РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ПО КОНСТРУИРОВАНИЮ ЕДИНОГО ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО, ЭКОНОМИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА В СЕВЕРО-КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ

Цивилизируюшая миссия российского государства в регионе

История неотвратимо свидетельствует, что с присоединением к России Северный Кавказ уверенно шагнул в новый этап своего развития. Вхождение горских пародов в состав Российской империи открыло для них широкие исторические перспективы социального, экономического и культурного развития. Прав был профессор А. Хачиров, отмечавший, что «история осетинской интеллигенции начинается со времени присоединения Осетии к России». С ним солидарен и профессор А.Х.Магометов: «На пути к современной цивилизации горцы Большого Кавказа пережили немало драматических страниц. Эта эпоха была героической. Расставаясь с родовой организацией общественной жизни и совершая решающую для их исторических судеб революцию, горские племена в XIX веке изумили Россию и Европу не только героизмом..., но и созданием в небывало короткие сроки нового общества, его ранней формы государственной организации». Прогрессивную роль России по отношению к Кавказу также верно оценил Ф. Энгельс. Он писал: «...Россия... действительно играет прогрессивную роль по отношению к Востоку; господство России играет цивилизаторскую роль для бассейнов Черного и Каспийского морей...».

Осетинский поэт Юрий Боциев в поэме «Город на Тереке» отмечал: «Земля моя, какие беды На долю выпали твою.

Давно забылись смертным бредом Джигиты, павшие в бою.

Конями вытоптаны царства,

Батый, Тимур, персидский шах...

Ушел народ, ушел от рабства И пять веков молчал в горах».

Однако не все было гладко во взаимоотношениях кавказцев и россиян. Присоединение Северного Кавказа к России воспринималось пародами региона как результат политического союза, направленного против общих врагов, а не как акт их превращения в подданных российского царя. Поэтому ясны мотивы часто меняющейся внешнеполитической ориентации местных владетелей и старшин, для которых признание сюзеренитета России не означало прекращения своей государственной самобытности. Как только Россия прекращала считаться с этим, положение осложнялось, возникала конфликтная ситуация, натянутость в отношениях с горскими правителями, порой доходившая до разрыва. Поэтому российская администрация стремилась не покушаться на традиции, обычаи, быт, нравы и верования горцев, не разрушать специфику их хозяйственного и общественного бытия. В XVIII веке для нее на первом месте оставались политические цели, а не задачи колониального ограбления или насильственной ассимиляции. В итоге освободительная борьба горцев против восточных завоевателей подкрепляла усилия российского государства по упрочению своих южных границ. В ходе совместных усилий по отражению агрессивных устремлений правителей Ирана, Турции и Крыма крепло боевое содружество, закладывались традиции взаимопомощи и поддержки, сохранившие свое значение и поныне. Поэтому изученный нами историко-этнографический материал, касающийся взаимоотношений как между самими кавказскими народами, так и россиянами, дополняет уже известные исторические факты, служит яркой иллюстрацией к исторической панораме культурного прогресса, произошедшего благодаря цивилизиру- ющей миссии России, которая после присоединения региона вмешивалась буквально во все сферы его жизнедеятельности. И прежде всего в область территориального устройства.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >