РАННИЕ ВОСПОМИНАНИЯ В УЧЕНИИ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА И АЛЬФРЕДА АДЛЕРА

Анализом ранних воспоминаний 3.Фрейд начал заниматься ещё в конце XIX века, его первая статья, написанная на эту тему относится к 1899 г. Позднее, в 1901 г., он продолжил эту тему в книге «Психопатология обыденной жизни», где посвятил отдельную главу воспоминаниям детства и покрывающим воспоминаниям.

Два года спустя, в 1903 г., 3.Фрейд основал кружок, «который аккуратно собирался вечером по средам, и из которого впоследствии выросли Психоаналитическое общество и его отделы» [1, стр. 111]. Этот кружок до 1911 г. посещал и А.Адлер, покинул же он его из-за научных разногласий.

А.Адлер внёс в учение 3.Фрейда понятие о неполноценности, проистекающей из борьбы с подавляющей силой. Фрейд не мог переварить этой идеи, и она в работе фрейдовских механизмов застряла, подобно вредному инородному телу [1, стр. 105].

Адлер работает самостоятельно, в 1912 г. выходит его книга «О нервном характере», в 1920 г. - «Практика и теория индивидуальной психологии»; в обеих книгах подчёркивается влияние детства на последующее становление личности, в частности, зависимость типа невроза от характера детских переживаний.

3.Фрейд, рассматривая детские воспоминания, исходит из того факта, что «в самых ранних воспоминаниях детства обыкновенно сохраняются безразличные и второстепенные вещи, в то время как важные, богатые аффектами впечатления того времени не оставляют (не всегда, конечно, но очень часто!) в памяти взрослых никакого следа» (2, стр.220]. Фрейд объясняет это следующим образом: все младенцы онанируют, но этот онанизм вскоре прекращается. Перед четвёртым годом жизни дети в большинстве случаев снова принимаются онанировать, чтоб затем снова забыть об этом. Однако, второй период онанизма при своём вытеснении из памяти увлекает за собою большую часть детских воспоминаний данной эпохи. В этом сущность инфантильной амнезии, того удивительного факта, что все мы обнаруживаем пробелы в воспоминаниях того периода, когда память наша, по свидетельству всех наблюдателей, развита особенно хорошо. Только отдельные островки выступают из моря забвения [1, стр. 98]. Фрейд считает, что они обязаны своим сохранением не собственному содержанию, а ассоциативной связи этого содержания с другими - вытесненными воспоминаниями, он назвал их «покрывающими воспоминаниями» [2, стр. 220].

Фрейд проанализировал временные отношения между покрывающим и покрытым содержанием. Он выделил три вида смещения воспоминаний:

  • 1) возвратное, идущее назад. Содержание покрывающего воспоминания относится к самому раннему детству, а покрытое содержание, которое осталось почти всецело бессознательным, имело место в более позднее время.
  • 2) предваряющее, забегающее вперёд. В памяти закрепляется безразличное воспоминание недавнего времени; этим оно обязано лишь своей связи с каким-либо прежним переживанием, не могущим из-за сопротивления быть воспроизведено непосредственно.
  • 3) одновременное или примыкающее. Покрывающее воспоминание связано с покрытым им впечатлением не только по своему содержанию, но и в силу смежности во времени [2, стр. 220- 221].

Покрытое воспоминание, по Фрейду, как правило, носит сексуальный характер, оно связано либо с комплексом кастрации, либо с Эдиповым комплексом, либо с различием полов.

У Адлера же изначальны социальные причины, он объясняет ошибочные воспоминания следующим образом: «Пружиной потребности в задержке приятных воспоминаний, в фальшивых воспоминаниях и преувеличении следов воспоминаний является страх поражения в жизни» [3, стр. 161]. «Очень часто натыкаешься на болезнетворные переживания, вызванные побоями всякого рода, точно так же, как на чувство приниженности, обусловленное более значительным успехом братьев, сестёр или школьных товарищей» [1, стр. 124].

Адлер подчёркивал, что в детстве закладывается жизненный стиль, к которому он относил цель жизни, характер, «Я», единство личности, творческую активность, индивидуальность. Сам он так писал об этом: «Наиболее важным является обстоятельство, что твёрдые породы жизни, которые мною конкретно названы жизненным стилем, строятся ребёнком в то время, когда нет ни расширяющего языка, ни расширяющего понятия» [4, стр. 24-25]. Поэтому Адлер придавал большое значение воспитанию ребёнка, отношениям в семье, между братьями и сёстрами, между родителями и детьми. Так, «избаловать» ребёнка является, по Адлеру, самой тяжеловесной ошибкой воспитания [6, стр. 190]. Он считает, что «нет вреда более крупного, чем избаловать ребёнка» [4, стр. 99].

Отсюда взгляд А.Адлера на каждое воспоминание как на мемориал, надпись на камне, он считал, что в нём содержится фундаментальная оценка мира, места и роли в нём самого человека, т.е. ранние воспоминания содержат смысл жизни, символическое выражение жизненного стиля. Причём, само событие не существенно, не важно, имело ли оно место в жизни человека или нет, не важно, действительно ли это самое раннее воспоминание или нет, важно лишь то, что человек субъективно считает его самым ранним.

Это воспоминание является субъективной точкой отсчёта биографии, выражает аттитюды человека, его актуальное состояние. Это можно проследить на примере невротиков, у которых «изменение настроения зависит от игры их фантазии, которая то касается мучительных воспоминаний, то возносится к воспоминаниям триумфа...» [3, стр. 50]. Отсюда, при анализе всплывшего воспоминания, можно сделать вывод об актуальном состоянии человека.

В своей книге «Что жизнь может означать для тебя» Адлер предложил анализировать ранние воспоминания по следующим параметрам:

  • 1) авторство высказываний (используется «я» или «мы» - вывод о социальном интересе);
  • 2) присутствующие в воспоминании люди: это может быть мать, может быть отец, братья и сёстры, бабушки и остальные родственники, посторонние люди, (присутствие или отсутствие данных людей говорит об обстановке в семье, об отношениях между родителями и ребёнком и т.д.).
  • 3) тип событий (свидетельствует об особенностях установок)
  • 4) тип восприятий (говорит о преобладании определённого вида чувствительности, о чувствах данного человека).

После анализа по данным параметрам должно быть сформулировано несколько гипотез. Далее предлагается следующий алгоритм:

  • 1) перечитать все гипотезы и отвергнуть неподходящие;
  • 2) проанализировать соотношение оставшихся гипотез;
  • 3) вывести формулу жизни (инсайт);
  • 4) перевести психологические выводы в термины, приемлимые для клиента.

Таким образом, в результате анализа клиент должен получить формулу своей жизни: «Жизнь - это означает ...»

Можно выделить следующие преимущества данного метода: во- первых, он достаточно прост; во-вторых, люди не несут ответственности за свои воспоминания; в-третьих, люди просто не понимают их значения; и последнее, данный метод можно применять к детям, ведь согласно Адлеру: «Кто хочет разгадать эту (жизненную) цель, должен наблюдать за ребёнком при игре, при свободной деятельности или при фантазиях о будущем выборе жизненного поприща» [5, стр. 10]. Поэтому достаточно попросить ребёнка нарисовать или проиграть своё первое воспоминание, а потом попросить рассказать о нём.

А.Адлер придавал большое значение детским переживаниям, как бы продолжал дело З.Фрейда, который говорил, что «мы имеем все основания предполагать, что эти забытые переживания детства отнюдь не проскользнули бесследно в развитии данного лица; напротив, они оказали влияние, оставшееся решающим и в последующее время» [2, стр.222]. Адлер же подчёркивал, что «в ранние дни детства ребёнок творит себя внутренне и не осознаёт свой шаблон, свою цель и образец и план жизни, которому он следует сознательно или неосознанно» [5, стр. VI (предисловие)]. Именно поэтому так важно понять ранние детские воспоминания, ведь Адлер писал, что «иногда находят её (жизненной цели) следы в тёмных воспоминаниях, фантазиях или снах» [5, стр. 6].

Согласно З.Фрейду, «ранние детские воспоминания представляют собой не настоящий след давнишних впечатлений, а его позднейшую обработку, подвергшуюся воздействию различных психических сил более позднего времени» [2, стр. 223]. Поэтому, чтобы докопаться до сути, нужно действовать «обходным путём», т.е. анализировать детские переживания, ведь «болезнетворный актуальный конфликт всплывает лишь после того, как материал детства вырыт из подземных глубин» [1, стр. 104], т.е. 3.Фрейд считал необходимым дойти до реального события, до скрытого содержания воспоминания, в то время как А.Адлер анализируют субъективное воспоминание, считая его более важным.

Результатом работы, по Фрейду, должно быть осознание клиентом (чаще всего невротиком) реального события, которое послужило толчком к развитию невроза, т.е. осознание психической травмы, без чего невозможно выздоровление, нормальная жизнь. «Весьма возможно, что именно забывание детских переживаний и даст нам ключ к пониманию тех амнезий, которые (...) лежат в основе образования всех невротических симптомов» (2, стр.222].

Адлер же утверждает, что для появления невроза вовсе не обязательна психическая травма, т.к. невроз может появиться тогда, когда чувство более сильного унижения ведёт к «мужскому протесту» и, тем самым, к тесному сближению с компенсаторной направляющей, которая уже проявляется в воспоминании, всплывая из длительно исчезнувшего материала, что даёт возможность интерпретировать поведение невротика [3, стр. 79], т.е. в данном случае необходимо из воспоминания выделить компенсаторную направляющую и уже, отталкиваясь от неё, искать причину невроза, которая, по Адлеру, как правило, коренится в чувстве неполноценности. Адлер считает, что здоровые люди и невротики отличаются не очень сильно, он пишет: «Что отличает невротиков от здоровых - это более сильная «тенденция защиты» больных, при помощи которой они отстаивают свой жизненный план» [5,стр. 5].

Если Фрейд считал, что невротики страдают от своих воспоминаний, может быть даже не осознавая их, то у Адлера несколько иной подход, он пишет: «невротик не страдает от воспоминаний, т.к. он сам творит их» [3, стр. 100], а то, «что руководит невротической душой, является не воспоминанием, реминесценцией, а фиктивной конечной целью...» [3, стр. 161]. Поэтому, результатом работы, по А.Адлеру, должно быть формулирование истинной жизненной цели, плана жизни.

Подводя итоги сравнения анализа ранних воспоминаний по

  • 3.Фрейду и А.Адлеру, можно сформулировать следующие основные выводы:
  • 1. Как Фрейд, так и Адлер согласны с тем, что анализ ранних воспоминаний может дать очень многое для раскрытия личности человека, его проблем.
  • 2. Оба психоаналитика согласны с тем, что ранние воспоминания чаще всего не точны, что они подверглись обработке в ходе последующей жизни.

Но (!) Адлер анализирует эти неточные, изменённые воспоминания, в то время как Фрейд пытается дойти до реального события, которое лежит в основе данного воспоминания.

  • 3. У Фрейда, как правило, скрытый смысл воспоминания носит сексуальный характер, у Адлера же, чаще всего характер социальный.
  • 4. Фрейд объясняет инфантильную амнезию её связью со вторым периодом онанизма и его последующим вытеснением, у Адлера же она объясняется действием тенденции защиты.
  • 5. Они различаются также при рассмотрении проблемы неврозов. Адлер утверждает, что невротики не страдают от воспоминаний, т.к. они сами творят их; по Фрейду же неосознанное воспоминание о психической травме является причиной невроза, избавится от которого можно только через восстановление данного воспоминания, через осознание травмы.

Литература:

  • 1. Виттельс Ф. Фрейд, его личность, учение и школа. - Ленинград, 1925.
  • 2. Фрейд 3. Психология бессознательного. - М: Просвещение,
  • 1989.
  • 3. A.Adler. Uberden nervosen Charakter, - Frankfurt, 1972.
  • 4. A.Adler. Der Sinn des Lebens, - Frankfurt, 1976.
  • 5. A.Adler. Praxis und Theorie der Individualpsychologie, - Munchen, 1930.
  • 6. Krips H. Zur individualpsychologischen Theorie von Alfred Adler, -Koln, 1976.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >