КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ПОЯВЛЕНИЯ ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Историографический анализ проблемы

Просвещение как идейное течение эпохи перехода от феодализма к капитализму возникло в Англии в XVII веке. Оно было настолько широким и влиятельным, что уже у его современников возникло представление о пришедшей на смеиу «мрачному средневековью» эпохе Просвещения (французское si?cles des lumi?res, немецкое Zeit der Aufkiarung, английское Age of Enlightenment). Термин «просвещение» встречается у Вольтера, И. Гердера и др.; он окончательно утвердился после статьи И. Канта «Что такое Просвещение?» (1784); идеологическую основу просвещения подвели К.Маркс и Ф.Энгельс; В.И.Ленин впервые показал, что просветительство имело место не только в Западной Европе, но и в России.

Северный Кавказ долго оставался неизведанным краем. До XVIII столетия никто не изучал его культуру, природные богатства, флору и фауну. В архивных материалах имеются только отрывочные сведения о его социокультурном устройстве, оставленном нам сочинениями греческих и римских писателей, русскими летописями и грузинскими источниками. Однако и в их отрывочных, далеко не полных, а иногда и противоречивых сведениях имеется немало ярких фактов из истории народов, проживающих на Северном Кавказе.

С XIII столетия и до XVIII века историю северокавказцев наиболее полно отражают труды западноевропейских путешественников. За этот период в крае побывали доминиканский миссионер Юлиан (1231 г.), французский монах Вильгельм де Рубрук (1253 г.), итальянец Плано Карпини (1246 г.), венецианский дворянин и дипломат Иосафат Барбаро (1436-1462 гг.) и другие. В их трудах содержатся интересные сведения о быте и хозяйственных занятиях горцев, о социальных отношениях, нравах, обычаях и религиозных верованиях. Однако и эти источники имеют разобщенный и субъективный характер и потому не могут нам дать целостного представления о социо-культурном устройстве народов, живущих на Кавказе. Научный характер эти сведения приобретают лишь с появлением на Кавказе русских ученых и путешественников, обследовавших «загадочный край». И хотя эти экспедиции носили ознакомительный характер и практиковались нечасто, их исследования отличались сравнительно-историческим подходом, они не только описывали отдельный кавказский народ, но и сравнивали некоторые области его культуры и быта с другими горскими этносами.

Наиболее систематическое изучение Северного Кавказа и его народов российскими учеными стало возможным только после добровольного вхождения горских обществ в Российскую империю и с дальнейшим развитием русско-кавказских отношений. Тем более что период присоединения северокавказского региона к России (вторая половина XVIII в.) как раз совпал с невиданным прежде развитием культуры самого русского народа, с подъемом прогрессивной общественнопросветительской мысли, оказавших благотворное влияние и на все стороны жизни народов Северного Кавказа - социально- экономическую, общественно-политическую и культурную. Во многом этому способствовали мероприятия российского правительства, заинтересованного в накоплении экономических и политических знаний о Кавказе, занимавшем важное положение в военностратегическом отношении. И потому изучение кавказских народов в этот период шло параллельно с изучением всей страны. Передовые русские образованные люди М.В.Ломоносов, В.Н.Татищев, С.П. Крашенинников и другие провозгласили лозунгом эпохи - «знать своё отечество во всех его пределах, знать промыслы граждан и подвластных народов, знать обычаи их, веру, содержание и в чем состоит богатство их, также места, в коих они живут, с кем пограничны».

К теме просветительства обращались многие российские литераторы и философы В.Г.Белинский, Н.А. Добролюбов, Г.В.Плеханов и др.

Большую роль в формировании и развитии научных представлений о социокультурном устройстве многочисленных кавказских народностей сыграли научные экспедиции, организованные Российской Академией наук во второй половине XVIII - XIX вв. Участники этих экспедиций проводили геологические изыскания, определяли уровень развития отдельных отраслей сельского хозяйства и т.д. Так, экспедиции ботаника-академика Самуила-Готлиба Гмелина (1768-1774 гг.), врача и естествоиспытателя, академика Иоганна-Антона Гюльденштедта (1768— 1775 гг.), врача, естественника, академика Петра-Симона Палласа (1768-1775 гг.) обследовали многие районы Кавказа.

Данные материалы (в частности исследования И.Гюльденштедта), послужили основой первого сводного труда о народах России «Описание всех в Российском государстве обитающих народов», составленного грузинским историком И.Г.Георги. При этом он не ограничивался их изложением, а постарался заново их осмыслить и обобщить.

Также был организован ряд геологических экспедиций и в Северную Осетию. Данные, добытые участниками этих экспедиций С. Вонявиным (1768 г.) и А. Батыревым (1774 г.), имели большое научное значение. Помимо выявления рудных месторождений, задачей этих экспедиций был и сбор различного рода материалов об осетинах (в частности, выяснение уровня их экономического развития, их отношения к России). В этой связи С. Воиявин отмечал, что осетины «с крайнею охотою желают выйти из гор для поселения на степь Малой Ка- барды и быть под покровительством Российского двора», подчеркивал, что к переселению на равнину осетин вынуждает «претрудная их жизнь в хлебопашестве и скотоводстве по горам». По его мнению, передача осетинам части равнинных земель не только благотворно скажется на их жизни, но и послужит упрочению русско-осетинских отношений. Большое внимание В.Воиявин уделял вопросу о развитии просвещения в Осетии. Он считал необходимым присутствие в Моздоке или в осетинском монастыре «ученой должности персоны, дабы выходящие из гор бедные смыслом в законе могли как в духовном, так и в светском поучаться и через то к Российской стороне склониться». В материалах В. Вонявииа и А. Батырева содержится немало сведений о социальном устройстве осетинских обществ, о взаимоотношениях осетин с Кабардой и Грузией.

Начиная с 1800 года, несколько путешествий по Северо- Восточному Кавказу совершил врач, ботаник, этнолог, академик РАН Х.Х.Стивен; в 1825-1826 гг. побывал в Дагестане русский естествоиспытатель, академик Э.И.Эйхвальд; в 1833 году проводил топографические работы в Дагестане Ф.И. Гене; «Хозяйственное описание Предкавказья по гражданскому и естественному их состоянию в отношении к земледелию, промышленности и домоводству» создал И.В. Ровин- ский; «Географическо-статистическое обозрение земли, населенной народом адыхе» и «Топографическое описание Северной покатости Кавказского хребта от крепости Анапы до истока реки Кубани» издал Г.В. Новицкий.

Заметную роль в распространении научных медицинских знаний на Северном Кавказе сыграл врач и ученый Н.И.Пирогов. В 1847 году в Дагестане он впервые в истории войн применил эфирный наркоз. После этого свыше 600 операций под наркозом он провел в Темир- Хан-Шуре, Дербенте, Казикумухе и других местах.

Однако наибольшее внимание русская наука уделяла изучению языка, этнографии и истории пародов Северного Кавказа, которое выразилось как в сборе историко-этнографического материала, так и написании исторических трудов, не потерявших своего научного значения и поныне. Содержательные статьи Е.А.Баранова, Н.П. Тульчин- ского, Б.М.Городецкого, Ф.А.Щербины, Я.А.Абрамова (о землевладении и землепользовании); А.Н.Дьячкова-Тарасова, П.П.Короленко, Е.В. Фелицына, Г.Н.Прозрителева (о кордонных линиях, об освоении края), обобщающие этнографические работы Е.А. Максимова, Е.И. Козубского, Н.А. Караулова, М.З.Кипиани, В.Я. Тепцова,

B. М. Сысоева, К.Ф.Гана и др. являются ценным вкладом в кавказоведение.

Особый вклад в изучение истории и культуры северокавказских народов внесли научные труды В.Ф.Миллера «Осетинские этюды» и М. М. Ковалевского «Закон и обычай на Кавказе», «Современный обычай и древний закон» (М., 1886) и др.

Социальные и культурные аспекты устройства Северного Кавказа изучались Е.С.Барановым, И.Н.Березиным, А. М. Дирром, С. А. Егназа- ровым, Д.Тихоновым, А.А.Миллером, Г.Ф.Чурсиным, Л.Г.Лопатинским,

C. Д. Нечаевым и многими другими исследователями. Обширные материалы собрал академик П.Г.Бутков. Они были положены в основу его фундаментального труда «Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г.».

В 1800-1808 годах экспедиция языковеда Ю.Клапрота представила данные для ряда языковедческих работ. Собранный им материал освещал многие стороны быта адыгов, карачаевцев, балкарцев, осетин и других народов.

В 1820 году описание чеченцев, северокавказских армян, осетин, адыгов, караногайцев, абазин и др. составил А.Ф.Ребров; ценные сведения по экономике, истории и этнографии пародов Южного Дагестана собрал в 1826-1828 гг. И.Н.Березин; не менее интересные исследования о социальном устройстве народов Дагестана содержатся в труде О.Евецкого.

Существенную работу по исследованию кавказской истории и этнографии провел академик П.К.Услар. Его перу принадлежит «Очерк древнейшей истории Кавказа до времен Александра Македонского». В нем он отмечал, что «при полном даже успехе, история моя не только не будет настоящей историею Кавказа, но даже не будет и историческим материалом, она лишь будет подготовлением к надлежащему собиранию исторических материалов, но такое подготовление необходимо, иначе вся история Кавказа от Чайкоса и Картлоса до нашего времени останется чахлою, еле-еле дышащею. В её болезненной атмосфере поблекнут розы на лепестках прекрасной царицы Тамары и завянут лавры Кавказских героев. Пока не будет проложен путь к разумной истории Кавказа».

Ученые-академики путешествовали в тяжелых условиях, связанных с финансовыми и продовольственными затруднениями. Они надолго были оторваны от главного научного центра и испытывали недоверие со стороны коренных жителей, но, несмотря на это, их сведения расширили знания по истории и этнографии горцев. Они положили начало «историко-этнографическому изучению Кавказа и лингвистической классификации кавказских народов», поэтому их публикации до сих пор остаются заслуживающими внимания источниками для изучения многих сторон жизни и быта горцев.

Помимо ученых ценные сведения о народах, населяющих Северный Кавказ, оставили и офицеры русской армии, служившие на Кавказе. К их числу относится А.Л.Зиссерман. Он первым в русской кавказоведческой литературе описал каторжный труд рабочих на Садонских серебросвинцовых рудниках.

Крупный вклад в научное кавказоведение внес полковник русской армии, служивший долгое время на Кавказе, С.М.Броневский. Он изучал историю народов Кавказа, желая «доставить Европе основательные сведения о политическом и гражданском состоянии» кавказских народов. Его труд «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе и его народах» (в 2 т.) вышел в свет в 1823 году в Москве. В нем наряду с описанием быта, нравов, обычаев адыгов, осетин, чеченцев, ногайцев, кумыков и других народов Северного Кавказа, характеризуется общественный строй этих пародов. Работа С.М.Броневского получила в свое время широкую известность и, по существу, сделалась на долгие годы главным источником, из которого черпались сведения о Северном Кавказе.

В 1834-1835 годах в Петербурге была опубликована работа полковника П.П.Зубова «Картина Закавказская» (в 4 частях), которая весьма подробно повествовала о социально-экономическом и культурном положении горцев. В этих же годах выходит в свет этнографический очерк офицера А.А.Неверовского «Краткий исторический взгляд на Северный и Средний Дагестан до уничтожения влияния лезгинов в Закавказье». Весьма ценными являются труды майора Г.Гордеева, посвященные изучению истории быта, обычаев, вероисповеданию осетин. В них он приводит статистические данные о количестве населения в отдельных осетинских приходах, о результатах, которые были достигнуты к середине XIX века в земледелии переселившимися на равнину осетинами.

Также научно-исторический интерес представляют произведения ссыльных декабристов, проживающих на Кавказе: А.И. Якубовича («Отрывки о Кавказе», содержащие этнографические сведения о карачаевцах и абхазцах), И.С. Бурцова («Бой полковника Тихвинского с закубанскими черкесами», сочинение, характеризующее быт северо- западных адыгов), В.С. Толстого («Тагаурцы», «Из служебных воспоминаний», «Поездка в Осетию в 1847 году»), А.О. Корниловича «Записка об управлении Кавказом») и др.

Однако, говоря о вкладе россиян в культурное строительство Северо-Кавказского региона необходимо отметить также и то, что российская наука была представлена демократическим и антинациональным направлениями (по словам В.ИЛенина), наиболее яркими представителями последней являлись проводники самодержавной власти К.П.Победоносцев. М.П.Катков, И.Д.Делянов, Д.А.Толстой. Они относились к нерусским народам с опаской и подозрительностью, а дворянско-буржуазные историки Н.Ф.Дубровин, Ф.И.Леонтович, П.П.Надеждин, М.П.Погодин идр., описывая Кавказ, подчас отзывались о горцах нелестно, называя их «дикарями, стоящими на уровне первобытного состояния людей», «коварными и склонными ко всякому злу», «массово-неграмотными, погрязшими в суевериях», «хищными грабителями». «Доморощенными Куперами» называл В.Г.Белинский авторов, изображавших в своих произведениях правы и обычаи горцев, не раскрывая их характера. Такая реакционная культура разобщала народы.

В противовес ей классики русской литературы А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, А.С.Грибоедов, Л.Н.Толстой и мн. др., в своих произведениях призывали к миру и дружбе между народами; декабристы и петрашевцы - пионеры общественно-просветительской мысли России, сосланные на Кавказ А.П.Беляев, А.А.Бестужев-Марлинский, И.Г.Бурцов, Н.Н.Муравьев, П.А.Муханов, В.Д.Сухоруков В.С.Толстой и др., - вынашивали планы прочного укрепления русско-кавказского единства; демократы А.И.Герцен, Н.Г.Чернышевский, Н.А. Добролюбов гневно осуждали колонизаторскую и русификаторскую политику царских властей, сочувствовали освободительным тенденциям в движении горцев; передовая, думающая Россия знакомилась с нашим краем посредством произведений изобразительного искусства, принадлежащих кисти таких художников, как Г.Гагарин, Ф.Горшельт, Е.Лансере, Ф.Рубо, Л.Дмитриев-Кавказский и мн. др.; она зачитывалась статьями и книгами ученых и путешественников, побывавших на Кавказе, воспоминаниями российских офицеров и солдат, переживших плен у «немирных горцев». Приобщение горских народностей к российской культуре способствовало их дальнейшей аккультурации.

Попытки осмысления состояния и тенденций развития народного образования и просвещения в России были предприняты

B. П.Вахтеровым, Н.Х.Бесселем, П.Ф.Каптеревым, Г.А.Фальборком, Н.В.Чеховым и др. Эта тенденция получила своё продолжение в начале XX столетия в трудах Н.И.Ильминского, Н.В.Никольского, Д.Н. Троицкого и др. Научные же основы развития просвещения на Северном Кавказе были заложены советскими историками во второй половине XX столетия: Г.Н.Волковым, Ф.Ф.Королевым, Н.А. Константиновым,

A. И.Пискуновым, В.З.Смирновым, М.Ф.Шабаевой и др., которые рассматривали регион в контексте с изучением общероссийской истории и в русле общих историографических тенденций.

Объективная оценка развития просветительства в регионе представлена в исследованиях видных ученых Т.Ф.Аристовой, М.В. Богуславского, Л.О.Викторова, В.И.Журавлева, М.В.Михайлова, З.И. Рав- кина и др., опубликованных в разных историко-педагогических журналах и научных сборниках.

Во всех этих научных изысканиях представлен материал, касающийся образовательной и просветительской политики России и народов, её населяющих. В настоящее время данные работы можно рассматривать как источник при осмыслении ситуации в региональном образовании в конце XIX - начале XX в.

Вопросы просвещения получили своё отображение и в произведениях самих горцев: адыгских просветителей М.Абаева, Ш.Ногмова,

C. Хан-Гирея, К.Атажукина, осетинских писателей-публицистов Г.Дзасохова, И.Канукова, К.Хетагурова, Г.Цаголова, ингушских мыслителей Ч.Ахриева, А.Базоркина, дагестанских ученых Б.Далгата, Казем-Бека и мн.др. Однако не смотря па большие заслуги этих просветителей в культурном строительстве своего края, их идеи и педагогические взгляды до сих пор не получили надлежащего освещения, хотя на этот счёт существует обширная литература.

Так, исследованию жизни и деятельности отдельных персоналий посвящены труды В.Д.Абаева, И.Л.Андроникова, Н.М.Ардасенова, М.М. Блиева, С.Ш.Габараева, Б.А.Гарданова, Н.А.Гродского, В.Д. Дзид- зоева, Н.П.Гриценко, Г.Т.Дзагуровой, У.С.Зекоха, М.О.Косвена,

B. Б. Корзун, Т.Х.Кумыкова, Х.Ш.Техиевой, Р.У.Туганова, Р.К. Хажхо- жевой, Х.К. Цаллаева, А.Д. Яндарова и мн.др. Однако в этих работах основное внимание акцентировано на их общественно-политической, философской, литературной или исторической деятельности.

Данную тему развивают и более комплексные исследования учёных К.Г. Азаматова, С.А. Айдаровой, М.Б. Долгиевой, А.П. Загурского, Т.Х. Кумыкова, В.П. Лолаева, А.А.Магометова, Л.П. Семенова, Х.И. Теунова, И.В. Трескова, Х.В. Туркаева, Т.Х. Хакуашева, Х.Х. Хапсироков, С.А.Хубуловой и др.

Частично культурное наследие северокавказских народов (по регионам) представлено в трудах И.П.Копачева (Кабарда), А.Х. Хакау- шева (Балкария), Р.Х.Хашхожевой (Адыгея); М.С.Тотоева (Осетия); Е.Н. Гонтаревой (Чечня), М.А. Абдуллаева (Дагестан), П.И. Аушева (Ингушетия), О.М.Бармудиева (Черкесия) и др.

Фрагментарное освещение просветительских позиций горских мыслителей освещено в научных изысканиях Л.С.Гатаговой, Л.Г. Голубевой, П.И. Ельниковой, П.Г. Ефремова, Ю.А. Жданова, М.В. Михайловой, М.З. Саблирова и др.

Наиболее системный анализ просветительского наследия отдельных представителей северокавказских народов представлен в диссертационных исследованиях Т.А.Бекоевой, Н.О.Блейх, З.М. Кайтуко- вой, Ф.А. Кокаевой, А.Г. Кудзаевой, З.Н. Суменовой, Р.А. Хатаевой, Р.С. Чеджемова, Ф.Н.Цораевой и др.

Однако все представленные работы осуществлялись только локально в рамках национально-автономных образований Северного Кавказа, а не в масштабе целого региона.

Попытку обобщения истории развития школы и просветительства на Северном Кавказе предпринял профессор Е.Е.Хатаев. В работе «Школа и педагогическая мысль народов Северного Кавказа (вторая половина XIX в. - 1917 г.) он представил краткую характеристику школы и педагогической мысли начала XX столетия (до 1917 г.). Однако это также не решает проблемы данного исследования. И потому мы взяли на себя смелость представить на суд читателя историю становления и развития просветительства па Северном Кавказе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >