Культурно-логический (и культурологический) дискурс и решение вечных проблем богословия

Выше мы рассмотрели концепции Н.А. Васильева и С.И. Повар- нииа, лежащие в русле философских исканий рубежа XIX - XX вв. Проблемы единого и многого, истины и лжи ставились в работах П.А. Флоренского. Авторы не ставят задачу подробного анализа работ выдающегося богослова, потому что такого рода исследования неоднократно производились па самом разном уровне, в том числе и авторами настоящей монографии8'. Мы остановимся только па одной проблеме, имеющей отношение к формам мышления, анализируемым посредством формализованного языка логики высказываний. Наряду с трехка- чественностыо мира отца Павла интересовали вопросы Истины как целостности, как единственного выражения полноты бытия. Важной логической проблемой, затронутой в трактате этого религиозного мыслителя «Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи» (1914), является так называемая задача Кэрролла. Решение данной задачи отец Павел связывал с опровержением тезиса о противоречивости библейских и евангельских текстов. Обращаясь к этому фрагменту работы Флоренского, современные исследователи предлагают запись рассуждений богослова либо на языке логики классов (Б.В. Бирюков)86, либо па языке логики высказываний (Б.М. Шураиов)87. Символическая запись выкладок русского мыслителя, представленная в работах Б.В. Бирюкова и одного из авторов настоящей монографии 8, помогает лучше понять данные отцом Павлом определения важных понятий логики. Мы не будем здесь воспроизводить решение данной задачи, тем более что оно неоднократно публиковалось в тезисах и статьях, представленных в разное время на логических конференциях. Отметим только, что Б.В. Бирюков выделяет смысловой нюанс, содержащийся в

Болтаевский А.А., Прядко И.П. "Закат звезды его кровавый...": проблема власть- народ в оценке П. А. Флоренского // Социодинамика. - 2014. - № 9. - С.83-93. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.9.13216. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_13216.html

  • 86 Бирюков Б.В. Из истории математической логики в России: «Задача Кэрролла» в трактовке о. Павла Флоренского // Логические исследования. Вып. 6. М., 1999. С. 163- 169.
  • 87 Шуринов Б.М. Российская логика переломной эпохи (1880 - 1930) в социо- культурологическом аспекте. Автореферат на соискание уч. ст. канд. филос. наук. М.,2000. С. 11-12.
  • 88 Бирюков Б.В., Прядко И.П. Проблема логического противоречия и русская религиозная философия //Логические исследования. 2010. № 16. С. 23-84.

принадлежащих Флоренскому дефинициях истинного и ложного: «ложное включает все» и «истинное включается всем».

Обозначенная богословом дистинкция четко разграничивает истинные и ложные высказывания. Определения Флоренского заставляют обратиться к общефилософским идеям, лежащим в основе логических изысканий начала XX в. В самом деле, одним полюсом у Флоренского и философов-всеединцев является онтологическое ничто - то, чему нет места в мире. Это ничто, тем не менее, тщится запять хоть какое-то место. Оно хочет если не быть, то хотя бы казаться чем-либо. На онтологическую фиктивность лжи указывал наряду с Флоренским Андрей Белый, связывавший ее с темнотой, мраком. Мы уже цитировали его фрагмент, посвященный «онтологии мрака»: «Отсутствие... божественного рождает черную пустоту. <...> Открывается: ужас - бездна пошлости. Носится серая стая, осаждаясь повсюду. Душит и гасит светоч жизни, слабо мерцающий в руках...»[1].

Иначе обстоит дело с истиной: она, как указывает Флоренский, «включается всем», т.е. в отличие от лжи, бездны она па «законных основаниях» присутствует во всем, придает бытийный статус вещам и явлениям. Ее всеохватность не имеет ничего общего с логической общезначимостью, порождающей пустоту. Подобная пустота часто встречается в языковых контекстах. Определение Флоренским лжи естественнее всего связать с пустыми формулами идеологий: их пустота является именно следствием общезначимости. Она - от отсутствия границ, например, между предметом А и всем, что не-А. Истина же включается во все, по не разрушает границ вещей и явлений. Важно, что именно так понимал истину и Васильев. Ложь в металогике Васильева невозможна психологически. Мыслитель исходит из того, что генератором металогических рассуждений (а металогика у Васильева - это самая бедная по содержанию логика, без которой невозможно никакое рациональное мышление, учение, которое находится к логике в таком же отношении, как метафизика к физике) является сверхприродное Существо, не способное ошибаться, а значит неспособное говорить ложь. Исключая ложь из объектов мысли, автор воображаемой логики лишает ее онтологического статуса.

Сильно отличается от «Васильевского» восприятия лжи как оптологической фикции, концепция, предлагаемая некоторыми представителями школы логического позитивизма XX века. Эта западная школа может быть понята как антитеза русской философии. В онтологии одного из представителей данного философского направления - Дж. Мура «Отец лжи» не просто реальность, но первая реальность: он более реален, чем Бог. Именно на это указывал Мур в одной из лекций, прочитанных на заседании кружка кембриджских «апостолов»: «В начале была материя, она породила дьявола, а дьявол породил Бога»[2].

Что ж, и здесь мы видим тройственность - материя, дьявол и Бог, по это уже тройственность иного качества.

Формально-логические законы противоречия и исключенного третьего, которые были в центре рассуждений ведущих русских философов, с особых позиций позже рассматривались Б. Расселом. Для него проблема исключенного третьего связана с решением древних логических антиномий[3] [4]. Рассел полагал, что установить качество суждения мы можем лишь тогда, когда есть возможность определить, истинна ли соответствующая формула или нет. В ряде случаев это сделать нельзя. Здесь Б. Рассел указывал на концепцию Я. Л. Э. Брауэра: ведь последний, как мы видели выше, отказался от применения закона исключенного третьего к бесконечным совокупностям . Проблему логических законов Рассел связывал с противоречием, названным его именем. Поясняя «парадокс Рассела» английский философ использует мольеровский образ: китайский император принял решение собрать все коллекции шкатулок в одной комнате, по не учел, что сама эта комната станет тоже коллекцией шкатулок[5].

Поднятые Брауэром и Расселом вопросы созвучны тем, которые обсуждались русскими философами Серебряного века в рамках христианской онтологии. Здесь отмеченная Расселом антиномичность[6] «всплывала» при доказательстве логической несостоятельности пантеизма. В этом отношении заслуживает внимания критика, которой подверг философские представления «всеединцев» Н.О. Лосский. Возражая Л.П. Карсавину и С.Н. Булгакову, Лосский говорил, что Бог, утверждающий и организующий Вселенную, есть сверхсистемное начало. Бог-Творец создает мир как нечто, вне Него находящееся93. Сам же Господь не входит во множества сотворенных им вещей и явлений. Рассуждая таким образом, Лосский снимает (по крайней мере в области, относящейся к христианской онтологии) расселовскую проблему вхождения утверждения о множестве в само это множество. Б. Рассел, используя совершенно другой материал, отвечал на вопрос о вхождении утверждения о множестве в само множество так же, как и Лосский. Согласно расселовской теории типов то, что охватывает всю совокупность чего-либо, не должно включать себя в эту совокупность[7] [8] [9]. Поэтому множество, охватывающее собой все множества (а Бог для Лос- ского и является полнотой всего, множеством всех множеств9' в «расселовском» смысле), не может включать в качестве элемента Самого Себя.

Из сказанного видно, что отечественная философская мысль двигалась параллельно западноевропейской. Русские философы, как впрочем, и наиболее вдумчивые западноевропейские мыслители, чувствовали, что у проблемы «класса классов» есть определенные теологические и историко-культурные коннотации. Правда, парадигма западной философии в этом отношении более рационалистична, чем наша, отечественная. Западноевропейские исследователи сильны подробной и конкретной разработкой проблем: в центре их исследований находятся собственно философские и логические вопросы, русских же мыслителей занимает, прежде всего, теологическое, «вечное» содержание. В послереволюционный период такая проблематика у пас в стране отходит на второй план.

  • [1] Цит. по: Лавров А.В. Материалы Андрея Белого в Рукописном отделе Пушкинского Дома // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1979 г. Л.,1981. С. 42.
  • [2] 40 Цит по: Рассел Б. Автобиография // Вопросы философии. 2004, № 5. С. 153.
  • [3] См. Бирюков Б.В. Философско-логические основания математики в культурологическом аспекте: исторические судьбы древних контроверз точного мышления //Вестник Московского университета. Сер.7: Философия. 2001. №5.
  • [4] Рассел Б Исследование значения и истины. С. 19.
  • [5] Там же. С.220.
  • [6] Мы не останавливаемся на антиномиях логики и теории множеств, открытых вконце XIX - начале XX в. (Кантор, Цермело и др.), так как они достаточно известны.
  • [7] 93 См. Лосский Н.О. История русской философии. С. 333-334.
  • [8] Russell В. Logic and Knowledge. Essays 1901- 1950. L., 1956. P. 38.
  • [9] Здесь достаточно вспомнить фразу, сказанную самим Спасителем: Я есть Альфаи Омега.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >