Частноправовые и публично-правовые начала в российском вещном праве

По своей природе вещное право является частным правом, регулирующим те области общественных отношений, в которые непосредственное вмешательство государства является ограниченным. В сфере действия частного права индивид самостоятельно решает, использовать ему свои права или воздерживаться от дозволенных действий.

В соответствии с п.2 ст.8 Конституции РФ в России признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. В ст.34 Конституции РФ поясняется, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Однако, несмотря на принцип неприкосновенности частной собственности, право собственности может быть законодательно ограничено.

Статья 55 Конституции РФ устанавливает механизмы ограничения субъективных прав, в том числе и права собственности. Указывается, что право собственности может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Данный постулат соответствует общепризнанным нормам и принципам международного права, частности, ст.29 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 г., ст.4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 19.12.1966 г.

Так, например, взыскание налогов, необходимых для существования государства и соблюдения общего интереса всех членов общества, не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, а представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из публично-правовой обязанности.[1]

Законодательно понятие ограничения права установлено в ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Закон о регистрации прав): «ограничения (обременения) - наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, концессионного соглашения, ареста имущества и других)». Примечательно, что в данном случае законодатель отождествляет два понятия - «ограничение права» и «обременение права».

Вместе с тем, исходя из положений п.2 ст.209 ГК РФ, можно прийти к выводу, что под обременением понимается один из возможных способов распоряжения собственником принадлежащей ему вещью, например, посредством ее передачи в залог. В качестве обременений права собственности следует рассматривать и ограниченные вещные права. Таким образом, смысл понятия «обременение права», заложенный в ст. 1 Закона о регистрации прав и ст.209 ГК РФ, совпадает. Имеется в виду установление правовой конструкции, в силу которого третьи лица приобретают некоторые правомочия или их часть в отношении имущества собственника (право владения и пользования при заключении договора аренды, право ограниченного пользования при установлении сервитута и др.). Фактически часть полномочий собственника имущества передается управомоченному третьему лицу, в связи с чем собственник временно утрачивает некоторые из предоставляемых ему законом возможностей реализации права собственности либо осуществляет их с учетом прав и законных интересов данного третьего лица.

В отличие от обременения, ограничения права могут быть установлены только федеральными законами, нормы которого имеют универсальный характер. Так, в качестве ограничения права можно рассматривать публичный сервитут, который в соответствии с и.2 ст.23 ЗК РФ устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации, нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, нормативным правовым актом органа местного самоуправления в случаях, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения, без изъятия земельных участков.

Среди многочисленных новелл, предлагаемых Проектом, следует также выделить установление соседских прав, понимаемых как ограничение права собственности на земельный участок в пользу соседей (ст. ст. 293 и 294 ГК РФ в редакции Проекта). В Проекте указывается, что собственник земельного участка должен осуществлять свои правомочия с учетом интересов собственников (владельцев) соседних земельных участков. В настоящее время в ЗК РФ есть упоминание о том, что па использование земельного участка существенное воздействие может оказывать использование соседних земельных участков (и. 3 ст. 37 ЗК РФ).

Соседями могут признаваться не только собственники (владельцы) прилегающих земельных участков, но и лица, чьи земельные участки испытывают влияние от использования земельного участка. Однако соседские права не защищаются абсолютно. Владельцы и собственники соседних земельных участков не могут требовать устранения препятствий в использовании своих земельных участков, если воздействие со стороны другого земельного участника не превышает установленных нормативов, разумных пределов исходя из природы и местоположения земельных участков или из обычая.

В ст. 294 ГК РФ в редакции Проекта описывается содержание соседских прав и обязанностей. В частности, собственник земельного участка имеет право, если соглашением с соседом не предусмотрено иное, собирать плоды, упавшие на земельный участок с дерева или куста, расположенного на соседнем участке, а также требовать от собственника соседнего участка участвовать в строительстве или в разумных расходах на строительство общей стены (забора, изгороди) между их участками и т.п.

Можно констатировать, что ограничения права собственности призваны обеспечивать интересы третьих лиц, которые соприкасаются непосредственно с собственником при реализации его права (так называемое соседское право). Однако это не является реализацией частного индивидуального интереса третьих лиц. Данные ограничения права собственности направлены на создание предпосылок для реализации своих прав неограниченным кругом третьих лиц, т.е. на соблюдение публичного интереса. Таким образом, ограничения права собственности представляют собой один из способов правового регулирования гражданских правоотношений.

Обеспечением публичного интереса продиктован уже упомянутый институт государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Публично-правовые элементы проявляются также в управлении «публичной собственностью». Однако наиболее ярко вторжение государства в сферу индивидуальных интересов собственника прослеживается в закрепленных ГК РФ основаниях принудительного изъятия имущества у собственника: обращение взыскания на имущество по обязательствам (ст.237); отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (ст.238); отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка (ст.239); выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (ст.240,241); реквизиция (ст.242); конфискация (ст.243); обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы; обращение по решению суда в доход Российской Федерации денег, ценностей, иного имущества и доходов от них, в отношении которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии терроризму лицом не представлены сведения, подтверждающие законность их приобретения; отчуждение имущества в случаях, предусмотренных п.4 ст.252, п.2 ст.272, ст.282, 285, 293, п. 4 и 5 ст.1252 ГК РФ.

Статья 235 ГК РФ устанавливает, что обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков. Как правило, национализация проводится в экстремальных условиях (революция, война, экономический кризис и т.д.). Особенно болезненно отражается национализация на интересах иностранных инвесторов.

Вместе с тем, институт национализации уже утвердился в современном международном праве как общепризнанный и как часть принципа суверенитета, который признают все государства. Но до сих пор имеются разногласия по поводу принципа компенсации.

В доктрине международного права по этому вопросу существуют два основных противоположных подхода. Сторонники первого подхода полагают, что в международном праве отсутствуют какие- либо нормы или принципы, обязывающие национализирующее государство предоставлять иностранным гражданам компенсацию в случае национализации их имущества. Иными словами, национализирующее государство ничем им не обязано, кроме тех обязательств, которые вытекают из самого акта о национализации. Приверженцы второго подхода исходят из необходимости выплаты быстрой и адекватной компенсации за национализируемое имущество в соответствии с так называемой формулой Халла."5

В российском законодательстве обязанность государства компенсировать иностранному инвестору стоимость изъятого при национализации имущества и других причиненных этим убытков преду- [2]

смотрена в ст.8 Федерального закона от 09.07.1999 N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».

Интересно отметить, что процесс приватизации имущества, т.е. его переход из государственной собственности в частную, тоже происходит по решению государства и должен быть направлен на достижение публичной пользы. Например, приватизация жилых помещений, занимаемых гражданами по договору социального найма, имеет социально-экономическую цель. Приватизация предприятий также преследует цель обеспечения наиболее эффективного управления данным имуществом частным собственником, что, в конечном итоге, должно способствовать стабилизации экономики страны.

Соотношение частноправовых и публично-правовых начал в регулировании той или иной сферы всегда должно основываться на балансе частных и публичных интересов, который, в свою очередь, почти всегда имеет экономическую и политическую подоплеку. Это подтверждается приведенными выше примерами. Необходимость соблюдения баланса интересов справедлива и в отношении сферы регулирования вещных прав.

  • [1] См.: Постановление КС РФ от 17.12.1996 г. №20-11
  • [2] Данельян А.А. Национализация в современном международном праве // СПС«КонсультантПлюс»
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >