ПРЕДИСЛОВИЕ

Современная модернизация российского общества, осуществляемая под руководством нашего правительства, не могла не затронуть все сферы пашей действительности, в том числе и духовную. В этой связи у россиян возрос интерес к своему историческому прошлому. И это вполне объяснимо: история является памятью человечества, квинтэссенцией его богатого векового опыта; познание истории позволяет выявить связь времён, чтобы лучше осознать не только настоящее, но и предвидеть будущее. В этих условиях история должна чаще обращаться к изучению социокультурных процессов, происходивших в нашем государстве во второй половине XVIII - начале XX веков. Причем, объективное освещение этих процессов является важнейшей задачей не только истории, но также и культуры, которая призвана развивать и закреплять этноспецифические характеристики представителей разных этносов, выраженных в их ментальности. Эти особенности легли в основу национальных субкультур, что наиболее ярко прослеживается на Северном Кавказе. Так как все горские народы связывает общее историческое, этнографическое и геополитическое прошлое, то они имеют и много общих признаков, которые запечатлены в их этнокультуре, развившейся в дальнейшем в процессе просвещения. А потому просвещение представляет собой тот фундамент, на котором зиждется культура и духовное богатство любого этнического формирования, представленное в ретроспекциях просветительских идей видных деятелей северокавказских народов. И потому выявление вклада деятелей науки и представителей горской просветительской мысли становится насущной потребностью социума.

Становление просветительства на Северном Кавказе было обусловлено всей социокультурной историей края, оно питалось от богатых народных родников и получало весомую поддержку от передовых представителей российской культуры. В результате установления русско-кавказского государственного единства горцы получили (пусть даже весьма ограниченный) доступ к российскому просвещению. Отдельные представители кавказцев стали учиться в гимназиях и высших учебных заведениях России. Создавалась система национального образования, которая впоследствии привела к зарождению горской интеллигенции, явившейся проводником культурного строительства. Видными представителями ее были: осетины Г. Токаов, П. Генцауров, И. Ялгузидзе; кабардинцы И. Атажукин, Н. Ногмов, С. Хан-Гирей; чеченец У. Берсей; шапсуг М. Шапсугов; лезгин Г. Алкадарский, дагестанец Казем-Бек, ингуш У. Лаудаев и мн.др.

Вступление на общественно-историческую арену горских просветителей определило пути и направления дальнейшего развития науки и культуры автохтонных народов. Они выступали как приверженцы высоких гуманных идеалов, им было свойственно исторически- оптимистическое видение действительности, безусловная вера в циви- лизирующую миссию российской империи, которая несла социально- культурное обновление краю. Однако вклад воззрений выдающихся представителей северокавказских народов - писателей, языковедов, просветителей, историков, этнографов - в культуру своих этносов требует критического осмысления, что является важной и актуальной задачей не только кавказоведения, но и истории этнопедагогики: её разрешение поспособствует более углубленной разработке проблемы национально-образовательной парадигмы современного исторического образования.

Из вышеизложенного становится очевидно, что назрела настоятельная необходимость в восстановлении традиционной просветительской культуры северокавказских народов, основанной на идеях передовой мыслящей интеллигенции, появившейся только благодаря научному освоению Северного Кавказа российскими учёными. И потому назрела насущная необходимость исследования деятельности российских ученых и просветителей регионального масштаба, что и подвигло автора к изданию данной монографии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >