Сознание и язык

Простой вопрос «Что раньше — сознание или язык?» способен поставить в тупик. Так как язык способ «выражения» мысли, то он вторичен: сначала мысль, потом слово ее выражающее. Но думаем мы всегда на каком то языке, который «застали» и который «раньше» наших мыслей.

Чтобы провести границу мышления мы должны обладать способностью мыслить по обе стороны границы, то есть мыслить немыслимое. Такая граница может быть проведена только в языке.

Язык — система символов, которая отображает систему эмпирических или абстрактных объектов.

Перед вами визуализация «треугольника Фреге», которая делает понятным соотношение между словом и вещью

Язык и речь — важные факторы развития сознания. У животных сигналы (аналог человеческой речи) относятся к наличной ситуации. Человеческая речь позволяет передать представления о прошлых или будущих событиях и представления, которые не имеются в опыте говорящего. Обучение речи равносильно «приобретению» сознания.

Сознание и бессознательное

Сознание прозрачно само для себя; ничто не может укрыться от «внутреннего взора». Чтобы понять, что происходит в собственном мозгу, человеку достаточно лишь «посмотреть». Границы, очерченные подобной интроспекцией, когда то считались подлинными границами сознания. Однако на рубеже XIX—XX веков появляется Зигмунд Фрейд и утверждает, что существуют бессознательные мыслительные процессы. Фрейд — врач, он сталкивается с необходимостью корректировать девиантное поведение, лечить телесные недуги, причины которых сам пациент не осознает.

Он считал, что существует три уровня психики:

Фрейд понимал под бессознательным подавленные влечения, то что является «табуированным» для общества или самого пациента. Он раздвинул границы мыслимого. Это вызвало революцию в клинической психологии. Сегодня мы соглашаемся с тем, что обработка информации — происходит у нас в голове постоянно, хотя мы об этом и не подозреваем. Речь здесь идет не о подавленной бессознательной активности, которую описал Фрейд, а о рутинной мыслительной деятельности, которая, по определению, находится за пределами сознательного уровня. Фрейд утверждал, что его теории и клинические наблюдения дают ему право не верить пациентам, когда те искренно уверяют, что «ничего подобного не думали». Таким же образом когнитивный психолог опирается на экспериментальные данные, модели и теории, чтобы доказать, что у людей в голове постоянно происходят сложнейшие мыслительные процессы, о которых они и не подозревают. Разум доступен сторонним наблюдателям. Более того, некоторые мыслительные процессы доступны сторонним наблюдателям в большей степени, чем самим «хозяевам» этого разума!

Приведенная выше схема описывает структуру психики человека. В 20-е годы 20-ого века Фрейд говорит уже о структуре личности.

  • Оновсе прирожденное, генетически первичное, подчиненное принципу удовольствия. «Оно» ничего не хочет знать ни о реальности, ни об обществе. Эта инстанция иррациональна и аморальна.
  • Яследует требованиям реальности. Вырабатывает механизмы,

позволяющие адаптироваться к среде. «Я» находится между желаниями «Оно» и реальностью. Это посредник.

Сверх-Я — источник моральных и религиозных чувств, контролирующий и наказующий агент. «Сверх-Я» продукт влияния других людей.

Различие здесь в том, что сознательное, предсознательное и бессознательное это уровни психики одного человека, а «Я», «Оно» и «Сверх-Я» это «три человека» в одной голове.

В рамках нашей темы уместным будет рассмотрение вопроса о том возможно ли «пересадить» сознание в «другую голову»? Фрейдизм как раз и фиксирует тот факт, что некоторое поведение совершается как бы «другим человеком», то есть вопреки сознанию. Сам Фрейд считал, что такое невозможно, а «инаковость» некоторых поведенческих реакций объясняется защитными механизмами психики человека.

Фрейд выделял семь защитных механизмов:

• подавление желаний — удаление желаний из сознания, так как его «нельзя» удовлетворить; подавление не бывает окончательным, оно часто является источником телесных заболеваний психогенной природы (головные боли, артриты, язва, астма, сердечные болезни, гипертония и т. п.).

отрицание — уход в фантазию, отрицание какого-либо события как «неправды».

рационализация — построение приемлемых моральных, логичных обоснований, аргументов для объяснения и оправдания неприемлемых форм поведения, мыслей, поступков, желаний;

инверсия — подмена действия, мысли, чувств, отвечающих подлинному желанию, диаметрально противоположными поведением, мыслями, чувствами.

проекция — приписывание другому человеку своих собственных качеств, мыслей, чувств.

изоляция — отделение угрожающей части ситуации от остальной психической сферы, что может приводить к разделенности, раздвоенности личности, к неполному «Я»;

регрессия — возвращение к более раннему, примитивному способу реагирования.

Действует не другое сознание, а сознание самого человека пытающегося защититься от реальности и требований Оно. Здесь же уместно сказать об измененных состояниях сознания, сознания под воздействием психоактивных веществ и психических заболеваниях. Все эти состояния (сон, транс, медитация и т.д.) и заболевания являются предметом исследования науки, а не философии.

Ученик Фрейда К. Г. Юнг развил учение о коллективном бессознательном. В докладе «Понятие коллективного бессознательного», прочитанном Юнгом в Обществе Абернети (Англия) в 1936, и в ряде последующих его публикаций в той или иной степени изложены представления о коллективном бессознательном. «Согласно этим представлениям, коллективное бессознательное можно охарактеризовать следующим образом:

  • • оно развивается не индивидуально, а получено по наследству;
  • • состоит из архетипов как неких «пред-существующих» форм, являющихся моделью и образцом инстинктивного поведения индивидов;
  • • включает в себя продукты архаической природы, т.е. содержания и образы поведения, которые являются у всех индивидов одними и теми же;
  • • идентично у всех людей и тем самым образует всеобщее основание душевной жизни каждого;
  • • имеет мифологическое по своему характеру содержание;
  • • состоит из образов, не имеющих кровной или расовой наследственности, а принадлежащих к человечеству в целом;
  • • является хранилищем реликтовых остатков и воспоминаний о прошлом;
  • • представляет собой единую для всех людей основу, на которой сохраняется нерасторжимая целостность и фундаментальная идентичность каждого человека;
  • • вбирает в себя такие содержания, которые не могут быть объектом произвольного намерения и не подвластны контролю со стороны воли;
  • • может активизироваться в большой социальной группе, в результате чего возникает коллективное помешательство — духовная эпидемия, способная привести к революции, войне, катастрофе.» (http:// www.psychologos.ru/articles/view/kollektivnoe_bessoznatelnoe).

Другое сознание выражается в архетипах — априорных организаторах нашего опыта. Для понимания архетипов приводим словарную статью о них С. С. Аверинцева с небольшими сокращениями.

«АРХЕТИПЫ (греч. «первообраз»), широко используемое в теоретическом анализе мифологии понятие, впервые введенное швейцарским психоаналитиком и исследователем мифов К. Г. Юнгом.... Едва ли не лучшая краткая формулировка концепции архетипов принадлежит Т. Манну: «... в типичном всегда есть очень много мифического, мифического в том смысле, что типичное, как и всякий миф, — это изначальный образец, изначальная форма жизни, вневременная схема, издревле заданная формула, в которую укладывается осознающая себя жизнь, смутно стремящаяся вновь обрести некогда предначертанные ей приметы» (Собрание сочинений, т. 9, М., 1960, с. 175). Юнг предполагал, что архетипы присущи роду (человеческой общности или всему человечеству) в целом, т.е., по-видимому, наследуются. В качестве вместилища («душевного пространства») для архетипов Юнг постулировал особенно глубокий уровень бессознательного, выходящий за пределы личности, так называемое коллективное бессознательное» (С.С. Аверинцев http://pliilologos.narod.ru/myth/archetype.htm). Концепция коллективного бессознательного прекрасный переход к общественному сознанию.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >