Правовая природа права собственности

Правовая сущность права собственности определена п.1 ст.209 ГК РФ: «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом».

Определение содержания права собственности через «триаду» правомочий принадлежит М.М.Сперанскому и восходит к 1833 г. В русском дореволюционном Своде законов раздел о вещных правах открывается следующим определением понятия права собственности: «Кто быв первым приобретателем имущества, по законному укреплению его в частную принадлежность, получил власть, в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оным вечно и потомственно, доколе не передаст сей власти другому, или кому власть сия от первого ее приобретателя дошла непосредственно или через последующие законные передачи и укрепления: тот имеет на сие имущество право собственности» (т.Х, ч. 1., ст.420).

Вместе с тем, в литературе «триаду» оценивают неоднозначно, указывая, например, что в соответствии с французской гажданско- правовой доктриной, основывающейся на действующем законе, право собственности заключается: в правомочии пользования (ius utendi), т.е. праве использовать вещь по ее назначению; в правомочии пользования плодами вещи (ius fruendi), в соответствии с которым собственник имеет право на доход, приносимый вещью; в праве уничтожения вещи (ius abutendif).[1]

В англо-американском праве, не знающем в силу своего прецедентного характера законодательного определения права собственности, насчитывается 10-12 различных правомочий собственника, способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц.[2]

Наиболее обширный перечень полномочий, входящих в состав права собственности, дает Н.Варадинов. Он называет 26 полномочий, среди которых: право дарить, завещать, передавать в наем, ссуда, заклад вещи и др.[3] Нетрудно заметить, что эти правомочия либо «вписываются» в «триаду», либо вообще не имеют вещно-правовой природы.

Некоторые авторы идут по пути отрицания «триады». Например, В.А.Венедиктов отмечает: «Собственник может быть лишен всех трех правомочий и тем не менее может сохранить право собственности <...> В самом деле: при судебном аресте имущества с изъятием его из владения и пользования собственника и с запретом ему распоряжения арестованным имуществом <...> у собственника остается все же какой- то реальный «сгусток» его права собственности. Если претензия взыскателя отпадает, право собственности восстанавливается в полном объеме в лице собственника (jus recadentiae так называемая «упругость» или «эластичность» права собственности)».[4]

Еще один казус связан с природой безналичных денег, право собственности на которые остается у владельца банковского счета. И, тем не менее, право пользования, совпадающее с правом распоряжения, принадлежит владельцу счета, а право владения - банку. Соглашаясь с данным парадоксом, Скловский К.И. также замечает, что полезность денег вообще обнаруживается только в тот момент, когда собственник отдает их, но пока он ими владеет, пользоваться ими никак невозможно.[5] [6]

Белов В.А. указывает, что под правом собственности следует понимать правомочие владеть, пользоваться вещью по своему усмотрению, которому корреспондирует обязанность всех других лиц не совершать никаких посягательств на вещь. Что касается полномочия распоряжения, то он отмечает следующее. Если распоряжение суть действие юридическое, то как можно распорядиться вещыо - предметом материального мира? Субстанцией, не подверженной воздействию идеальных конструкций, к числу которых относятся все конструкции юридические? Если под распоряжением понимать определение юридической судьбы вещи, то, очевидно, надо говорить о распоряжении не вещыо, а правом на вещь. Это в свою очередь означает, что правомочие распоряжения вообще должно быть вынесено за пределы права собственности, как и всякого вообще субъективного права."

Уяснение правовой сущности права собственности невозможно без изучения оснований возникновения данного права, перечисленных в Главе 14 ГК РФ «Приобретение права собственности». В Проекте одноименная Глава 18 включает несколько разделов: «Общие положения», «Приобретение права собственности на недвижимые вещи», «Приобретение права собственности на движимые вещи». Фактически не расширяя перечень уже имеющихся в гражданском законодательстве оснований возникновения права собственности, разработчики Проекта разделяют нормы о приобретении права собственности на движимые и недвижимые вещи, обозначив их отличие в моменте возникновения соответствующего права.

Одним из производных способов приобретения права собственности является заключение гражданско-правового договора об отчуждении вещи (ст.223 ГК РФ). В этом контексте представляется интересной предложенная К.Савиньи теория вещного договора. Под вещным договором принято понимать отдельное соглашение отчуждателя и приобретателя только о переходе права собственности, заключаемое помимо и независимо от договора, устанавливающего обязательство, и помимо собственно передачи вещи (в системе представлений вещного договора исполнение договора выступает как поступок). Единственным эффектом вещного договора является право собственности приобретателя. Никаких взаимных прав сторон этот договор не порождает.

Согласно суждениям К.Савиньи о сущности передачи вещи вещная сделка, основанная на собственном основании приобретения (iusta causa), абстрагирована от обязательства, исполнением которого является традиция (акт передачи вещи приобретателю).

По сути, каждый раз, исполняя, например, договор купли-продажи,

его стороны, кроме прочего, заключают особый договор, содержанием

которого является отвлеченное от купли-продажи отдельное соглашение о

переходе только одного права собственности, и тем самым они заключают

не один, а два (или, считая договор о передаче денег, три) договора. Воля

передающего вещь в рамках теории вещного договора вовсе отсутствует:

она всецело замкнута в рамки вещного договора, а сам акт передачи как волеизъявление уже не рассматривается.

  • [1] Зенин И.А. Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учебное пособие.М.: Высш. образование, 2008. С.86
  • [2] Кикоть В. А. Современные тенденции и противоречия учения о праве собственности в развитых капиталистических странах (научно-аналитический обзор) И Актуальные проблемы современного буржуазного гражданского нрава: Сборник научно-аналитических обзоров. М.: ИНИОН АН СССР, 1983. С. 41 - 43; Рубанов А.А.Эволюция нрава собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы // Советское государство и право. 1987. N 4. С. 107 - 115.
  • [3] Варадинов Н. Исследования об имущественных или вещественных правах позаконам русским. Статья I. О праве собственности. СПб., 1855. С.14-16.
  • [4] Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.- Л.,1948.С.15-16.
  • [5] Скловский К.И. Указ.соч. С. 185
  • [6] Белов В.А. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики. М.,Юрайт-Издат, 2009. С.488
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >