Законодательство о банкротстве: современная практика применения

Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) образует комплексный (межотраслевой) правовой институт, именуемый также конкурсное право. Интеграция частных и публичных начал в нормах данного института проявляется в его межотраслевой природе и целевой направленности, в комплексном характере правоотношений, связанных с банкротством, в специфике правового положения их участников. Рассмотрим эти аспекты более подробно.

Комплексный (межотраслевой) характер института несостоятельности (банкротства) проявляется в том, что он включает в свой состав неразрывно связанные нормы отраслей как частного, так и публичного права.

Во-первых, это нормы гражданского права, т.к. согласно ст. ст. 25, 61, 65 ГК РФ банкротство относится к основаниям ликвидации юридического лица и прекращения статуса индивидуального предпринимателя. Еще в дореволюционной России конкурсное право считалось «отделом частного, гражданского права»48. Гражданско-правовые нормы регламентируют отношения, непосредственно связанные с банкротством, а также не касающиеся его напрямую: совершение сделок с имуществом должника, ответственность участников по обязательствам должника, и др.

Во-вторых, это нормы арбитражного процессуального права, которые регулируют производство по делу о банкротстве. Наличие большого числа именно процессуальных норм считается важным основанием выделения конкурсного права в самостоятельный правовой институт.

В-третьих, рассматриваемый институт включает нормы уголовного и административного права, которыми регламентируется ответственность за правонарушения, связанные с банкротством, государственный контроль саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и т.п.

Кроме того, в систему конкурсного права входят положения финансового, трудового и иных отраслей права.

В современной правовой науке степень интеграции разноотраслевых норм, регулирующих правоотношения банкротства, оценивается неоднозначно. В связи с этим, место конкурсного права в системе российского права остается не до конца определенным. Одно авторы расценивают его как институт частного права (В. Ф. Попондопуло, Е. А. Васильев), подотрасль гражданского права (Е. В. Наумова), институт предпринимательского права (И. В. Ершова), подраздел корпоративного права (К. К. Лебедев). Другие рассматривают конкурсное право как формирующуюся и даже самостоятельную отрасль права (М. В. Телю- кина, В. С. Белых, А. А. Дубинчин, М. Л. Скуратовский, А. В. Солоди- лов). Однако наиболее распространенной и, на наш взгляд, обоснованной стала позиция, относящая институт банкротства к комплексным (межотраслевым) правовым институтам (А. Б. Агеев, С. Э. Жилинский, С. А. Карелина, А. С. Семина, В. Н. Сидорова, В. Н. Ткачев, В. А. Хи-

,49

мичев и другие) . [1] [2]

С учетом установления комплексного характера правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве), ведущие правоведы применительно к ним выделяют категорию «частнопубличные правоотношения»[3] [4].

Цели института несостоятельности (банкротства). Институт банкротства регулирует отношения, связанные с неспособностью должника удовлетворить требования его кредиторов. С одной стороны, это частные отношения между должником и его кредиторами. Однако в таких отношениях участвует большое число лиц, имеющих разнонаправленные интересы, которые на практике очень часто нарушаются. Кроме того, банкротства наносят колоссальный ущерб не только кредиторам, но и государству, экономической и социальной сферам общественной жизни. На практике кредиторы, среди которых бюджеты всех уровней, работники должников, промышленные и иные предприятия, вследствие несостоятельности должника не могут взыскать с него большую часть задолженности, несут многомиллионные убытки. По статистике, эффективность мер принудительного взыскания в ходе банкротства для Федеральной налоговой службы России (кредитора 3- й очереди) составляет всего 4,5 %. В связи с проведением банкротства должников приостановлено взыскание трети совокупной задолженности в бюджетную систему РФ (335 млрд. руб.)[5]. При этом количество кредиторов некоторых банкротов, в частности банков, страховых организаций, исчисляется десятками тысяч. Банкротство стратегических предприятий подрывает обороноспособность страны, а градообразующих - социальную стабильность. Поэтому «в современных условиях основной целью института банкротства является не только и не столько справедливое удовлетворение требований кредиторов, сколько создание эффективного механизма обеспечения стабильности рыночных отношений, устойчивого роста национальной экономики»[6] [7].

В связи со сказанным, правовое регулирование банкротства базируется па публично-правовых началах, что предполагает государственно-властное вмешательство в частноправовые отношения для защиты интересов всего общества и государства. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, в силу различных, зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен гарантировать баланс их прав и законных интересов, что, собственно, и является публично-правовой целью института банкротства. Институт банкротства направлен на защиту как частных, так и публичных интересов . Этот принцип претворяется в жизнь и в современной судебно-арбитражной практике[8] [9].

Во многом при помощи вмешательства в частно-правовую сферу и ограничения частных интересов законодательство о банкротстве реализовывает свои цели:

  • 1) Восстановить платежеспособность должника, сохранить его как элемент экономической системы;
  • 2) Обеспечить соразмерное, пропорциональное и наиболее полное удовлетворение требований кредиторов;
  • 3) Обеспечить баланс интересов участников конкурсных отношений'5.

Публично-правовая цель конкурсного права достигается, в том числе, за счет законодательного закрепления особого правового положения участников правоотношений, связанных с банкротством.

Введение процедуры в деле о банкротстве, в частности, настолько существенно ограничивает права должника, его учредителей (участников) и органов управления, что позволяет даже говорить об ограничении дееспособности должника. В процедурах наблюдения или финансового оздоровления закон лишает их права приобретать (осуществлять) целый ряд прав и обязанностей, а также совершать ряд сделок без согласия арбитражного управляющего (ст. ст. 64, 82 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 12.03.2014) «О несостоятельности (банкротстве)»[10] (далее - Закон о банкротстве)). В процедурах внешнего управления и конкурсного производства полномочия органов управления должника практически полностью прекращаются и переходят к арбитражному управляющему (ст. ст. 94, 129 Закона о банкротстве).

Закон также ограничивает права кредиторов по денежным обязательствам и по уплате обязательных платежей, за исключением текущих. «В силу особенностей правового режима имущества должника после возбуждения дела о его банкротстве кредиторы теряют некоторые правомочия, свойственные общегражданскому обязательственному правоотношению...»[11]. Например, после введения процедуры наблюдения требования названных кредиторов не могут предъявляться индивидуально, в порядке искового судопроизводства. Если все же требование к должнику будет предъявлено в форме искового заявления, арбитражный суд оставляет его без рассмотрения (п. 4 ст. 148 АПК РФ). Приостанавливается исполнение исполнительных документов, за отдельными исключениями (ст. 63 Закона о банкротстве). Не допускается проведение зачета встречного однородного требования между должником и кредитором, если при этом нарушается установленная законом очередность удовлетворения требований кредиторов. Обращение взыскания на заложенное имущество не допускается (ст. 18.1 Закона о банкротстве).

Кроме того, законом установлены обязанности, которые идут вразрез с интересами обязанного лица, но направлены на защиту прав участников правоотношений банкротства. Например, ст. 9 Закона о банкротстве устанавливает обязанность руководителя должника и должника - индивидуального предпринимателя обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Частно-правовые отношения между должником и его кредиторами при банкротстве под влиянием публичных начал конкурсного права во многом лишаются принципа равноправия. Это проявляется в установлении очередности удовлетворения требований кредиторов (ст. 134 Закона о банкротстве), в наделении различных групп кредиторов принципиально разным объемом правомочий, в принуждении кредиторов к исполнению решений собрания кредиторов. Так, по мнению Конституционного Суда РФ, при заключении мирового соглашения в процессе банкротства превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством'^8. Однако практика показывает, что использование действующих принципов голосования на собрании кредиторов приводит к предоставлению неоправданных преимуществ крупнейшему кредитору, который зачастую использует их в целях личного обогащения в ущерб интересам остальных кредиторов. Кроме того, избыточная защита публичных интересов при определении условий мирового соглашения (ограничение права предоставления отсрочки по уплате налогов) препятствует их заключению, а значит, сокращает возможности предотвращения ликвидации должников.

Правовой статус арбитражного управляющего при участии в правоотношениях банкротства, двойственен. Деятельность арбитражного управляющего закон, с одной стороны, именует частной практикой (п. 1 ст. 20 Закона о банкротстве). Сам управляющий - это частное лицо - гражданин или некоммерческая организация (Агентство по страхованию вкладов). Он не является государственным служащим либо представителем органов государственной власти, действует без лицензии государства.

Но, с другой стороны, его деятельность является публичнозначимой, а статус - публично-правовым54. Арбитражный управляющий наделен полномочиями, которые в значительной степени носят публично-правовой характер: он обязан принимать меры по защите имущества должника, анализировать финансовое состояние должника и т.д., действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве). Арбитражный управляющий призван обеспечивать достижение публично-правовой цели института банкротства - гарантировать баланс прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве. Решения арбитражного управляющего являются обязательными и влекут правовые последствия для широкого круга лиц. В связи с этим современная судебная практика исходит из того, что его полномочиям присущи элементы публично-правового характера[12] [7] [14].

В целях реализации публично-правовых функций, арбитражный управляющий управомочен контролировать правомерность действий участников правоотношений, связанных с банкротством, а также осуществлять действия, направленные на пресечение неправомерных действий. В частности, согласовывать сделки должника, заявлять возражения относительно необоснованных требований кредиторов, выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства, сообщать о выявленных правонарушениях в правоохранительные органы, требовать привлечения к ответственности контролирующих должника лиц, оспаривать его противозаконные сделки и т. д.

Таким образом, государство делегировало данному субъекту часть своих полномочий. В связи с этим в правовой науке складывается тенденция квалификации деятельности членов саморегулируемых организаций, к которым относятся и арбитражные управляющие, в качестве публично-правовой, а также признания за этими субъектами государственно-властных полномочий, характерных для органов власти. Но высказывается и противоположное мнение: «эта деятельность не связана с реализацией государственных властных полномочий, а обеспечивает публичный общественный интерес»[15].

Арбитражный управляющий имеет и свои собственные (частные) законные интересы, которые реализуются в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, через его права[16]', основным из которых является право на получение вознаграждения. Для того, чтобы частные интересы не превалировали над публичными, законодательство о банкротстве обеспечивает независимость, финансовое стимулирование, ответственность и контроль деятельности арбитражных управляющих. Например, законодатель предъявляет к ним специальные требования. Арбитражный управляющий не может быть «заинтересованным лицом» в отношении должника либо кредиторов (п. 2 ст. 20.2 Закона о банкротстве). Он должен быть членом профессионального объединения (саморегулируемой организации), на которое государство также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом[7].

Многие правовые проблемы, возникающие при банкротстве и влекущие нарушение прав его участников, связаны с тем, что собственные частные интересы в деятельности арбитражных управляющих выступают на первый план, а закон не содержит достаточного количества правовых механизмов для того, чтобы этому воспрепятствовать[18].

Функции арбитражного управляющего при банкротстве определенной категории банков исполняет Агентство по страхованию вкладов, также сочетая в своей деятельности частные и публичные начала. «Частно-правовая составляющая в деятельности Агентства в сфере страхования вкладов состоит в том, что эта деятельность имеет целью защиту ... частных интересов, связанных с размещением гражданами во вклады денежных средств. При этом деятельность Агентства обусловлена и публичными целями - стремлением к укреплению доверия к банковской системе РФ и стимулированию привлечения в нее сбережений населения»[19].

Правовой статус саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее - СРО). СРО обладают двойственной правовой природой: с одной стороны, это субъекты частного права - некоммерческие организации, а с другой - с даты включения в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих они приобретают публично-правовой статус (и. 1 ст. 21 Закона о банкротстве). С учетом конституционных принципов соразмерности государственного вмешательства в права и свободы граждан, баланса частных и публичных интересов законодатель наделил СРО рядом публичных нормотворческих, исполнительно-распорядительных и контрольных полномочий. Конституционный Суд РФ назвал СРО автономными публично-правовыми субъектами, призванными выполнять функции саморегулирования в интересах общества, кредиторов и должников[7].

Публично-правовыми полномочиями СРО являются: установление обязательных для своих членов правил профессиональной деятельности, утверждение и применение мер дисциплинарного воздействия в отношении своих членов, в том числе исключение из членов СРО (ст. 22 Закона о банкротстве). Правоведы относят к публично-правовым также следующие функции СРО: обращение в суд за защитой прав и законных интересов своих членов, заявление в арбитражный суд ходатайства об отстранении от участия в деле о банкротстве своих членов, обеспечение информационной открытости своей деятельности[21].

Правовой институт СРО был включен в систему правового регулирования банкротства практически одновременно с отказом от лицензировапия и государственного контроля деятельности арбитражных управляющих. Иными словами, государство делегировало СРО часть своих публично-правовых функций. Объясняется это тем, что государство стремится отказаться от госнадзора за самой деятельностью и заменить его лишь надзором за результатом такой деятельности[22].

Значимая проблема, выявляемая правоприменительной практикой на протяжении последних лет, заключается в ненадлежащем исполнении СРО публичных функций. Об этом свидетельствует, в частности, практика проведения Росреестром проверок деятельности СРО, высокое количество жалоб на действия арбитражных управляющих (в 2012 г. - 7990 жалоб[23]). Проверки выявляют низкий уровень контроля СРО за соблюдением ее членами требований законодательства, стандартов и правил профессиональной деятельности, непринятие мер реагирования на нарушения, несоблюдения требований к арбитражным управляющим. Растет количество судебных актов о дисквалификации последних. Поэтому остается открытым вопрос о целесообразности наделения СРО как субъекта частного права публичными функциями.

На основании изучения существующей проблематики теории и практики несостоятельности, низкой эффективности процедур в деле о банкротстве можно сделать вывод о том, что баланс частных и публичных начал на современном этапе развития законодательства о банкротстве еще не достигнут.

Вопросы и задания для самоконтроля:

  • 1. Почему законодательство о банкротстве направлено на защиту как частных, так и публичных интересов?
  • 2. В чем заключается интеграция частных и публичных начал в нормах института несостоятельности (банкротства)?
  • 3. В чем выражается государственно-властное вмешательство в частноправовые отношения между несостоятельным должником и его кредиторами?
  • 4. В чем состоит двойственный характер правового статуса арбитражных управляющих, их саморегулируемых организаций, Агентства по страхованию вкладов?
  • 5. Каковы основные проблемы интеграции частного и публичного права в рамках института несостоятельности (банкроства)?

Литература:

  • 1. Денисова А. Правовой статус саморегулируемых организаций // СПС "КонсультантПлюс", 2012
  • 2. Карелина С. А. Правовое регулирование отношений, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством), - сфера взаимодействия частно-правовых и публично-правовых средств // Законодательство. 2008. №8
  • 3. Карелина С. А., Эрлих М. Е. Роль арбитражного управляющего в механизме разрешения конфликта интересов // Право и экономика. 2012.№ 3
  • 4. Карнаух В. Интерес в деятельности арбитражного управляющего // Право и экономика. 2011. № 6
  • 5. Кряжков А. В. Публично-правовые и частно-правовые начала в деятельности Агентства по страхованию вкладов // Журнал российского права. 2013. №1
  • 6. Наумова Е. В. Финансово-правовые и организационноправовые аспекты института несостоятельности (банкротства) // Финансовое право. 2013. № 2
  • 7. Свириденко О. М. Институт несостоятельности (банкротства) в системе гражданского права // Журнал российского права. 2011. № 1
  • 8. Сидорова В. Н. Нужен новый закон о банкротстве // Право и бизнес: сб. статей I ежегодной международной научно-практической конференции, приуроченной к 80-летию со дня рождения проф. В. С. Мартемьяиова / Под ред. И. В. Ершовой. М., 2012 // СПС «КонсультантПлюс»
  • 9. Телюкина М. В. Динамика и тенденции развития отношений несостоятельности в современном российском праве // Проблемы современной цивилистики : сб. ст. / Отв. ред. Е. А. Суханов, М. В. Телюкина. М, 2013
  • 10. Труба А. Пределы осуществления права удержания при несостоятельности должника / А. Труба // Хозяйство и право. 2006. № 3
  • 11. Юлова Е. С. Конкурсное право: Правовое регулирование банкротства: учебное пособие. - 3-е изд., переработанное и доп. - М., 2010

  • [1] Js Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. - Казань, 1898. - С. 78.
  • [2] Подробнее об этом см.: Карелина С. А. Правовое регулирование отношений,возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством), - сфера взаимодействия частно-правовых и публично-правовых средств // Законодательство. 2008. № 8.
  • [3] С. 52 - 60; Наумова Е. В. Финансово-правовые и организационно-правовые аспекты института несостоятельности (банкротства) // Финансовое право. 2013. № 2. С.15 - 19; Телюкина М. В. Динамика и тенденции развития отношений несостоятельности в современном российском праве // Проблемы современной цивилистики : сб. ст. / Отв. ред. Е. А. Суханов, М. В. Телюкина. М., 2013; Сидорова В. Н.Нужен новый закон о банкротстве // Право и бизнес: сб. статей 1 ежегодной международной научно-практической конференции, приуроченной к 80-летию со днярождения проф. В. С. Мартемьянова / Под ред. И. В. Ершовой. М., 2012 // СПСКонсультантПлюс.
  • [4] Свириденко О. М. Институт несостоятельности (банкротства) в системе гражданского права // Журнал российского права. 2011. № 1. С. 39 - 46.
  • [5] Эффективность мер принудительного взыскания задолженности по состояниюна 01.10.2013 И http://www.nalog.ru/rn77/taxation/debt_bankruptcy/results/ Дата обращения: 30.06.2014.
  • [6] Карелина С. А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М., 2008.
  • [7] Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 № 12-П.
  • [8] См., например, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от19.03.2014 по делу № А67-1007/2012.
  • [9] Юлова Е. С. Конкурсное право: Правовое регулирование банкротства: учебноепособие. - 3-е изд., переработанное и доп. - М., 2010. - С. 14.
  • [10] Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
  • [11] Труба А. Пределы осуществления права удержания при несостоятельностидолжника / А. Труба // Хозяйство и право. 2006. № 3. С. 79-80.
  • [12] Постановление Конституционного Суда РФ от 22.07.2002 № 14-П.
  • [13] Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 № 12-П.
  • [14] Постановление ФАС Поволжского округа от 16.04.2014 по делу № А12-9256/2010.
  • [15] Петров Д. А. К вопросу о публично-правовой природе деятельности членов саморегулируемых организаций // Гражданское право. 2013. № 1. С. 15 - 20.
  • [16] Карнаух В. Интерес в деятельности арбитражного управляющего // Право и экономика. 2011. № 6.
  • [17] Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 № 12-П.
  • [18] Подробнее о таких механизмах см.: Карелина С. А., Эрлих М. Е. Роль арбитражного управляющего в механизме разрешения конфликта интересов // Право и экономика. 2012. №3. С. 19-25.
  • [19] Кряжков А. В. Публично-правовые и частно-правовые начала в деятельностиАгентства по страхованию вкладов // Журнал российского права. 2013. № 1. С. 17-20.
  • [20] Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 № 12-П.
  • [21] Петров Д.А. Указ. соч. С. 15 - 20.
  • [22] Денисова А. Правовой статус саморегулируемых организаций // СПС "Консуль-тантПлюс", 2012.
  • [23] т Обзор практики применения органом но контролю (надзору) полномочий, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, в 2012 году // Федеральная служба государственной регистрации, кадастра икартографии : сайт. URL: https://rosreestr.ru/wps/portal/ p/cc_ib_state_supervision/cc_ib_supervision_by_arbitration_managing/ (дата обращения: 30.06.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >