Гражданское право в системе частного и публичного права

Более полному осмыслению понятия способствуют не только изучение и анализ его составных элементов, но и сравнение его с однопорядковыми явлениями.

Рассмотрим гражданское право, по западному примеру, в системе частного и публичного права.

Классическое разграничение публичного (juspublicum) и частного права (jusprivatum) дал Ульпиан: «Публичное право есть то, которое относится к положению римского государства в целом; частное — относится к имущественным выгодам отдельных лиц»[1]. Продолжая эту мысль, Ульпиан здесь же говорит о публичной и частной utilia (полезности), но не противопоставляет их, что позволяет сделать вывод: в публичном праве интересы государства преобладают, но его нормы могут служить и частным интересам; нормы частного права в той или иной мере, прямо или косвенно реализуют интересы всего общества[2].

Условно все теоретические конструкции разграничения публичного и частного права по критерию классификации можно разделить на три основных блока: теории интереса (Р. фон Иеринг, Д. И. Мейер, А. Меркель и др.), предмета и метода правового регулирования (соответственно — К. Д. Кавелин, А. Тон и др.). Блистательные опыты разграничения и соотношения частного и публичного права продемонстрировали западные и российские ученые, например М. М. Агарков, М. И. Кулагин, В. Ф. Попондопуло, В. В. Ровный, Б. Б. Черепахин, Г. Ф. Шершеневич и др.[3]

Гражданское право выступает ядром частного как в силу исторических причин (например, семейное право выделилось из гражданского только в XX в.), так и в силу максимальной разработанности. Это нашло отражение и в программе «Становление и развитие частного права в России», одобренной Указом Президента РФ от 7 июля 1994 г. № 1473[4].

Однако на современном этапе наблюдается взаимопроникновение частного и публичного права, например в сфере отношений, регулируемых банковским, жилищным, семейным, транспортным законодательством.

Спецификой современного этапа развития является применение гражданского права к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям (п. 3 ст. 2 ГК) в случаях, прямо предусмотренных законодательством (например, ст. 13 ГК).

Средства и частного, и публичного права используются при регулировании транснациональной деятельности, в том числе инвестиционной, и определении правового статуса транснациональных корпораций.

Примером сочетания частно- и публично-правового регулирования отношений в целях стабилизации экономики, предотвращения финансовых махинаций, неосновательного обогащения, нормализации собираемости налогов и т. д. являются ограничения на природу средств, направляемых на оплату, например, вкладов в уставный капитал акционерного общества.

Конституционный Суд РФ со ссылками на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950)[5] и Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утв. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г.), дал расширительное толкование ст. 1070 ГК (частное право) о возмещении вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (публичное право).

Тенденция взаимопроникновения частного и публичного права находит отражение и в актах других высших органов судебной власти (например, единый подход административного и гражданского законодательства к вопросу об органах юридического лица — п. 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»[6]; соотношение института недействительности сделок и публичные правонарушения — п. 5—7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 апреля 2008 г. № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации»[7]).

Предметом отдельного исследования является взаимодействие гражданского права с социальным правом и тенденция социализации гражданского права.

  • [1] D. 1.1.1.2 (Дигесты, книга 1, титул 1, фрагмент 1, § 2). Исследователи, правда, редкообращают внимание на то, что дословный перевод титула 1 книги Первой ЮстиниановыхДигест предусматривает два варианта: право существует или изучается в двух аспектах:публичном и частном. Второй вариант, на наш взгляд, снимает большую часть дискуссий,так как говорит о прикладном, условном характере деления.
  • [2] См.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М., 2000. С. 26.
  • [3] См., например: Агарков М. М. Ценность частного права // Известия вузов: Правоведение. 1992. № 1. С. 31; № 2. С. 39; Черепахин Б. Б. К вопросу о частном и публичномправе // Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 98— 99.
  • [4] СЗРФ. 1994. №11. Ст. 1191.
  • [5] СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163 (с изм.).
  • [6] См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 июля 2007 г.№ 46 «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего АрбитражногоСуда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 “О некоторых вопросах, возникшихв судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях”» //Вестник ВАС РФ. 2007. № 9.
  • [7] Вестник ВАС РФ. 2008. № 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >