Заслуги русских сестер милосердия в сестринском деле

Н.И. Пирогов оценил способности первых русских сестер милосердия — настоятельниц общин Е.П. Карцеву, В. Щедрину, А. Стахович, Е. Меркулову, Е. Бакунину. Н.И. Пирогов отстоял идею введения женского труда в госпиталях (до этого уход осуществляли в большей степени мужчины). Они в течение суток попеременно находились в госпиталях, кормили и поили чаем раненых и больных, выполняли миссию утешения умирающих, наблюдали за служителями и смотрителями и даже за врачами-казнокрадами. Елизавета Петровна Карцева (рис. 7), приехавшая в Крым в 1855 г. и ставшая впоследствии одной из самых известных сестер, приложила много усилий вместе с Н.И. Пироговым в борьбе с госпитальными чиновниками — казнокрадами, которые

Е.П. Карцева

Рис. 7. Е.П. Карцева

Е.М. Бакунина обворовывали больных и раненых, присваивали средства государства, выделенные на содержание госпиталей

Рис. 8. Е.М. Бакунина обворовывали больных и раненых, присваивали средства государства, выделенные на содержание госпиталей. Знание личности больного, приобретенное постоянным уходом за ним, является главным достоинством сестры милосердия. Многие сестры милосердия умирали от тифа, были ранены и контужены, но безропотно переносили трудности и опасности, бескорыстно жертвуя собой.

Во главе Крестовоздвиженской общины встала интеллигентная, энергичная и влиятельная в высших сферах Екатерина Михайловна Бакунина (рис. 8).

Выросшая в холе и веселье, именитая аристократка, она работала в лазаретах как простая сиделка, кроткая и любящая; для сестер она была старшей среди равных, а как начальница — требовательная и строгая. Е.М. Бакунина неустанно объезжала самые отдаленные госпитали, лично проверяла запас медикаментов и провианта, входила во все помещения и одним своим приездом наводила страх на госпитальную администрацию. Смотрители и служители бледнели и тряслись, слушая ее разговор на французском языке с начальством. Е.М. Бакунина обратила внимание на страдания раненых, отправляемых в Россию зимой в одном холстинном платье с выдачей двух полушубков на четверых; у Перекопа полушубки отбирались и далее, где только начиналась суровая русская зима, больные следовали в том, в чем были, обмораживаясь и совсем замерзая по дороге. По ходатайству Бакуниной вместо холстинной одежды стали выдавать суконную. Она сама стала сопровождать транспорт раненых, разделяя вместе с ними все невзгоды пути, голодая, простужаясь и болея, но сделала свое дело: на этапах стали организовывать теплый ночлег, обеспечивать горячей пищей, сбитнем и давая уход сестер милосердия.

Женщина громадной силы воли, Бакунина была и женщиной великого смирения. Ранее долгое время она отказывалась быть старшей сестрой в своем отделении, исполняя работу рядовой сестры, любившей в свободные от очередных дежурств часы присесть на койку больного, побеседовать с ним и утешить. Екатерина Михайловна в приезд государя в армию отказывает себе в этом удовольствии, боясь, что будут говорить, что она ходит, чтобы встретить царя. Больших трудов стоит Н.И. Пирогову и великой княгине Елене Павловне уговорить Бакунину принять на себя должность настоятельницы общины. Она была убеждена, что не религиозные, а моральные принципы важны в уходе за больными и ранеными. С ней не была согласна великая княгиня Елена Павловна. В 1860 году Е. Бакуниной пришлось расстаться с Крестовоздвиженской общиной, которая в дальнейшем стала прообразом Российского общества Красного Креста (РОКК), созданного в Петербурге в 1867 г. (его первоначальное название «Российское общество попечения о раненых и больных воинах», переименованное в РОКК в 1876 г.). Бакунина была первой на работе и уходила на отдых последней. Последней выходит она из разрушаемых градом бомб госпиталей, и только тогда, когда вывезен последний раненый, отправлено последнее казенное добро. Едва оправившись в Севастополе от тяжелой формы тифа, она идет на помощь меньшему брату Христа и едва сама не погибает. Сама глубоко верующая, возложившая на себя крест сестры милосердия после поста, молитвы, сердечной и серьезной исповеди и святого причастия, Екатерина Михайловна умела внушить руководимым ею сестрам понятие о высоте их служения, умела выбрать новых сестер и воспитать их в сознании святости этого служения. Она высоко поставила авторитет сестры милосердия и заставила всех уважать ее. По окончании войны по просьбе Великой княгини Елены Павловны Бакунина организует и устраивает жизнь постояльцев Крестовоздви- женской общины сестер милосердия уже не только для нужд войны, но и для мирного времени. И своими неустанными трудами, великой духовной мощью своего благородного сердца так поставила это учреждение, что оно послужило образцом для возникавших позже общин.

По выходе из общины в 1860 г. Екатерина Михайловна поселилась в своем наследственном имении — селении Козицыне Новоторжского уезда Тверской губернии. И здесь начинается новый светлый период ее деятельности на благо страждущих. В Козицыне она решила устроить на свои скромные средства лечебницу для больных крестьян. Рядом с барским домом скоро выросло деревянное здание, и в нем Екатерина Михайловна открывает сначала амбулаторный прием больных. При своем светлом уме и обширном разностороннем образовании она без труда пополняет свои практические знания по медицине чтением руководства. Но строгая к себе, она не доверяет своим познаниям и во всех серьезных случаях приглашает врача. Перед приездом врача она оповещала об этом людей по всем окрестным деревням, созывала самых тяжелых больных, рассказывала врачу о каждом и записывала его советы. В своей лечебнице организует аптеку с дешевыми лекарствами и устанавливает койки. Она приучила крестьян доверять не знахарям, а медицине.

Е.М. Бакунина является основоположницей сельской медицины. Ее заслугами является появление фельдшера в лечебнице, приглашение врача по три раза в месяц для лечения тяжелобольных. Екатерину Михайловну назначают попечительницей всех лечебниц. Участвуя в Русско-турецкой войне 1877 г. в возрасте 65 лет, она заболела сыпным тифом, но продолжала ухаживать за солдатами. Вернувшись в Козицы- но, она продолжила свое дело, которое расширила, предоставляя землю бесплатно под все больничные постройки. Этот период продолжался более 30 лет — до самой кончины Екатерины Михайловны Бакуниной.

Основные принципы формирования общин сестер милосердия были сформулированы только к 70-м гг. XIX в. Общины имели свой устав, утвержденный местным архиереем; туда принимались физически здоровые и нравственно безупречные женщины в возрасте 20—45 лет. Престарелым сестрам обеспечивался пожизненный должный уход.

Среди крупных общин можно назвать Покровскую общину в Москве (1872), Иверскую, Александровскую и Марфо-Мариинскую (основатель — великая княгиня Елизавета Федоровна — преподобномучени- ца, впоследствии канонизирована Русской православной церковью). Основоположницей Георгиевской общины сестер милосердия является Екатерина Петровна Карцева.

После революции в России существовало 109 общин, в которых насчитывалось около 10 тыс. сестер милосердия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >