Экономико-политические аспекты контроля над обычными вооруженными силами в Европе на современном этапе и его перспективы

Экономические аспекты представляют собой одну из важнейших составляющих осуществления контроля над обычными вооруженными силами в Европе. Они включают в себя как непосредственное финансирование выполнения условий ключевых контрольно-регулятивных инструментов — Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и Венского документа 2011 года о мерах доверия и безопасности, так и финансирование обычных вооруженных сил государств-участников этих договоров, что непосредственно влияет на количественный и качественный состав последних.

Говоря о трендах финансирования военного строительства обычных вооруженных сил в Европе, следует отметить следующее обстоятельство. В 2012-2013 гг. большинство государств Западной и Центральной Европы продолжали процесс сокращения военных расходов ввиду политики жесткой экономии бюджетных средств, проводившейся в большинстве государств континента. Отныне спад в регионе не ограничивался одной лишь Центральной и «кризисными» станами Западной Европы. Падение расходов свыше 10% в реальном исчислении с момента начала мирового эконо- [1] [2]

мического кризиса в 2008 г., затронуло такие страны, как Австрия, Бельгия, Греция, Ирландия, Италия, Нидерланды, Испания и Великобритания, а также все страны Центральной Европы за исключением Польши, где расходы увеличились на 12%. При этом расходы Франции на военные нужды снизились в 2013 г. лишь на 4%, в то время как у Германии незначительно (на те же 4%) увеличились. Крупнейшее среди стран Западной Европы падение (на 13%) было зафиксировано в Испании[3].

Расходы европейских членов НАТО на военные нужды в 2011-2013 гг. продолжали последовательное снижение с S304 до $291 млрд, соответственно. Аналогичную динамику в тот же период демонстрировал и Европейский союз (падение общих расходов на военные нужды с $294 до $278 млрд.). В то же время Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в составе Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана напротив, последовательно наращивала собственные военные расходы (с $73.6 млрд, до $89.2 млрд.[4]).

При этом, несмотря на общие тренды снижения западным сообществом совокупных расходов на оборону, как в рамках отдельных стран, гак и крупнейших международных организаций Евроатлантического пространства, на Европейском континенте продолжает сохраняться существенный дисбаланс по количественному составу обычных вооружений между его ключевыми военно-политическими акторами -Россией и НАТО.

На сегодняшний день Североатлантический альянс превосходит Россию по общему количественному составу обычных вооружений на Европейском театре военных действий (ТВД) в 3-4 раза, в том числе по танкам — в 9 раз, по самолетам — в 5 раз[5], по ударным вертолетам в 2,6 раза, по артиллерийским системам - в 3 раза, по бронированным машинам - в 1,8 раза[6].

При том, что устойчивость более слабой, а, следовательно, обороняющейся стороны, в данном случае российской, возможна лишь в том случае, если его превосходство в силах и средствах не превышает 2-3 раза. В целом же «на направлениях главных ударов противостоящая сторона сможет создать количественное превосходст во над группировками ВС РФ до 8-12 раз»[7].

Таким образом, на сегодняшний день перед Россией стоит задача как по военному парированию уфозы со стороны превосходящих ОВС НАТО в Европе, в том числе с помощью ОТРК «Искандер-К» с ракетой Р-500, способной но некоторым сведениям преодолевать порог дальности в 2000 км, так и по выходу на диалог с Западом о новом инструменте количественного контроля над обычными ВС в Европе, в первую очередь в части вооружений.

Последнее особенно сложно, учитывая растущие геополитические противоречия сторон, а также продолжающееся наращивание количества вооружений и усиления военной активности на сопредельных территориях, прежде всего в Прибалтике.

При этом «Отход сторон от соблюдения ключевых международных договоров в сфере европейской безопасности, являвшихся сдерживающим фактором, может спровоцировать возобновление вооруженных конфликтов на Южном Кавказе и в европейской части СНГ. Есть большие сомнения (и) в том, что Центральная Азия останется в стороне от этого процесса»[8].

К сожалению, на сегодняшний день для двух крупнейших военно- нолигических троков Европейского континента — России и НАТО, отсутствуют, либо утрачены мотивирующие предпосылки по восстановлению эффективного режима контроля над обычными вооруженными силами в Европе.

На фоне продолжающегося с ноября 2013 г. широкомасштабною украинского кризиса, в том числе и военно-политического, каждый из данных акторов пытается решить собственные задачи и укрепить позиции.

Для Североатлантического альянса текущая геополитическая ситуация дает возможность укрепить и расширить свое военно-политическое присутствие на континенте, в том числе посредством фактической «внуфенней колонизации» собственной восточноевропейской части, военная компонента блока в которой до начала 2010-х гг. была но большей части формальной. В свою очередь Россия «ускорила программу перевооружения вооруженных сил, рассчитывая таким способом удержать Запад от изменения расстановки сил в Евразии»[9]. По словам президента РФ В. Путина, «Россия не допустит достижения военного превосходст ва над ней и ответит выходом на новые рубежи современных стратегических ядерных сил сдерживания, дальнейшим усилением ядерной триады, формированием глобальной системы разведки и целеуказания, включая укрепление космической фупиировки, а также развитием сил общего назначения. По оценке российского президента, на исрсвооружение армии и флота, на модернизацию оборонно-промышленного комплекса в общей сложности были выделены 23 триллиона рублей, что является беспрецедентной суммой для России»[10].

При этом существует высокая вероятность размещения американского и натовского обычного вооружения в ненатовских европейских государствах СНГ, в том числе на Украине, где уже активно разворачивается американское военное присутствие, пока что в форме военных инструкторов, «натаскивающих» своих украинских подопечных на ведение боевых действий в непосредственной близости от зоны боевых действий на юго-востоке Украины.

Следует отметить также, что в отличие от периода холодной войны с мощнейшим ядерным прессингом в рамках биполярного мира, нынешние реалии, хотя и не стали намного безопаснее, но, тем не менее, не предполагают нависающую «дамокловым мечом» каждодневную у]розу ядерного конфликта. В этой связи мотивации на конвенциональное сдерживание также в значительной степени снижаются, поскольку эскалация конфликта вплоть до уровня средней интенсивности либо даже широкомасштабной войны обычными вооружениями при всей своей кровопролитное™ все же не предполагаю тех долговременных катастрофических последствий для окружающей среды, а следовательно и для дальнейшего существования человечества как такового в глобальном масштабе, с каковыми сопряжена ядерная война с применением всего или даже выборочного спектра средств СЯС и ТЯО.

Выход из тупика в ситуации с «жестким» количественным контролем над обычными ВС в Европе пока что вряд ли может быть найден. И Россия, и НАТО используют свободу от ограничений по ДОВСЕ с одной стороны и украинский кризис — с другой с тем, чтобы в полной мере получить свои военно-политические дивиденды. Речь, в первую очередь идет о количественном наращивании и качественной модернизации обычных вооружений и их размещении ближе к новой линии соприкосновения, каковой служат ныне границы стран Балтии и Польши, как с основной территорией России, так и с Калининградской областью.

Украинский кризис наглядным образом доказал с одной стороны значимость обычных наступательных вооружений как основного средства ведения крупномасштабного регионального конфликта с потенциальной возможностью перерастания последнего в более масштабный формат, с другой же — явную недостаточность одних лишь уведомительных информационно-мониторинговых мероприятий в рамках Венского документа и Договора об открытом небе для непосредственного сдерживания вооруженной агрессии, а самое главное для недопущения таковой в принципе.

Таким образом, можно констатировать, что за методами «жесткого» количественного контроля над обычными вооружениями по-прежнему стоит будущее. Тем более что совокупная ударная мощь каждой отдельно взятой боевой единицы обычных наступательных вооружений постоянно растет по мере развития технологий. Это в частности относится к беспилотным летательным аппаратам — новой разновидности обычных наступательных вооружений, пока еще не охваченной международными договорами в области контроля над вооружениями.

Особого внимания в данной связи заслуживает и проблематика тактического ядерного оружия, носителями которого являются преимущественно боевые самолеты тактической авиации, подпадающие под 01раниче- ния ДОВСЕ. Количественный контроль над ними позволяет существенно снизить угрозу применения ТЯО как такового.

Непосредственный контроль над ситуацией вокруг обычных вооружений и вооруженных сил в Европе продолжает оставаться одним из безусловных приоритетов обеспечения безопасности на континенте на ближнесрочную и среднесрочную перспективу.

  • [1] 286 Вопрос о выходе из режима договора по которым (РСМД 1987 г.) «неоднократно ставился в 2007-2008 гг. на высшем уровне российского политического и военного руководства» . Источник: Арбатов А. Уравнение безопасности. М., 2010. С.240.
  • [2] Взаимоотношения которых по данному вопросу «имеют в своей основе взаимное ядерное сдерживание». Источник: Арбатов А. Многостороннее ядерное разоружение: Удобный вариант наименее достижим и практически невозможен. НВО,25.05.2012 г. //
  • [3] S1PR1 Yearbook 2014. Р. 175, 177
  • [4] Ibid.Table 4.1 Р. 176
  • [5] Дьяченко В., Мусорин В., Остроухое И., СосновскийМ. Паритет невозможен: России пока нельзя начинать переговоры с США об 01раничении нестратегического ядерногооружия // Национальная оборона. № 4. Апрель 2015 г. (http://www.oborona.ru/includes/periodics/armedforces/2012/0514/22118426/detail.shtml)
  • [6] '9| В Минобороны прокомментировали статус России в ДОВСЕ// Polit.ru, 17 марта2015 г.
  • [7] 242 Дьяченко В., Мусорин В., Остроухое И., СосноескийМ. Паритет невозможен: Россиипока нельзя начинать переговоры с США об ограничении нестратегического ядерного
  • [8] оружия // Национальная оборона. № 4. Апрель 2015 г. (4utp://www.otorona.ru/includes/penodics/armedlorces/2012/0514/22118426/detai 1. shtml) '93 Нурша А. Доклад «Кризис договорных механизмов в сфере разоружения и европейской безопасности как угроза стратегической стабильности». Астана - Алматы2015. С. 69.
  • [9] Нурша А. С. 62.
  • [10] Нурша А. С. С. 58.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >