Политико-экономические связи и этносоциальные параллели взаимодействия кавказских народов

Наряду с формированием единого геополитического пространства горских этносов, у них параллельно шло развитие и политико- экономических связей. Не смотря на то, что Северный Кавказ исторически формировался как наиболее сложный в этническом, религиозном и языковом отношении регион России, включающий в себя большое количество национально-территориальных образований и населенный многими этносами, здесь прослеживается большое культурное единство между народами, в частности, между адыгами (адыгейцами, кабардинцами и черкесами), с одной стороны, и между ними и осетинами, балкарцами, карачаевцами, - с другой. Многочисленные народы, проживающие в Дагестане (аварцы, даргинцы, лакцы, табасарапы, рутульцы, огулы и др.) имеют свою самобытную культуру и общие психологические особенности, что позволяет выделить Дагестан в отдельный регион. К нему примыкают Чечня и Ингушетия, представители которых относятся к вайнахам и имеют много сходного в культуре и истории.

Своеобразие социально-экономических, политических и исторических условий развития отдельных общностей, их образа жизни, культуры непреложно вело к формированию типических черт, присущих социальному и национально-психологическому облику представителей северокавказских народов. Данные последних этнографических, социально-психологических и социологических исследований показывают, что каждому отдельно взятому горскому народу присущи:

  • - чувство национальной гордости, самолюбие и самоуважение, большая приверженность национальным традициям и привычкам, способствующим поддержанию родовой сплоченности и ответственности;
  • - черты, преимущественно холерического и сангвинического типов темперамента, взрывной эмоциональностью, повышенной чувствительностью к чужим поступкам и суждениям, ярко выраженным стремлением к самовыражению и самопрезентации;
  • - самостоятельность, активность и инициативность, упорство и настойчивость в достижении поставленных целей во всех видах деятельности, особенно в тех, которые индивидуально предпочтительны и выгодны;
  • - подчеркнутое внимание и уважение к старшим по возрасту, социальному положению и должности;
  • - достаточно высокий образовательный уровень, хорошая физическая подготовка;
  • - стремление к лидерству среди представителей других этнических общностей и в многонациональных коллективах, а также к образованию многочисленных микрогрупп по земляческому признаку.

Из вышеприведенного краткого анализа национальных личностных характеристик пародов Северного Кавказа, мы видим, что им присущи много общих признаков, которые помогали им сосуществовать в едином социокультурном пространстве. Однако при значительной территориальной общности и психологическом сходстве пароды Северного Кавказа имели в прошлом немало и существенных различий. Не говоря уже об общеизвестном многоязычии, их отличали друг от друга и уровень общественного развития, и отдельные черты материальной и духовной культуры. Господство натурального хозяйства в сочетании с природными условиями горной страны поддерживали до присоединения Северного Кавказа к России изолированность и замкнутость населявших этот край народов, задерживая процесс нивелировки их местных особенностей. Однако постепенно дружественные связи между северокавказскими пародами стали налаживаться. И в этом огромная роль принадлежит геополитической обстановке, экономическим и культурным отношениям между ними.

Прежде всего немаловажным фактором в деле установления добрососедских отношенией являлся географический фактор, выразившейся в компактном проживании горских этносов. Известно, что еще в XVI в. кабардинцы проживали рядом с чеченцами и ингушами под Терским городом, а в конце XII века эндерейский владелец Султан-Махмуд привел из Кабарды около 13 тысяч кабардинцев, большинство из которых осталось жить в его владении, составляя первоначальное зерно его дружины, а также кумыкских узденей-дворян. Хроники свидетельствуют, что в XVIII в. выходцы из Кабарды, Дагестана и Осетии компактно жили в крепостях Святой Крест, Кизляр и Моздок, а также во многих станицах на Тереке. Особенно многонациональными были населенные пункты Малой Кабарды. Здесь в сел. Турлово в конце XVIII в. проживали 64 крымские семьи. В те давние времена в этих краях поселились предки Кумыковых, Губачиковых, Махатаевых, Эн- диевых, Хаджиевых, Казаиищевых и многих других. В свою очередь, в Дагестане до настоящего времени сохранились фамилии Черкесовых, Чегемовых, Азнауровых, Боташевых, Тамбиевых, Кабардиевых, предки которых когда-то выехали из Кабарды и Балкарии.

Экономическое взаимодействие аборигенных этносов проявлялось в торговых отношениях. Горские народы были связаны друг с другом торговыми путями. Один из них проходил через Терский городок в кумыкские земли до Тарков, а оттуда через Кайтагское владение в Дербент и Шемеху. О большом значении Сунженского перевоза в экономических связях между соседними народами свидетельствовала просьба Тарковского владельца Гирея в 1610 году пожаловать его перевозом на Сунже.

Горцы ездили по торговым путям в разные районы Кавказа и торговали друг с другом. Чаще торговля протекала в форме натурального обмена. Кабардинцы и балкарцы вели торговлю в Чечне и Ингушетии медом, воском, ячменем, арбами и различными деревянными изделиями, бурками, седлами, продукцией животноводства. Взамен получали фрукты, пшеницу, строевой лес. Из Дагестана поставляли шелковые и бумажные ткани, сафьян, дорогое оружие, железо, медную посуду, различные ювелирные изделия. Осетины вели торг в Чечне,

Кабарде и Дагестане скотом, продуктами земледелия и пчеловодства. Соседние горские народы всегда охотно покупали у кабардинцев их знаменитых скакунов.

Дальнейшему развитию обменной торговли между северокавказскими народами способствовало основание городов-крепостей Моздока и Кизляра. Транзитная торговля через эти города способствовала развитию культурных связей между народами региона, заимствованию друг у друга различных хозяйственных навыков: садоводство Дагестана оказало влияние на его развитие у кабардинцев, а в Дагестане благодаря кабардинцам большое распространение получило пчеловодство. По народному преданию, осетины учились в Дагестане организации шелководства и производству шелковых тканей. Взаимовлияние просматривается и в области ремесел, особенно ювелирного дела. Например, кабардинские мастера переняли у ингушских золотокузне- цов отдельные приемы и инструменты ювелирного дела, некоторые элементы их орнаментального искусства. Дагестанские специалисты под влиянием искусства своих соседей-черкесов усовершенствовали орнамент своих изделий и способ чернения серебра. Так, знаменитые кубачинцы пользовались для украшения своих произведений так называемым «чаргас-накыш» (черкесский узор).

Наиболее полно о этносоциальных и культурных взаимоотношениях горских народов повествуют интегративные поликультурные таблицы, представленные в приложении. Здесь же мы отметим, что у горцев была своя неповторимая культура, являющаяся немаловажным фактором для умственного развития этносов и появления в регионе просветительства, поэтому рассмотрим ее особо.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >