Владение и владельческая защита

Институт владения, не получивший надлежащего отражения в ГК РФ, все же занимает важное место в российском гражданском пра- [1]

ве. Без владения практически невозможно реализовать правомочие пользования вещью, большинство способов приобретения права собственности также основаны на владении вещью, возникновение и осуществление многих обязательственных прав очень часто связано с фактическим владением вещью. В науке не прекращается дискуссия относительно содержания категории владения, его юридической природы.

Сложно согласиться с позицией С.Н.Медведева, который указывает, что «право собственности и право владения - понятия равноценные. Владение - фактическое господство лица над вещью, соединенное с намерением относится к вещи как к своей. И если такое владение основано на праве, то нет никакого различия между правом собственности и правом владения».

Большинство российских исследователей-цивилистов приходят к выводу о том, что владение можно рассматривать только как правомочие (составную часть) определенных вещных и обязательственных прав, не имеющее самостоятельного значения.[2] [3]

Вместе с тем, высказывается и точка зрения, согласно которой при определенных условиях владение целесообразно рассматривать как самостоятельное вещное право.[4]

Ф.Морошкин еще в XIX в. отмечал: «Хотя Свод Законов и называет владение правом владения: однакож здесь должно разуметь владение как право па владение, право приобретенное по законному акту: ибо же в Своде же Законов владение не только не есть право, но даже признано преступлением, когда оно бывает насильственным или подложным»[5]. То есть в данном случае предлагается разделять владение как факт (в том числе незаконный) и право па владение.

Большое значение для теории современной цивилистики приобретает теория римского владения. Так, В.А. Савельев указывает, что имеющиеся источники римского права (преимущественно Дигесты

Юстиниана) позволяют выделить в качестве доминирующей фактическую (не правовую) основу римского владения. Можно с полным основанием утверждать, что римская классическая юриспруденция понимала сложную природу possessio и, признавая в отдельных случаях наличие юридической составляющей (ius), имеющей значение, как правило, в связи с интердиктным производством, явно отдавала приоритет фактической (factum) основе possessio.[6]

Ряд ученых, исследующих проблемы института владения в гражданском праве, рассматривает владение именно как фактическое состояние, основанное либо не основанное на правовом титуле, включающее в себя сознательное отношение субъекта к обладанию вещыо. Например, Ю.С.Батчаев отмечает, что нельзя рассматривать владение как право, так как есть возможность владеть без правомочия; владение является фактическим положением вещей, потому что очевидно для окружающих.[7]

На сегодняшний день такой подход не вполне согласуется с действующим гражданским законодательством, не предусматривающим защиту юридических фактов. Однако сначала в Концепции развития законодательства о вещном праве, а далее - в Проекте предусматривается урегулирование владения как факта, а не как субъективного права без отказа от возможности существования права или правомочия владения. Вопрос о том, кто является владельцем, в Проекте решается исходя из того, кто фактически владеет вещыо, т.е. исходя из того, кто находится в фактическом состоянии связанности с ней. Этот подход соответствует той традиции толкования владения, которая складывалась в российском праве на протяжении последних 150 лет. Соответствует данный подход и судебной практике, которая ставит вещноправовую защиту в зависимость от того, утрачено владение как факт или нет.[8]

Таким образом, Проект исходит из того, что «владение означает фактическое господство лица чад объектом владения (статья 211) и сохраняется до тех пор, пока владелец имеет свободный доступ к объекту владения» (п.1 ст.209 Проекта). Далее в п.2 данной статьи указывается, что владение может осуществляться на основании права на объект владения, включающего правомочие владения. В ст.233 Проекта владение вещью (наряду с пользованием и распоряжением) определяется как правомочие в составе права собственности.

  • [1] Скловский К.И. Указ.соч. С. 185
  • [2] Медведев С.Н. О соотношении гражданско-правовых категорий «собственностьв экономическом понимании», «право собственности» и «владение» // Проблемыгражданского права: сб. науч. ст. Ставрополь:, Сервисшкола, 2006. С.94-95
  • [3] См., например: Суханов Е.А. К понятию вещного права // Гражданское право.2004. №1. С.11
  • [4] См.: Зубарева О.Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательствеРоссийской Федерации. Дис. ... кан.юрид.наук. Ростов-на-Дону. 2003 С.8; Калмыр-заев М.Б. Приобретательная давность. Автореф... канд.юрид.наук М., 2005. С.7;Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. 3-е изд.,поп. СПб.: Юридический центр пресс, 2004. С.30
  • [5] Морошкин Ф.Л. О владении по началам российского законодательства. М., 1837.С.9
  • [6] Савельев В. А. Владение в римском классическом праве и современное законодательство // СПС «КонсультантПлюс»
  • [7] Батчаев Ю.С. Защита владения в российском |ражданском праве. Дис. ...канд.юрид.наук. Ставрополь, 2005. С.29
  • [8] Иванов А.А. Идеи А.В. Венедиктова и их отражение в проекте изменений Гражданского кодекса РФ // СПС «КонсультантПлюс»
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >