ПОЗИТИВНЫЙ ОПЫТ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ИНСТИТУТА ОШИБКИ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

При совершении преступлений лицо может заблуждаться о многочисленных обстоятельствах окружающего мира (о предмете посягательства, о нормах закона и т.д.), что приводит к расхождению между волей лица и фактически совершенным действием (бездействием), то есть к ошибке. При этом, в подобных обстоятельствах направленность умысла не совпадает с фактически произошедшим событием. Поэтому возникает проблемы квалификации деяния в зависимости от таких обстоятельств, поскольку уголовное законодательство России признает только субъективное вменение и отрицает объективное. В современном УК РФ отсутствует понятие ошибки и правила квалификации деяний при её наличии. Во многих же Уголовных Кодексах зарубежных стран подобные нормы об ошибке детально регламентированы и закреплены, что облегчает решение правоприменительных вопросов. Поэтому необходимо обратиться к позитивному опыту зарубежных стран по регламентации института ошибки в уголовном законодательстве, чтобы впоследствии использовать его для совершенствования отечественного уголовного законодательства.

Правила квалификации юридической ошибки, закреплены во множестве Уголовных Кодексах зарубежных стран. Наилучшим образом они сформулированы в УК Франции в Главе II «Об основаниях освобождения от ответственности или смягчения ответственности» сг. 122-31. Содержание этих статей гласит, что уголовной ответственности не подлежит то лицо, которое сможет доказать, что оно заблуждалась относительно содержания правовых норм, чего избежать оно было не в состоянии и следовательно считало свои действия законными. Стоит заметить, что только в УК Франции нормативно закреплена презумпция знания закона, когда в иных государствах она замещена принципом «незнание закона не освобождает от ответственности». Законодательная регламентация фактической ошибки в зарубежном уголовном законодательстве имеет более широкую распростра- 'См.: Уголовный кодекс Франции / Науч. редактирование канд. юрид. наук, доц. Л. В. Головко, канд. юрид. наук, доц. Н. Е. Крыловой; перевод с французского и предисловие канд. юрид. наук, доц. Н. Е. Крыловой. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. — С.80

ненность, нежели юридической ошибки. Так, в УК Федеративной Республики Германия, в параграфе 16 «Ошибка в фактических обстоятельствах дела» указываются два вида ошибок: отсутствие знания об обстоятельстве и неверно восприятие лицом обстоятельства, о котором оно было осведомлено. В нервом случае закон гласит: (1) Тог, кто совершил деяние, не зная об обстоятельстве, относящееся к законом предусмотренному составу преступления, тот действовал непреднамеренно. Наказуемость за совершение деяния но небрежности не изменяется. Во втором случае предусмотрено, что (2) Тот, кго совершил деяние, ошибочно воспринимав их такими, какие относились бы к составу преступления, которые предусмотренные более мягким законом, гот наказывается за совершение умышленного деяния исключительно по более мягкому закону[1]. Тем самым определяется, что у лица заблуждающегося относительно обстоятельств закрепленных в качестве признаков состава преступления, отсутствует умысел. Во втором случае, если лицо заблуждается относительно признаков фактического состава преступления, считая, что выполняет признаки состава преступления наказание, за которое менее строго, то лицо несет ответственность за менее строгое преступление. Согласно ч. 2 ст. 19 УК Швейцарии, если лицо могло избежать ошибки, предпринимая необходимые меры предосторожности, то оно несет ответственность за неосторожное преступное деяние, если таковое запрещено Кодексом. Классический случай причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека по неосторожности, хорошо иллюстрирует применение данного правила. Уголовный Кодекс Сан-Марино, выделяет ошибку касаемо средств совершения преступления. В ч. 1 сг. 38 УК закон устанавливает: «Если исполнитель вследствие ошибки, допущенной относительно средств совершения преступления, либо но любой другой причине, способствует наступлению преступного последствия вопреки своему желанию, то данное лицо несет ответственность за нссостоявшееся умышленное преступление и за неумышленное преступление либо проступок, если эго можно поставить ему в вину. В целом, такое преступление рассматривается согласно настоящему Кодексу в качестве неумышленного преступления либо проступка, однако наказание увеличивается на одну степень»[2]. Согласно ч. 2 ст. 38 УК: «Если виновный своими действиями порождает нежелае- мое последствие, то применяются положения, относящиеся к совокупности преступлений»[3]. При этом закон не говорит, к какой форме вины должно относиться причинение такого нежелаемого последствия - умышленным или неумышленным.

Таким образом, проведённое исследование позитивного опыта регламентации ошибки в уголовном законодательстве зарубежных стран позволяет сформулировать следующие выводы и предложения:

Большинство приведенных выдержек из норм зарубежного уголовного законодательства вполне могут быть адаптированы для российской правовой действительности. Однако зарубежное уголовное законодательство, касаемо регламентации фактической ошибки, устанавливает юридическую фикцию как если бы лицо, ошибочно совершившее преступление менее тяжкое, чем желало совершить привлекается к ответственности, будто оно действительно совершило желаемое преступление, что не соответствует принципам уголовной ответственности, закреплённым Уголовным Кодексом РФ. Поэтому, с учетом указанных замечаний, данные нормы можно реципировать и скомпоновать в единую комплексную норму, регламентирующую правила квалификации деяния при ошибке в отечественном уголовном законодательстве, в следующей форме:

Ошибка при совершении преступления:

1. Юридическая ошибка

Уголовной ответственности не подлежит то лицо, которое сможет доказать, что оно заблуждалась относительно содержания правовых норм, чего избежать оно было нс в состоянии и следовательно считало свои действия законными.

2. Фактическая ошибка

A) Если совершая деяние, лицо заблуждалось относительно обстоятельств признаков состава преступления, которое предусмотрено более мягким законом, то оно наказывается за умышленное совершение деяния по более мягкому закону и за неосторожное преступление, если это можно поставить ему в вину.

Б) Если при совершении деяния лицо заблуждается относительно обстоятельств признаков состава преступления, которое предусмотрено более жестким законом, то оно наказывается за покушение на умышленное совершение деяния ио более жесткому закону.

B) Если исполнитель вследствие ошибки, допущенной относительно средств совершения преступления либо по любой другой причине, способствует наступлению преступного последствия вопреки своему желанию, то данное лицо несет ответственность за несостоявшееся умышленное преступление и за неосторожное преступление, если эго можно поставить ему в вину.

Пирбаев Р.Р.

ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия»« Научный руководитель: к.ю.н., доцент В.Ф.Иванов

  • [1] См.: Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии: принят 15 мая 1871 года (В редакции от 13 ноября 1998 года.) // ЮРИДИЧЕСКАЯ РОССИЯ - образовательный правовой портал. иКЕ:Ы1р://1аш.edu.ru,Фогт/погт.аяр?погтШ= 1242733&яиЬШ= 100102942,100102943,100102946,100103002,1001030КШех! (дата обращения: 28.11.2016).
  • [2] См.: Уголовный кодекс Республики Сан-Марино / Научное редактирование, вступительная статья вице-президента Восточно-Европейского отделения Международной академии наук Республики Сан-Марино, профессора Московского института МВД РФ, докт. юрид. наук С. В. Максимова. Перевод с итальянского В. Г.Максимова. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002 — С.50-51
  • [3] См.: Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >