Структуры сознания. Сознание и бессознательное

Раскрывая проблему сознания, невозможно оставить без анализа его структуру и функции составляющих. Работа сознания представляет нам целостной и органичной, которую трудно делить на элементы. Однако нам известно, что при определенных обстоятельствах разум конфликтует с чувствами, воля — с опытом и памятью. В этом случае подключаются формы самоконтроля и самопознания личности, которая решает эти проблемы. Опыт сознания раскрывается в качестве единства всеобщности и структурированности, спонтанности и упорядоченности. То или иное выделение врожденно-психического, своеобразно-личностного и социокультурного аспектов анализа сознания предлагает раскрыть его существенные структурно-функциональные характеристики.

Духовный опыт сознания различается чрезвычайным богатством и многоликостью своих выражений. Каркасом первичной конструкции выступает чувственно-эмоциональный блок, который непосредственно отражает реальность, фиксируя и состояние органов чувств и организма в целом. Абстрактно-дискурсивная составляющая занята интеллектуальной обработкой данных чувств, предопределенной культурной традицией этноса, используемой логико-понятийной и ценностной основой. Естественно, что обработка происходит через речь и язык, как культурных инструментов хранения и передачи значимой информации. Интуитивно-волевая часть сознания обеспечивает связь чувства и разума в опыте сознания и делает упор на несводимый к видимым установкам опыт Я, самосознания, проявляясь либо в интуиции, либо в воле, либо в смысле, как личностный проекцией всеобщих значений.

Психология, предлагая модели функционирования сознания, начиная со своих основателей Аристотеля, а затем Декарта и Локка, утверждала самотождественность «человеческого духа», совершенно одинакового во все времена и на всех континентах. Выступая неким постулатом, она не требовала доказательств или формулировок и означала, что находиться в сознании — это отдавать себе отчет в каждый момент времени в мотивах того или иного деяния и подводить под единство Я всю совокупность внешних и внутренних событий, непрестанно испытываемых организмом.

Классическая психология может быть представлена как некая серия утверждений:

  • ? психика и сознание тождественны;
  • ? дух и тело разделяются, и дилеммы их взаимодействия отдаются на откуп «психофизической проблемы»;
  • ? самым эффективным в исследовании психических явлений (и сознания как полностью включающего в себя сферу психического) признается метод самонаблюдения (интроспекции);
  • ? чувственное восприятия сводят к сенсуалистическому атомизму, ведущему к механицизму (Гассенди): каждое ощущение выступает как единичное, независимое «атомарное» событие, не оказывающее влияния на другие;
  • ? каждое духовное явление рассматривается только в границах субъективного сознания, считается совершенно самостоятельным и абсолютно идентичным (кроме смысла) всякому другому сознанию. По этой причине изучение собственного сознания путем интроспекции может претендовать на познание сознания в целом;
  • ? бытие психического всецело ограничивается его непосредственной данностью, испытываемой в сознании. Таким образом, полной адекватной картиной сознания признается совокупность феноменов, действительно находящихся в сфере внимания субъекта.

Однако известно, что в настоящем опыте сознания чрезвычайно трудно разграничить области чувственного, рационального и волевого, ибо все они действуют как единая целостность. Сама «работа» сознания описывается через модусы памяти, внимания и воображения, когда в фокусе внимания субъекта проявляются прошлые знания, целевое предвосхищение будущего, чувства и разум.

Классическая психология выделяла три сферы сознания: эмпирический опыт, область синтеза его последствий (рассудочная сфера) и арену теоретического разума. Эти сферы считались, безусловно, «прозрачными», доступными рефлектирующему анализу и полной рационализации. Между тем уже в начале XX в. становится заметным, что эти сферы не перекрывают все многообразие функций человеческой психики. В частности, обнаруживается еще одна сфера — сфера бессознательного (3. Фрейд). Постепенно образуются новые школы и направления в психологии, выступающие против установленных предписаний.

Глубинная психология. Зигмунд Фрейд (1856—1939) уничтожил мнения, полностью отождествлявшие психическое с сознательным, а психологию — с наукой о содержании и функционировании сознания. Проанализировав проявления бессознательной психической деятельности, Фрейд открыл, что в реальности человеческая психика скрывает сложную конструкцию в единстве ее составляющих: Оно (id), Я (ego) и Сверх-Я (super-ego). То, что прежде определялось как исчерпывающее содержание сознания, составляет лишь его поверхностный слой, под которым скрываются глубинные структуры подсознательного и бессознательного:

? бихевиоризм возникает как попытка перенесения метода исследований поведения животных на человека. Американцы Э. Торндайк и Дж. Уотсон предложили судить о поведении человека на основании двигательных и редуцируемых к ним вербальных и эмоциональных реакций на воздействия (стимулы) внешней среды. Натурализм проявляется в игнорировании специфики поведения человека. Сыграли здесь роль и открытия

И.М. Сеченова, И.П. Павлова и В.М. Бехтерева. Не разделяя сознание и тело, бихевиористы показывают, что психика раскрывается исключительно в решении проблемных ситуаций в поведенческих реакциях на стимулы. Сознание — не более чем адаптивное поведение в нестандартных ситуациях. Оно характеризуется методом проб и ошибок. Эмпирическое описание основано на фиксации непосредственно наблюдаемого. Пробы, необходимые для формирования адекватной реакции, определяют уровень «сознания». Сознание выступает показателем неприспособленности организма к среде: приспособленный организм не нуждается в нем. Важными категориями бихевиоризма являются научение, драйв (drive, побуждение), генерализация (обобщение), дифференциация, подкрепление (от пищи и воды до социального взаимодействия), вознаграждение;

  • ? гешталътпсихология отвергла сенсуалистический атомизм в пользу неразделенности, «целостности» чувственных образов и многосложных психических процессов. Эти целостные блоки — гештальты. Представители гештальтпсихологии нашли поддержку у Ф. Брентано и Э. Гуссерля, утверждавших интен- циональность сознания как отображение его целостности и органической активности. К. Левин в топологической психологии высказал убеждение в существовании целостной структуры личностного поля;
  • ? структурализм характерен тем, что В. Дильтей, Л. Леви-Брюль, В. фон Гумбольдт и др., как и марксизм, акцентировали социокультурную обусловленность человеческого сознания и включили в психологию идею историзма. Различие состояло в том, что марксизм создавал некую прогрессивную эпохальную со- подчиненность типов сознания, тогда как структурализм, отвергавший преемственность культур, считал недостаточным простого объяснения психических явлений, а требовал их «понимания». Леви-Стросс место сознания отдает бессознательным «ментальным структурам», создающим «структурные законы» и определяющим человеческую деятельность. Такую роль у Фуко выполняют «эпистемы», «исторические априори». Культура понимается как комплекс знаковых систем, ведущей из которых — язык. К системе относятся сферы науки, искусства, религии, мифологии, обычаев, моды, рекламы и т.д. Структурно-семиотический анализ в них находит латентные закономерности, требующие бессознательного подчинения человека. Х.Г. Гадамер полагает культурную предрасположенность как необходимую структуру сознания, которая обеспечивает всякий психический опыт и определяет границы человеческого понимания.

Психология и философия сознания. Рассмотренные нами основные течения в психологии на рубеже XIX—XX вв., заменившие классическую концепцию XVII—XIX вв., оказали влияние на философские трактовки сознания. И тем не менее определяющее воздействие принадлежит идеям глубинной психологии, философии бессознательного. Свою лепту внесли и представители французской социологической школы. Поступают предложения заменить привычную психологию научной психологией (Черчланд). Это значит ее надо свести к неврологии, в которой всякое описание или объяснение сводится к каузальным законам. Так проецируется исчезновение общераспространенной психологии, а с нею и всякой интенциональности. Есть представления, что обыденная психология может быть дополнена другим уровнем исследований, к открытию лежащих в ее основе когнитивных закономерностей. Так происходит переход от личного к субличностному уровню психологического свойства.

При обосновании глубинной психологии 3. Фрейд открывает, что психика человека не лимитирована сознанием. Сознание не более чем точка внимания в определенный момент бытия. Вместе с сознанием в психике человека действуют могучие слои, неосознаваемые психические феномены, которые оказывают фундаментальное воздействие на его бытие и мышление. Ансамбль этих феноменов Фрейд и называет бессознательным, основу которого составляют инстинкты, влечения и представления, определяющие аргументы и намерения человека, таящиеся в его природных инстинктах.

В сущности, сознание размещается на границе внутреннего мира человека с миром вне него, напрямую вступая с ним в контакт. Задача сознания — обеспечить уяснение и оценку воздействий внешнего мира и процессов внутри. Мы можем воспользоваться им при необходимости повсеместно.

Бессознательное в теории Фрейда достаточно структурировано. Выделяют четыре типа бессознательного:

  • 1) предсознательное — это неосознаваемые метаморфозы душевной жизни, которые могут свободно перейти в сознание. Предсознательное содержит множество впечатлений, размышлений и переживаний, которые в данный момент не находятся в поле нашего внимания. Припоминание легко восстанавливает их в сознании. Предсознательное располагается прямо под сознанием, но над бессознательным;
  • 2) вытесненное — содержит содержание сознания, переведенное в бессознательное, связанное с нравственно порицаемыми обществом страстями, желаниями и стремлениями. Вытеснение подобных побуждений из среды сознания выступает частью узловых защитных конструкций личности, вследствие чего из психики человека «выталкиваются» огорчительные воспоминания, безнравственные стремления и «постыдные» желания. При нормальном состоянии сознания вытесненное блокируется, хотя незаметно и влияет на него;
  • 3) архаическое наследство психики содержит ансамбль ценностных установок, норм общества, моральных и иных запретов, Как правило, оно выступает «внутренним цензором», совестью, или нравственным чувством. Сама «архаика» усваивается на основе детских отождествлений с родителями, общения с социальной средой, культурной традицией, сказками, мифами и др.;
  • 4) собственно бессознательное представляет глубинную подструктуру психики человека, биологические процессы, происходящие в организме, о которых человек не предполагает. Бессознательное состоит из сексуальных и агрессивных влечений, причуд и вожделений человека. Этот энергетический комплекс природных инстинктов отчасти детерминирован обществом, культурой и языком, что проявляется в сновидениях, психоневрозах и т.п. Собственно бессознательное практически невозможно перевести в сферу сознания, его можно только нивелировать.

Первые три типа бессознательного — предсознательное, вытесненное и архаическое — обладают «двуличным существованием»: будучи сознательными, они в силу тех или иных причин стали бессознательными, а при некоторых ситуациях заново могут превратиться в сознательные. По своей сути они производны от сознания

Бессознательное — первичное образование инстинктов, хаотичное и алогичное образование. В нем содержатся и действуют неподвластные нам силы, которые нс выступают впрямую в сознании, а исподволь из первозданных биологических интуиций; бессознательное поднимает могущественные влечения, в немалой степени обуславливающие жизнедеятельность и будущность человека

Исходя из общебиологического стиля мышления, Фрейд выделил инстинкты, управляющие поведением: инстинкт самосохранения индивида и сексуальный инстинкт, заботящийся о сохранении всего вида. Последний был признан Фрейдом главенствующим и обозначен именем либидо, ставшего визитной карточкой психоанализа. Бессознательное толковалось как область, заполненная слепой энергией либидо, стремящегося к удовлетворению удовольствия. Неудовлетворение желаний, противоречащих совести и запретам, ведет к фобиям, страхам. Можно шарахаться от цифр, темноты, высоты, лошадей и цветов, частей тела и самого себя. Все это немотивированный страх — фобия. Всех насчитывают около 400 видов.

Психолог из Швеции Карл Густав Юнг (1875—1961) развивает аналитическую психологию, в которой выступил против главенства либидо в развитии личности и морали, предложив вместо них влечение к самоутверждению. Ему свойствен интерес к оккультным наукам, алхимии, мистике и религии. Инстинкты человека имеют символическую природу, в психике скрыты определенные бессознательные идеи, имеющие символический характер и оказывающие важное влияние на представления человека.

Юнг вводит в психологию и философию два типа мышления: образно-ассоциативное и рационально-логическое, при этом первичным и самым значимым функционально признается образно-ассоциативное мышление. Согласно Юнгу, разум направлен вовне, экстравертен, зависим от языковых, логических и причинно-следственных связей, тогда как опыт внутреннего образного мышления выступает его подчиненной и организованной средой. Так, свободные ассоциации постоянно затмевают естественную логику разума и истинное понимание эталонных смыслов гарантируется уже больше не умозаключением, а интуицией, дающей одновременную целостность разумного и сенсорного, прошедшего и реального, духовного и наружного.

Таким образом, под индивидуальным бессознательным существует другой тайный пласт, коллективное бессознательное.

Личное бессознательное включает в себя: 1) все содержание психики в течение жизни человека, но забывшееся, не используемое реально памятью. Однако оставленные мысли существуют за порогом памяти, из которой могут возникать самопроизвольно, через много лет совершенного забвения; 2) все ощущения и восприятия, реализуемые машинально, тем не менее запечатлевшиеся в памяти. Мы наблюдаем, слышим, вдыхаем множество запахов, не отмечая их, но даже неосознанные впечатления хранятся в памяти, вливаются в наше Я и способны безотчетно «всплывать» при каких-то условиях; 3) все психическое содержимое, осуждаемое установками сознания и отвергаемые по причине нравственной недопустимости, а потому «вытесненные» в бессознательное.

Коллективное бессознательное содержит психические явления, по своей природе принадлежащие социальным группам, народам, они всеобщи и имманентно присущи всему человечеству. Индивид их не приобретает в своей жизни, они наследуются им от предков в заранее приготовленных структурах усвоения реальности. Юнг называет эти идеи архетипами. С детства человек обладает врожденной склонностью к постижению приобретаемых ощущений и впечатлений в соответствии стародавними типами, образами и началами, согласно которым с незапамятных времен формировались мысли и чувства человека. Эти образы и архетипы (начала) репрезентируют полученные от дальних предков психические феномены.

Архетипы — это символические формулы поведения, на основе их создаются конкретные образы, которыми человек руководствуется в действительности. Это глубинные образования человеческой психики, сохранившие многотысячелетний опыт адаптации и защиты самого бытия человеческого рода. Архетипы — «возможности представления», «дремлющие мыслеформы», «автопортреты инстинктов», реализующиеся через возможности конкретной культуры. Архетипы не имеют строго определенного «пускового механизма» и являют себя человеку посредством снов, символических образов, мифов, сказок, фантазий, художественных произведений и проявляются в психических реакциях и аномалиях в поступках.

Архетип можно назвать интенциональным импульсом, схожим с импульсом у пчел сооружать соты, а у птиц вить гнезда. Конечно, инстинктивные побуждения животных и насекомых отличны от архетипических стремлений человека.

Инстинкт — врожденные реакции и неизменные акты поведения, наследуемые на генетическом уровне целесообразные действия, представляющие стереотипные реакции на внешние или внутренние конкретные появления раздражителя

Архетип — это прототип конкретных психологических образов, регулятивный принцип для формирования некоего творческого материала. Это начало, не содержащее обособленных эго. Это «симпатическая нервная система», сохраняющая жизненное равновесие

На ранних стадиях антропогенеза формируется архетип, по всей видимости, в связи со сменой смысла побуждения инстинкта. Архетип выражает не жесткую схему, а спектр тенденций к формированию представлений и аргументов, имеющих разнообразные детали при сохранении базового алгоритма. Так, образ друга или врага может реализоваться во множестве конкретных образов и побуждений, не теряя базовой структуры отношений.

Обращение к универсалиям разума человека актуализировало внимание к архетипу, в ряд философских формулировок которого в наши дни включают ноосферу, психосферу, мировую душу, дух времени, дух народа, всеобщий ум, мировую мысль, мировой разум, коллективное сознание, коллективное подсознательное, первичные символы, элементарные идеи, парадигму, эпистему, морфогенетические поля и т.п. Из этого набора терминов можно предполагать, что бытуют некие коды (социокультурные, психосоциальные, антропоидные), имеющие общее основание для всех людей. Это метафизические трансцендентальные сущности, представляющие вневременной процесс, который произошел однажды и повторяется постоянно. Так каждый новый архетип впитывает в себя предыдущий и формирует их в новой идее, которая и создает его главный образ или мифического идола, или трансцендентальной сущности.

Юнг выделяет несколько главных архетипов: Анима (архетип женского) и Анимус (архетип мужского). Анима — естественный женский признак, выражающий жизнь с ее благами и злыми деяниями, которая дана и богине, и ведьме. Женское персонифицируется в Эросе и условно представляется чередой женских образов от святой до путаны. В мужчине Анима исполнять роль эмоционального начала. Анимус — это мужской архетип в психическом мире женщины.

Персона (архетип социальных ролей-масок, которые мы носим, не будучи идентичными им) и Тень (наши фобии, агрессии, инфантильные влечения, сексуальные страсти). Тень проецируется на других, ибо человек не желает признавать за собой неодобряемых культурой и им самим качеств. Чтобы устранить невроз столкновения с собственной тенью, надо научиться принимать ее и сосуществовать с нею, что позволит прекратить проекцию ее на других.

Главнейшим архетипом является Самость, представляющий психологический образ Бога, безграничной персоны, целостность индивидуальности человека. К Самости ведут метаморфозы индивидуации, заключающиеся в слиянии коллективного бессознательного с отдельной личностью. В процессе индивидуации происходит исцеление от невроза, разрешаются личностные противоречия и проблемы. Следовательно, посредством объективации образов бессознательного происходит терапия, это диалог, рассчитанный на оживление религиозного и мифологического в сознании и восстановление целостности личности. Она состоит в соединении сознания с коллективным и индивидуальным бессознательным, сохраняет тем самым психическое здоровье и разум. Их «расщепление» грозит психической нестабильностью, поскольку коллективное бессознательное обладает колоссальной энергией и может привести к смертельной опасности.

Индивидуальная психология А. Адлера (1870—1937) требует целостного изучения и понимания человека как общественного существа. Адлер обращается к субъективному «чувству неполноценности» и механизму «компенсации». Рождаясь от природы слабым существом, он им и остается, по сути, пребывая в обществе, где сталкивается с социокультурным окружением и переживает свою «неполноценность». Под влиянием этого чувства формируются механизмы «компенсирующей духовной надстройки», согласно которой совершается бессознательное выстраивание жизнедеятельности индивида по линии преодоления своей «неполноценности». Так, Адлер заявляет о некой телеологической силе, внутренне присущей психике человека и устремляющей все действия индивида, личностную философию и индивидуальный стиль жизни, с содействием которых и обеспечивает достижение конечной цели. Раскрыть эту мистическую силу и видит Адлер задачу «индивидуальной психологии».

В наши дни психодинамическая теория Станислава Грофа сводит воедино идеи Фрейда и Юнга, Райха, Ранка, Адлера, Ференци, Клейн, Фэрбэрна, Уинникота, Эриксона, Маслоу, Перлза, Лэна. Если рассматривать психоанализ как маргинальную теорию (отправной точкой которой является объяснения механизмов психического расстройства), пытающуюся дать целостное описание функционирования психики человека, то на смену ему приходят феноменологическая психиатрия, Dasein-анализ, антипсихиатрия. Все они уже касаются философско- клинического пространства.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >