Темпы экономического роста и их устойчивость

В период 1990—1998 гг., т.е. в течение девяти лет, ВВП России снижался (кроме 1997 г., когда наблюдался рост в размере 0,7%). В результате за этот период ВВП страны сократился на 44% (в 1914—1922 гг. — на 42%, в 1941 — 1945 гг. — на 21%!).

Начавшийся с 1999 г. экономический рост тяготел к 5—8%. К началу экономического кризиса 2009 г. Россия смогла удвоить объем ВВП, восстановив его до дореформенного уровня, хотя объем промышленного производства достиг лишь 73%-го уровня 1989 г.[1] [2] Последующая депрессия не позволила темпам роста восстановиться до докризисного уровня, а затем вновь привела к падению ВВП.

Таблица 9.2

Темпы роста ВВП России,%

  • 1992-2000 гг.
  • (в среднем за год)

-4,0

2012 г.

3,4

  • 2001-2008 гг.
  • (в среднем за год)

6,5

2013 г.

1,3

2009 г.

-7,8

2014 г.

0,6

2010 г.

4,5

2015 г.

-3,7

2011 г.

4,3

2016 г.

-0,2*

* Прогноз Минэкономразвития России.

Источники: Российский статистический ежегодник за соответствующие годы; http:// www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/#

Высокая динамика российской экономики в период после 1998 г. (в расчете надушу населения составившая около 6,8% за 2001—2008 гг.) объяснялась прежде всего следующими обстоятельствами:

  • ? сильной девальвацией рубля в ходе азиатского финансового кризиса (обрушился на нашу страну в середине 1998 г.), что послужило толчком к восстановлению экономики в течение нескольких последующих лет на основе импортозамещения (см. ранее цифры о доле импортных товаров в товарных ресурсах розничной торговли);
  • ? заметным улучшением с конца 1990-х гг. условий торговли, в основном благодаря росту мировых цен на основные товары российского экспорта, прежде всего энергоносители;
  • ? возросшей доступностью заемных средств на мировых рынках капитала в 2000-е гг., что позволило российскому крупному и среднему бизнесу смягчить недостаток кредитов, особенно долгосрочных, внутри страны.

Подобные обстоятельства были временными, а не долгосрочными. Так, эффект от девальвации обычно длится несколько лет, мировые цены на сырье подвержены сильным колебаниям, а низкие ставки и доступность иностранных кредитов наблюдаются отнюдь не всегда. Первое обстоятельство исчерпалось уже в начале 2000-х гг., а два остальных — в 2008 г. и последующие годы.

Поэтому экономический рост в России можно квалифицировать как неустойчивый, чрезмерно зависящий от конъюнктуры на мировых рынка товаров и капиталов. Основной причиной неустойчивости российского экономического роста является невысокая норма валового накопления. То есть экономический рост недостаточно подкрепляется капитальными вложениями. Увеличение притока в Россию в прошлое десятилетие выручки от быстро дорожавшего экспорта сырья, материалов, топлива и энергии тратилось преимущественно на потребление и создание международных и других государственных резервов и в меньшей степени — на рост инвестиций.

Кроме того, экономический рост в России нельзя считать качественным, так как он базируется прежде всего на росте сырьевых отраслей, а главное — ведет к деградации отраслевой структуры экономики (см. ранее).

Поэтому в последние годы в России сложилось понимание, что для модернизации страны нужен переход к модели более устойчивого и качественного экономического роста. Это отразилось в Концепции-2020 г., ориентированной на инновации, человеческий капитал и инвестиции как базу для экономического роста. Однако для этого требуется прежде всего модернизация экономической модели страны.

Тем не менее активных практических мер по реализации этой концепции руководство России не осуществляло. В этом, вероятно, главная причина невысоких темпов роста в период последующей стагнации. Падение мировых цен в 2014—2015 гг. на энергоносители и другие основные товары российского экспорта, а также резкое сокращение притока капитала из-за западных санкций лишь усугубили ситуацию, превратив низкие темпы роста в отрицательные.

В настоящее время в мировой экономике происходит сползание в так называемую «новую нормальность», характеризующуюся сниженными по сравнению с предыдущими десятилетиями темпами экономического роста мирового хозяйства, что приводит к невысоким темпам роста ВВП мира и низким ценам на сырьевые товары, а также к меньшей заинтересованности капитала из развитых стран в сырьевых экономиках. «Голландская болезнь», обеспечившая России высокую динамику экономического роста в прошлом десятилетии, в этом десятилетии оборачивается для нее экономической стагнацией.

В свою очередь, «голландская болезнь» стала следствием неспособности российской правящей элиты обеспечить активную модернизацию экономики в условиях прежних высоких поступлений от сырьевого экспорта. Рентоориентированное поведение союза бюрократии и олигархов не обеспечило такой структурной модернизации, которая привела бы к поставке на внутренний и внешний рынок в больших количествах отечественных конкурентоспособных готовых изделий и услуг.

Пытаясь разобраться в причинах этого рентоориентированного поведения, можно прийти к выводу, что это следствие прежде всего двух причин — низкого уровня демократии и невысокой этики. Невысокий уровень демократии не позволяет основной массе предпринимателей и потребителей влиять на экономическую политику элиты, а низкая этика последней приводит к ее ориентации во многом на свои собственные (рентоориентированные) интересы, а не на долгосрочные общенациональные интересы.

В конце можно лишь повторить вывод, сделанный в гл. 9, что для выхода из ситуации невысоких и неустойчивых темпов экономического роста требуется активная модернизация экономики на основе повышения значимости среднего и малого бизнеса, роста гражданской активности общества и повышения уровня этики во всех его слоях, т.е. модернизация ее экономической, политической и этической моделей.

  • [1] Сорокин Д. Воспроизводственный вектор российской экономики: 1999—2007 годы //Вопросы экономики. 2008. № 4. С. 94.
  • [2] Дзарасов С. Российский кризис: истоки и уроки // Вопросы экономики. 2009. № 5.С. 70.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >