Политические и правовые учения в России в IX—XVII вв.

Политические и правовые идеи Древней Руси (XI—XIII вв.)

Первое государственное образование восточных славян относят к IX в. (объединение Новгорода и Киева 882 г. под властью Олега), идеи о легитимности княжеской власти присутствуют в договорах князей киевских Олега и Игоря с Византией (911 и 944). Но эти договоры, составленные на греческом языке, сохранились только в переводе на древнерусский в тексте «Повести временных лет» и могли подвергнуться изменениям в соответствии с мировоззрением XII в., когда Русь уже приняла христианство. Поэтому первые политико-правовые идеи рассматривают по письменным памятникам с XI в. Для них было них характерно:

  • 1) соединение религиозных и светских начал при сохранении автономности и независимости духовной власти от власти княжеской, отказ от византийской трактовки, при которой устанавливается примат светской власти над духовной, а царю помимо абсолютной светской власти передаются и священные функции (так называемый цезарепапизм), где юридические отношения церкви и государства регулировались «теорией симфонии», выраженной в предисловии к VI новелле Кодекса императора Юстиниана;
  • 2) возвеличивание и идеализация образа русских князей как христианских правителей;
  • 3) обоснование необходимости объединения древнерусских земель под началом великого князя и преодоления разобщенности русских князей;
  • 4) термин «закон» служит для обозначения форм реализации божественной воли, противопоставляется как нечто внешнее «правде»;
  • 5) слово «правда» характеризует принципы, заложенные в актах верховной власти, включает в себя как значение «право карать и миловать», так и высшую справедливость.

Зарождение древнерусской правовой мысли связано с летописями, появившимися в первой половине XI в. Опираясь на устные сказания, летописцы (главным образом Киево-Печерского монастыря) пытались восстановить историческое прошлое и объяснить настоящее Руси, таким образом, можно утверждать, что возникновение русской политической и правовой мысли, как и у других народов, неразрывно связано с появлением государства, письменности и особенно с христианизацией славян, которая началась во второй половине IX в.

Начиная с X в. русские князья заключают договоры с Византией, из которых видно, что в составе русских посольств было много христиан. Киевская княгиня Ольга приняла христианство в 955 г. Несомненно, что русские князья и дружинники, принимая крещение, воспринимали и политическую и правовую культуру, которой достиг второй Рим — Царьград.

Знакомясь с содержанием «Закона Божьего», правовая мысль начиная с Ольги и Владимира I была направлена на внедрение новых норм в повседневную жизнь и сознание населения с одновременным преодоления старых языческих норм обычного права. После похода на греческую колонию в Крыму Корсунь (Херсонес) и женитьбы на греческой принцессе Анне Владимир (согласно достоверным источникам) в 988 г. возвратился в Киев с греческим и болгарским духовенством, крестил киевлян на берегу Днепра и, сбросив старых идолов, начал возводить христианские храмы.

При Ярославе (978—1054) было положено начало составлению первого свода русского обычного права — «Русской Правды». В этом своеобразном кодексе-наставлении, составленном в XI—XII вв., были воплощены не только старые обычаи и нормы, установленные Ярославом и подтвержденные его сыновьями, но и некоторые византийские законы, отражавшие наступление феодализма. Так, закреплялось принятое Ярославом правило замены кровной мести выкупом (вирой).

Дальнейшее развитие политическая мысль на Руси получает в трудах внука Ярослава Мудрого — Владимира Мономаха (1053—1125). Его политическая программа изложена в «Поучении детям», «Послании Олегу Черниговскому» и «Отрывке» (Автобиографии). В этих работах затронут широкий круг политических вопросов: полномочия великого князя, взаимоотношения церкви и государства, принципы отправления правосудия.

Одним из первых произведений, в котором выражались идеи о правильном государственном руководстве на Руси, является знаменитое «Поучение», составленное Владимиром Мономахом и сохраненное летописью. Оно предназначалось для наследников князя, его сыновей; содержало, наряду с предписаниями христианского благочестия, ряд наставлений и требований по управлению государством и даже таким правовым вопросам, которые актуальны и сегодня. Так, он решительно высказался против применения смертной казни: «Ни права, ни крива не убивайте, не повелевайте убить его; аще (и) будет повинен смерти, а душа не погубляйте никакоя же хрестьяны».

В «Поучении» говорилось также об обязанностях князя как военачальника, судьи и администратора. Во всех спорных случаях он советовал отдавать предпочтение миру. Верховную власть осуществлять совместно с советом дружины, не допускать беззакония и проявлять милость к беззащитным и бедным: «...Избавлять обидимого от руки обидящего».

Большую роль в становлении русского государства и права играла православная церковь, особенно в области примирения князей в период феодальной раздробленности. Только при Владимире I было учреждено 8 епархий во главе с епископами, которых назначал киевский митрополит с согласия князей. Первые епископы были греки, которых постепенно заменяли русские священники. Киевская митрополия не была автокефальной, зависела от константинопольского патриарха, который назначал митрополитов.

Для управления административными делами и судебной деятельности был составлен специальный сборник — «Кормчая книга», которая представляла собой перевод греческого «Номоканона» с добавлением извлечений из византийских законодательных сборников императоров. Начиная с Владимира I и Ярослава Мудрого князья давали церкви «уставы», в которых определялись ее права, привилегии, доходы и юрисдикция.

Несмотря на большие права, которыми обладал церковный суд в делах по борьбе с язычеством и ересями, на Руси не было того массового террора против еретиков, которое наблюдалось в этот и более поздний период в Западной Европе.

Первый русский политический трактат «Слово о Законе и Благодати» Полное название полное название: «О Законе, через Моисея данном, и о Благодати и Истине через Иисуса Христа явленной, и как Закон отошел, (а) Благодать и Истина всю землю наполнили, и вера на все народы распространилась, и до нашего народа русского (дошла). И похвала кагану нашему Владимиру, которым мы крещены были. И молитва к Богу от всей земли нашей» был написан в 1049 г. первым русским киевским митрополитом Иларионом.

Основная тема этого произведения — равноправие народов — противостояла средневековым теориям богоизбранности лишь одного народа, теории вселенской империи или вселенской церкви.

Начинается произведение с выяснения взаимодействия Закона и Истины. В основе Ветхого Завета лежит принцип закона, в основе Нового Завета — принцип благодати (истины). Закон — лишь тень истины, предтеча благодати. По закону существовал лишь один богоизбранный народ — иудеи. С появлением благодати образуется сообщество равноправных христианских народов, в числе которых — Русь, «ведома и слышима есть всеми концы земли».

Утверждая идею равноправия всех народов, Иларион осуждал притязания Византии на гегемонию. Он стремился показать международное влияние Русского государства, характеризовал князя как «единодержца всей земли», говоря, что его власть основана «на правде». Трактат состоит из трех частей:

В первой части трактата Иларион дает понимание «Закона» и «Благодати» и их взаимосвязей, рассуждает о взаимосвязи «закона» и «истины». Постижение «истины» и связанного с этим фактом достижения «благодати» воспринимается Иларионом как некий абсолютный идеал совершенства. Под истиной Иларион понимает совокупность и теологических, и юридических правил.

Четко различает он закон, как внешнее проявление того или иного установления и истины, которая выражается в высоком нравственном состоянии человека, уже не нуждающегося, в силу своего совершенства, в регулятивной деятельности закона.

Иларион не дает классификацию законодательства и не разделяет законы на божественные и человеческие. Вся схема его рассуждений основана на противопоставлении закона, как выполнения обязательного предписания (из какого бы источника она не исходила), истине, как результату реализации свободной воли человека, содержание которой определяется внутренним сознанием человека, воспитанного морально-этическими заповедями Нового Завета.

Иларион различает понятие «закона», как внешнего предписания, регулирующего посредством запретов поведение человека в обществе, и «истины», с постижением которой он связывает постижение высокого нравственного статуса христианином, не нуждающимся в силу своего совершенства в регулятивной деятельности Закона, относительность которого и его приходящий характер очевидны.

«Закон бо предтеча, бо и слуга Благодати и Истине». Иларион сравнивает Закон со светом луны, а Истину — с лучами солнца.

Он полагает, что Истина явилась не сразу, а постепенно открывалась человечеству через Благодать, получаемую при крещении, но затем «она всю землю покрыла, как вода морская».

Подзаконное состояние он выводит из дикого взаимоистребляющего существования людей, которое рассматривается как временное, доставляющее людям только оправдание, т.е. возможность поступать по закону. Однако это не делает людей свободными, поскольку они подчиняются чужой воле.

Только познание истины предоставляет человеку свободу в выборе своего поведения и личную ответственность за свои действия с наличием свободы воли.

Интересно отметить, что Закон и Истина у Илариона не противопоставляются друг другу: «Истина воспринимается человечеством благодаря Закону, а не вопреки ему, ибо и Иисус Христос пришел в мир не для того, чтобы нарушить закон, а, напротив, исполнить его». Это положение представляет собой весьма интересную в юридической науке идею о соотношении закона и нравственности с глубокой аргументацией предпочтительности нравственных критериев при оценке поведения человека в обществе.

Закон сохраняет человечество, ограничивая насильственно эти столкновения. Закон — это первая ступень в развитии и совершенствовании человека.

Свободным делает человека познание истины, которая представляет собой свободу выбора и ответственность за свои действия. Таким образом, истина — это высшая ступень по отношению к закону. Он говорил: «Рабское исполнение внешних предписаний не есть свобода... Истина воспринимается благодаря закону, закон предтечие и слуга благодати и истины. Душа закона омывается водой закона, чтобы вместить молоко благодати». Таким образом, Истина высшая ступень в сравнении с подзаконным состоянием.

Поставив себе задачей достижение во всех сферах социально-политической жизни нравственных начал, Иларион обращается к обсуждению группы политических проблем, связанных с выяснением происхождения, сущности и употребления власти.

Сущность государства (власти) божественна, если в своем назначении она реализует божественную линию. Носитель верховной власти — князь — «наследник» небесного Царства.

Происхождение власти — наследственное, а родословную современных князей Иларион исчисляет начиная от «старого Игоря» (отца Олега). Политические же успехи в стране Иларион связывает с наличием образованности и распространенности книжного знания.

Иларион, рассматривая полномочия и власть князя, его основные функции, отмечает, что власть должна употребляться «праведно» (законно).

Этот тезис приводит автора к обсуждению формы правления, способов и методов реализации власти. Князь должен быть «единодержцем» своей земли. Применяемая Иларионом формула «единодержец своей земли» означает в его понимании представление о единодержавии как о единой и суверенной власти в пределах всей подвластной князю земли. Правосудие необходимо совершать по закону и вместе с тем милостиво: «мало казни, много милуй». Илариону представляется наиболее приоритетным воздействие на человека милосердием, нежели суровым наказанием, которое противно самой природе человека.

Иларион первым в истории русской политической мысли создал образ правителя христианского типа, разработав нравственные критерии, которым он должен соответствовать. Впоследствии данная тема широко обсуждается в политической средневековой теории, а из близких Илариону мыслителей найдет подробную разработку у Владимира Мономаха, который практически воспринял и развил весь комплекс идей, рассмотренных Иларионом. В дальнейшем они получат свое продолжение в произведениях Даниила Заточника, а затем станут активно обсуждаться в политической литературе Московского государства.

Вторая часть трактата посвящена восхвалению князя Владимира и начинается с похвалы Русской земли. Необходимо отметить, что Иларион впервые в русской политической теории поставил вопрос и об ответственности князя перед подданными. Князь обязан, утверждает Иларион, «без блазна же перед Богом данные ему люди управившу», ибо он несет ответственность «за труд паствы людий его».

В области внешнеполитических задач Иларион одной из первых считал обеспечение мира. Он положил начало определенной традиции, от которой впоследствии практически не отступали русские мыслители.

В третьей части своего произведения, в которой в виде молитвы сформулированы пожелания своей стране на будущие времена, Иларион прежде всего советует правителям избавить страну от войн.

Князь обязан заботиться о мире и не развязывать кровавых войн, которые могут плачевно кончиться для народа или принесут невзгоды чужому народу, а в результате Бог разгневается на завоевателя и его народ, ибо ни свой, ни чужой народ не следует «попущать скорби и глада и напрасных смертей, огня и потопления».

Кроме этого, третья часть трактата рассматривает определенные перспективы развития Русской государственности, выраженные в виде молитвы-пожелания. Прежде всего это:

  • • мощная верховная власть;
  • • высоко моральный облик правителя;
  • • законность происхождения и деятельности власти;
  • • мирный курс внешней ПОЛИТИКИ;
  • • четко подчеркивается значимость Русской земли.

Иларион создал идеальный образ верховного правителя христианского типа, выработав определенные моральные и юридические критерии, с помощью которых он оценивал его личность и деятельность. Надо отметить, что истинная цель «Слова» Илариона не в догматико-богословском противопоставлении Ветхого и Нового Заветов, а в прославлении Руси и ее «просветителя» Владимира. История Руси и ее крещение изображены как логическое следствие развития мировых событий. Патриотическая мысль Илариона не отличается национальной ограниченностью, наоборот, он все время подчеркивает, что русский народ только часть человечества.

Дальнейшее развитие русская политическая мысль получила в трудах Владимира Мономаха (1053—1125). Политическая программа Мономаха сформулирована в основных произведениях: «Поучения к детям», «Письмо к двоюродному брату Олегу Черниговскому», «Отрывок» (условно называемый «Автобиография»).

В своих работах Владимир Мономах выясняет объем власти великого князя, взаимоотношения церкви и государства, формулирует нравственные критерии правления, дает обоснования порядка отправления правосудия в стране.

Политическое содержание наиболее очевидно представлено в «Поучении...», в котором ведущее место занимает проблема организации и осуществления верховной власти.

В связи с этим Мономах советует будущим великим князьям:

  • • все дела решать совместно с Советом дружины;
  • • не допускать в стране «беззакония и неправды»;
  • • вершить правосудие у него равнозначно понятию действовать «по правде», поэтому «оправдывать» означает — судить по закону;
  • • судебные функции Мономах предлагал осуществлять князю самому, не допуская нарушения законов и проявляя милосердие к наиболее беззащитным слоям населения.

Отрицание кровной мести вылилось у него в полное неприятие смертной казни. Призыв — «не мстить» рассматривается в «Поучении...» не только как принцип законодательства, в данном случае определяющий практику применения наказаний, но и как основа межкняжеских отношений.

Мономах разрабатывает поставленную еще Иларионом проблему ответственности великого князя перед подданными. О ней он говорит при разрешении вопроса об управлении страной, организации правосудия и при необходимости военных действий. Мономах просит князей следить за тем, чтобы войско не причиняло ущерба селянину.

Во всех спорных случаях он советует отдавать предпочтение миру, так как не видит причин для братоубийственных войн. Поскольку всем народам уготовано место на земле, а правителям следует направить усилия на поиски путей достижения мира.

При решении вопроса о взаимоотношениях светской и духовной властей Мономах отводит церкви важное, духовно-образующие, но явно подчиненное место.

В период феодальной раздробленности Руси (XIII в.) появилось произведение игумена Даниила Заточника о его паломничестве в Святую Землю. Несмотря на автобиографичный характер этой работы, в ней выражались идеи укрепления великокняжеской власти, способной объединить Русь от нашествия иноземцев. Проводилась также мысль о необходимости князю иметь при себе «думцев» и опираться на их Совет (думу), в состав которого должны входить не только старые, но и молодые, опытные и умные.

Главное богатство князя состоит во множестве храбрых и мудрых воинов. Даниил говорит о необходимости «царской грозы» для ограждения подданных от иноземных поработителей, самоуправства бояр и произвола удельных князей. Эта идея соответствовала главной задаче того времени — объединению и укреплению русского государства перед лицом иноземного вторжения.

Одним из наиболее ранних памятников исторической и политической мысли является русская летопись. Источником современной осведомленности русских летописцев во многом служили переводные византийские хроники, сборники отрывков из трудов античных авторов и оригинальные памятники (былевой эпос, сказания, песни и т.д.).

Создание «Повести временных лет», явившейся впоследствии основанием всего летописания, приписывается монаху Киево-Печерской Лавры Нестору. Летописец задался целью выяснить происхождение Русского государства, законность княжеской династии, историческую необходимость единства и суверенности государственной власти, а также роль и место Руси во всемирно-историческом процессе.

Происхождение государства имеет традиционно-легендарное объяснение, основанное на неписаном договоре в виде акта призвания трех норманских князей Рюрика, Синеуса, Трувора, которое исходило будто бы от ильменских племен. Они были призваны для объединения местных племен.

Подобное «объяснение» разрешало сразу несколько политических проблем: утверждалась законность происхождения верховной власти (не насилием, не обманом, а призванием, приглашением) и братства князей, основанного на родоначалии правящей династии, в результате чего они должны объединиться.

В идее призвания содержалась необходимость показать единство русского государства, законность деятельности великого князя и недопустимость сопротивления со стороны вассалов-князей.

В современной литературе ведется много споров о построении этим первым историком Русского государства концепции «приглашения» варяжских династий.

Описание политических событий Нестор дополнил некоторыми современными фактами. Он рассказал о набеге половецкого хана Боняка и походе Святополка на половцев, проведя идею необходимости отражения врагов Русской земли в целях сохранения ее единства и независимости. Летописец отметил мирный характер политики славян.

Анализ и изложение исторического материала, основанного на фактах, придают повествованию злободневность и вводят его в круг насущных социально-политических проблем, а современная действительность получила в летописи острые политические оценки.

«Повесть временных лет» отличается высокой языковой культурой. В жизнеописаниях князей применялось очень емкая и меткая юридико-политическая терминология.

Другим важнейшим памятником русской правовой и политической мысли является «Слово о полку Игореве». Автор «Слова...» занял независимую патриотическую позицию, которая выражала интересы всего народа. В своем произведении он практически рассмотрел все основные политические идеи эпохи.

Прежние князья воспринимались как образец для подражания современным. Автор не раз подчеркивает, что княжеские междоусобицы несут гибель простым людям. Историческим идеалом «Слова...» является хронологически более близкое время княжения Владимира Мономаха, а сам князь Владимир рассматривается как образ традиционного идеального правителя. Однако автор понимает, что время полного единодержавия миновало, поэтому он ограничивается призывами к подчинению Киевскому князю, которому предписывает функции общерусского руководства.

В соответствии с традициями автор «Слова...» законной считает только такую власть, которая приобретается «не победными жребиями» и военными успехами, а законным путем. Также традиционно он утверждает обязанность правителей заботиться о подданных, что прежде всего означает обеспечение безопасности пахарю, возделывателю земли, мирной жизни.

Центральная идея — объединение Русской земли под властью великого князя, и война в связи с этим признается только необходимой мерой для отражения нападения.

В «Слове...» рассказывается о том, что Куликовская битва, а затем стояние на реке Угре принесли независимость Московскому государству и усиление великокняжеской власти.

Идеи единения Руси и победа в борьбе с татаро-монголами привели к укреплению Московского государства. Этой же цели послужил брак Ивана III с Софьей Палеолог (племянница последнего византийского правителя), и в России появляется герб Византийской империи —двуглавый орел (конец XV — начало XVI в.).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >