимой личности связаны также с проявлениями нервно-психической неустойчивости, акцентуаций характера, поведенческих реакций группирования и иных особенностей личности.

Возникновению зависимого поведения способствуют также мик- росоциальные факторы. В данном случае речь идет о семейных и вне- семейных взаимодействиях, определяющих степень индивидуальных реакций, особенностях общения, совокупности предпочтений индивида, влияние которых может быть как конструктивным (поддержка развития личности, продуктивного общения, лучшего понимания друг друга), так и разрушительным (фиксирование внимания на страхах, комплекс вины и неполноценности).

Социальные условия - это сложившиеся внешние социальные и культурные явления, детерминирующие (определяющие) формирование зависимой личности. Социологи и философы обращают внимание на значимость социальных и культурных факторов, влияющих на развитие зависимости, в том числе, дезинтеграцию общества и нарастание социокультурных изменений.

Е.В.Змановская пишет о внешних социальных условиях, воздействующих на поведение человека, то есть общественных процессах (социально-экономической ситуации, государственной политике, традициях, моде, средствах массовой коммуникации); характеристиках социальных общностей, в которые включается индивид (речь идет о расовой и классовой принадлежности, этнических установках, субкультуре, социальном статусе, принадлежности к группе); микросоциальной среде, связанной с уровнем и стилем семейной жизни, психологическим климатом в ней, личностными характеристиками родителей, стилем семейного воспитания, друзьями, другими значимыми людьми)[11].

Сложившаяся в обществе социально-психологическая обстановка, связанная с дефицитом полноценного общения, также неизбежно способствует значительному распространению поведенческих аддик- ций. В подобных обстоятельствах важную роль играет конструирование аддиктивных установок, связанных с совокупностью особенностей когнитивного, эмоционального и поведенческого свойства, которые вызывают формирование зависимого отношения к жизни.

Макросоциальные параметры связывают с экономическим, политическим и культурным состоянием общества. Согласно социальному философу М.Б.Маринову, в структурном отношении социальная среда выступает как совокупность социально-экономических, политико-идеологических и бытовых условий, а также как интегративная совокупность людей, которые связаны общностью данных условий1.

Фактор социальных условий в контексте социальной среды в становлении зависимой личности в российском обществе связан с процессами формирования новой социальной реальности.

Современная социальная реальность - это реальность, где не срабатывают имеющиеся индивидуальная и групповая практики. Постулат неопределенности теснейшим образом соединен с идеей субъ- ективации и индивидуализации постиндустриального общества. Ослабление или дезорганизация норм и ценностей, призванных быть ориентирами, становится основой экспансии ненормативных форм реагирования на окружающую реальность.

Социокультурная реальность со второй половине XX века становится все многообразной, неопределенной и динамичной. Вместе с открытостью и динамизмом социума, самоорганизацией акторов, стали непреднамеренно утверждаться неопределенность, хаос, иррациональность. Возникают проявления нелинейной социальной и культурной динамики, выражающейся в прерывистости, разрывах, случайностях, парадоксах общественного развития. Наряду с объективной реальностью все более явно стала проявляться виртуальная реальность. Определить, что есть «норма», становилось все труднее.

Как полагает социальный философ П.К.Гречко, с переходом от коллективизма к индивидуализму, который фиксируется сегодня философами, связан определенный этап исторического развития (и развито- сти) системы социальных отношений между людьми . В этом отношении становление в современной России нового типа социальности оказывает влияние на самые разнообразные параметры и смыслы человеческого бытия.

Формирование нового типа социальности задают иные горизонты и новые векторы в измерении артикуляции социокультурного пространства функционирования человеческой личности. Начинают иначе функционировать базовые социальные структуры и институты, суще- [12] [13]

ственно преобразуются системы целей и ценностей, меняется язык социального самоописания. Новый тип социальности оформляется в контексте размывания традиционных модификаций системы «личность - общество», что заставляет заниматься поисками новых форм и способов взаимодействия между этими важнейшими и системообразующими элементами социальной жизни1.

Оформляется социальная среда, которая отличается нелинейной динамикой, социальной неопределенностью, наличием режимов хаоса. Отсюда - ощущение ненадежности и социальной неуверенности в эпоху «текучей современности», когда равновесие и устойчивость перестают восприниматься как «норма». Человеку всякий раз приходится как бы вновь осваивать пространство социальной реальности, которая обеспечивает реализацию различных видов продуктивной социальной коммуникации в процессах социокультурной трансформации[14] [15].

В новой социальной реальности личность оказывается в ситуации риска. В социально-гуманитарном знании понятие «риск» все в большей мере начинает отражать особый срез социальной реальности в общественной жизни в целом.

Как понятие, так и объективное проявление риска в жизни общества связываются с «текучим», вероятностным характером многих природных, социальных, экономических процессов, что обусловлено наличием в общественной жизни противоборствующих трендов социального развития, столкновением противоречивых интересов различных социальных акторов, несовпадения их целей и интересов[16]. «Текучая современность», по 3.Бауману, утверждает рискогенный образ жизни в ситуации всеобщих перемен и трансформаций[17].

В подобной ситуации нарастают проявления зависимости. Недаром С.П.Елшанский полагает, что вновь возникающие тренды социокультурных трансформаций зачастую могут провоцировать и усиливать «несовпадение» человека и социальной реальности[18].

Так начинают действовать механизмы формирования аддикции - важная составная часть ее социокультурной природы, что связано с решением индивида или следовать существующим нормам, или же отступать от них, исполнять социальные требования или отказываться от них. Формирование черт зависимой личности осуществляется в ходе социализации и с участием врожденных и приобретенных отклонений. К подобным чертам относят крайнюю несамостоятельность, неумение отказать из-за опасений быть отвергнутыми другими, ранимость неодобрением, нежелание брать на себя ответственность за принятие решения.

Выявление детерминант формирования зависимости заставляет обратить внимание на культуру, выступающую в качестве системообразующего элемента общества, базовой подсистемы социальной регуляции, обеспечивающей различные обстоятельства существования, воспроизводства и развития социальных взаимосвязей и взаимодействий. Культура как социальный опыт адаптации людей к среде обитания и как совокупность результатов социальной деятельности, закрепленных в знаковых системах.

Фиксируя этапы развития зависимости, ученые исходят из наличия определенных закономерностей становления подобного феномена, выделяя обычно три таких этапа или стадии.

На первой стадии начинается взаимодействие человека и выбранной им искусственной реальности, что находит проявление в перестройке психики человека и развитии пристрастия к новой реальности. Собственная реальность при этом начинает восприниматься как менее значимая и приятная, чем реальность искусственная. Человек обретает привычку «быть» вне самого себя, не испытывая отрицательных эмоций. Он как бы обретает психический комфорт вне своей реальности.

Вторая стадия наступает с привыканием к «проживанию» в искусственной реальности в ситуации качественно иных взаимосвязей между человеком и жизненными реалиями. В условиях чуждой реальности человек начинает испытывать дискомфорт. У него возникает уже физическая потребность ухода в искусственную реальность. Даже долговременный и глубинный «уход» в искусственную реальность не способствует проявлениям защитных реакций отторжения, поскольку деформируется вся совокупность защитных механизмов, боровшихся ранее за психику человека.

Третья стадия связана с дальнейшим изменением формы восприятия искусственной реальности человеком. Отныне для него эта реальность выступает в качестве не просто приятной и комфортной, но единственно возможной для существования, обеспечивающей хоть какую-то жизнь. Человека уже мало что интересует. Исчезает даже интенсивное влечение, как раньше, к этой самой искусственной реальности, уже нет сил для активного поиска подобной реальности.1

Основополагающие факторы формирования зависимого поведения связаны с отрывом социальных норм от конкретной социальной реальности, их нестабильностью и неопределенностью, с ослаблением или неустойчивостью применения различных социальных санкций, что вызывает снижение эффективности механизмов социального регулирования. Социальная обусловленность и ценностно-смысловые обстоятельства позиционирования зависимости напрямую вписаны в современную социальную жизнь, отличающуюся такими чертами, как повышенная социальная мобильность, опосредованный характер социальных отношений, социальная неопределенность, утрата контроля со стороны человека над многими социальными процессами.

В ситуации становления сложного общества" важным фактором формирования поведенческих девиаций выступают деформированные социальные ценности. Социокультурная природа зависимости обусловлена тем, что трансформация личностных ценностей, установок и смыслов в ситуации роста отчуждения и социальной неопределенности в координатах зависимости связана с глубоким психологическом «погружением» в предмет желания (другим человеком, внешним объектом, некой деятельностью, химическими веществами, собственными безумными желаниями, внутренними программами), что скреплено чувством удовольствия и наслаждения.

В процессах оформления зависимости она неизбежно начинает подменять собою жизнь, создавая для зависимого новую реальность, которая отличается мощным характером и навязчивой психологической и нейрофизиологической доминантой. Выявление социокультурной природы зависимости в плоскости взаимодействия психологии и клинической медицины позволяет определить, что многие патологические привычки включают в себя свойства расстройств зависимого поведения (или являются ими) на основании как критерия непреодолимости влечения к выполнению какого-либо действия, так и критерия измененных состояний сознания в момент реализации влечения.

Корень всех социальных перемен - в человеке, в динамике его потребностей, интересов, способностей, мотивов деятельности и пове- [1] [20]

дения. Однако человек всегда действует в конкретной социокультурной среде. Культурой создаются важные и жизненно необходимые условия для стабильных взаимодействий, обеспечивающие в той или иной форме упорядочение социальной реальности, единство ориентиров в пространстве социально активной деятельности.

На природу зависимости в русле социальной среды все более значимое воздействие оказывает массовая культура, накладывающая отпечаток на самые различные виды зависимости, поскольку растворяет в себе смысловые свойства. Субъект массовой культуры отличается тем, что его личностное начало слабо выражено и мало дифференцировано. Подобный субъект отличается некритичностью восприятия и оценивания реального мира, управляемостью и духовной инфантильностью.

Массовая культура способствует распространению гедонизма, насаждению бездумного развлекательного начала, что создают видимость освобождения индивида от жизненных трудностей, переселяя его в игровую, виртуальную реальность. Все это существенно сближает сюжеты и обстоятельства позиционирования и манифестации массовой культуры с тематикой зависимости и патологической зависимости, позволяя определить российское общество как общество социальной зависимости и социальных отклонений.

Социокультурная природа зависимости во многом связана с потреблением виртуальной реальности, когда часть людей пытается покинуть реальность, изменив свое психическое состояние, погрузиться в иной, виртуальный мир. Так возникает проблема взаимодействия зависимого человека с виртуальной реальностью.

Потребление виртуальной реальности становится неотъемлемой и существенной частью жизни. В бедной событиями и однообразной реальной жизни виртуальная реальность становится все более привлекательной, выступая в качестве заменителя обычной жизни или компенсатора ее убожества.

Природа зависимости, в том числе, патологической зависимости, в проекции взаимодействия психологии и клинической медицины коррелирует также с тематикой социальной нормы и социального отклонения. С социальной нормой связывается исторически сложившееся и обобщенное социальное предписание, которое служит обязательным к исполнению всеми и в любой ситуации, и играет важную регулятивную роль в жизни всякого социума.

С социальными отклонениями связано нарушение социальных норм. При этом обычно имеются в виду обстоятельства и характеристики различных негативных массовых социальных явлений.

В условиях современного российского общества существенное значение приобретает также соотнесенность зависимости с социокультурным кризисом и обусловленным им жизненным кризисом. С психологическим понятием смысложизненного кризиса отождествляется совокупность кризисных явлений, которые возникают на базе противоречий социального существования в системе взаимоотношений индивида с его целостной жизнью вплоть до кризиса смыслоутраты1.

Явление смыслоутраты, которое приобрело широкое распространение в современном российском обществе, способствует широкому распространению разнообразных форм дезадаптации, связанных с девиантным поведением, депрессией, алкогольной зависимостью, употреблением наркотиков, азартными играми, зависимостью от интернета, различными проявлениями эскапизма.

Серьезной проблемой является распространение в современном российском обществе таких проявлений, которые традиционно связаны с отчуждением. Социологические опросы свидетельствуют, что подавляющее большинство людей в современном российском обществе не чувствуют, что они способны влиятьна течение событий,

связанных с собственной жизнью. В этой связи широко

2

распространены аномия, нигилизм, приверженность антиценностям .

Разнообразные проявления смыслоутраты связаны с тем, как человек воспринимает и переживает неполноту и ограниченность взаимоотношений с миром социального. То, насколько упорядочены связи индивида с миром - есть показатель уровня развития личности. И, напротив, разнообразные субъективные переживания, связанные с утратой смысла, свидетельствуют о нарушениях в пространстве взаимосвязей личности с реальной действительностью[21] [22] [23]. Социальная среда в этом смысле выступает проявлением общественных отношений, когда ценности и нормы как основополагающие ее элементы проявляются в пространстве становления и реализации зависимой личности.

Таким образом, социальные условия среды играют значимую роль в становлении зависимой личности в российском обществе. Именно социальная среда выступает как пространство становления зависимой личности.

Личностная зависимость реализуется в виде нарастающей подчиненности своего выбора внешним ложным целям, что препятствует выбору собственных целей. Возникновение принципиально нового переживания реальности выступает в качестве основополагающего критерия зависимости. Зависимость формируется постепенно, захватывая человека все больше и больше, а зависимое поведение перерастает в поведение патологическое при наличии определенных обстоятельств и факторов.

Условия социальной среды - это сложившиеся внешние социальные и культурные явления, детерминирующие (определяющие) формирование зависимой личности. Сформировавшаяся в обществе социально-психологическая обстановка, связанная с дефицитом полноценного общения, также неизбежно способствует значительному распространению поведенческих аддикций. В подобных обстоятельствах важную роль играет конструирование аддиктивных установок как совокупности особенностей когнитивного, эмоционального и поведенческого свойства, которые формируют зависимое отношение. Макро- социальные параметры связаны также с экономическим, политическим и культурным состоянием общества.

В то же время, становление зависимого типа личности обусловлено совокупностью разнообразных индивидуально-биологических, психологических и микросоциальных факторов. Индивидуальнобиологические факторы связаны с генетическими, конституциональными и психобиологическими особенностями организма человека. Личностно-психологические факторы связаны с: а) личностными особенностями, способствующими приобщению к психоактивным веществам и, соотвественно, развитию болезней патологической зависимости; б) обстоятельствами, которые воздействуют на возможность развития злоупотребления или заболевания в процессе формирования личности; в) особыми психологическими состояниями, включая такие, как реакция на стресс и фрустрацию, когда индивид начинает принимать психоактивные вещества, для того, чтобы облегчить свои переживания. Микросоциальные факторы - это семейные и внесемейные взаимодействия, определяющих степень индивидуальных реакций, особенности общения, совокупность предпочтений индивида.

В новой социальной реальности личность оказывается в ситуации риска. В итоге нарастают проявления зависимости, когда начинают действовать механизмы формирования аддикции - важная составная часть ее социокультурной природы, что связано с решением индивида или следовать существующим нормам, или же отступать от них, исполнять социальные требования или отказываться от них.

Экспансия массовой культуры способствует распространению гедонизма, насаждению бездумного развлекательного начала, что создает видимость освобождения индивида от бремени жизненных трудностей, переселяя его в игровую, виртуальную реальность. Все это существенно сближает сюжеты и обстоятельства позиционирования и манифестации массовой культуры с тематикой зависимости и патологической зависимости, позволяя определить российское общество как общество социальной зависимости и социальных отклонений. Трансформация личностных ценностей, установок и смыслов в ситуации роста отчуждения и социальной неопределенности в координатах зависимости связана с глубоким психологическом «погружением» в предмет желания, что скреплено чувством удовольствия и наслаждения. Социальная среда в этом смысле выступает проявлением общественных отношений, когда ценности и нормы как основополагающие ее элементы проявляются в пространстве становления и реализации зависимой личности.

  • [1] Котляров А.В. Другие наркотики или Homo Addictus: Человек зависимый. - М.:Психотерапия, 2006. - 469 с. [эл. BepcHa]//http://ra.wtexts.ru/
  • [2] См.: Шепель Ю.В. Игровая зависимость как социокультурное явление в современном обществе. Автореф. дисс. ...канд. социолог, наук. - М., 2007.
  • [3] Балабанова Е.С. Теории «зависимой личности»: возможности социологическойинтерпретации // Личность. Культура. Общество. 2005. Т. 7. Вып. 4 (28). С. 103.
  • [4] См.: Карпов А.А. Социально-психологическое содержание отношения к игре узависимых игроков. Автореф. дисс. ...канд. психолог, наук. - Ярославль, 2011
  • [5] Котляров А.В. Другие наркотики или Homo Addictus: Человек зависимый. - М:Психотерапия, 2006. - 469 с. [эл. BepcHa]//http://ra.wtexts.ru/
  • [6] Балабанова Е.С. Социально-экономическая зависимость как феномен сознания истратегий поведения населения современной России. Автореф. дисс. ...докт. социолог. наук. - Нижний Новгород, 2006.
  • [7] Кочарян А.С., Коровицкая В.В. Проблема единства зависимых рас-стройств//Журнал практикующего психолога. 2005, Выпуск 11, С. 63.
  • [8] См.: Дубинин С.Н. Психологические детерминанты и механизмы коррекции девиантного поведения личности. Автореф. дисс. ...докт. психолог, наук. - НижнийНовгород, 2011.
  • [9] Унарова Л.Д. Поведение человека: социально-философское осмысление. Монография. - М.: Изд-во Академии естествознания, 2012 [эл. версия] http://www.rae.ru/monographs/172
  • [10] Дубинин С.Н. Психологические детерминанты и механизмы коррекции девиантного поведения личности. Автореф. дисс. ...докт. психолог, наук. - Нижний Новгород, 2011.
  • [11] Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб,пособие для студ. высш. учеб, заведений. - 2-е изд., испр. - М.: Издательский центр«Академия», 2004, С. 27-28.
  • [12] См.: Маринов М.Б. Стратегии жизни личности в индивидуализирующемся обществе. Автореф. дисс. ...докт. философ, наук. - Ростов-на-Дону, 2008.
  • [13] Гречко П.К. Новая социальность: опыт интерпретации//Вопросы социальной теории. 2009. Том III. Вып. 1 (3), С. 312.
  • [14] Калустьянц Ж.С. Личность в индивидуализированном обществе: философскийанализ. Автореф. дисс. ...докт. философ, наук,- Ставрополь, 2012.
  • [15] См.: Уланов А.А. Современные тенденции и механизмы социального воспроизводства. Автореф. дисс. ...канд. философ, наук. - Уфа, 2003.
  • [16] См.: Гефеле О. Ф. Личность в ситуации риска (Социально-философский анализ).Автореф. дисс. ...канд. философ, наук. - М., 2004.
  • [17] Бауман 3. Текучая современность, С. 30.
  • [18] ? Елшанский С.П. Социокультурные трансформации и зависимое поведе-ние//Вопросы наркологии, 2005, № 1, С. 56-58.
  • [19] Котляров А.В. Другие наркотики или Homo Addictus: Человек зависимый. - М.:Психотерапия, 2006. - 469 с. [эл. BepcHa]//http://ra.wtexts.ru/
  • [20] Кравченко С.А. Становление сложного общества, С. 8-9.мс
  • [21] Карпинский К.В. Социокультурная детерминация смысложизненного кризиса вразвитии личности//Психологический журнал, 2010, № 1, С. 37.
  • [22] См.: Осин Е.Н. Смыслоутрата как переживание отчуждения: структура и диагностика. Автореф. дисс. ...канд. психол. наук. М., 2007.
  • [23] Осин Е.Н., Леонтьев Д.А. Смыслоутрата и отчуждение//Культурно-историческаяпсихология. Международный научный журнал. 2007, № 4, С. 69-76.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >