Изменения общей культурной компетентности студенческой молодежи при овладении иностранным языком. Роль англо-американских заимствований в культуре повседневности

При рассмотрении сущности общей культуры студенческой молодежи остановимся па ее понимании в контексте личностнодеятельностного подхода [28,с.25].

В этом плане важным представляется утверждение Зимней И.А. о том, что общая культура человека есть единое целое, включающее:

а) внутреннюю культуру, определяемую собственно личностными, деятельностными и интерактивными особенностями человека, воспитанными в семье и системе образования и б) образованность как освоенную совокупность знаний, характеризующуюся системностью, широтой, всесторонностью и глубиной [Цит. по 28,с.26].

С позиций личностно-деятельностного подхода в содержании общей культурной компетентности студенческой молодежи при овладении иностранным языком могут быть выделены шесть основных направлений, которые представляют три глобальных плана ее рассмотрения: план культуры личности, план культуры деятельности и план культуры социального взаимодействия человека с другими людьми.

Эти шесть направлений, представляющие три плана общей культуры, суть следующие: культура отношения и культура саморегуляции - культура личности; культура интеллектуальной деятельности и культура предметной деятельности - культура деятельности; культура поведения и культура общения - культура социального взаимодействия. [Цит. по 28,с.33]

Каждое из этих направлений выделяется в качестве автономного, самостоятельного в общей системе их взаимосвязи, взаимообусловленности и взаимодействия достаточно условно.

В тоже время явна их разновекторная направленность. Так, культура отношения, культура интеллектуальной деятельности и культура саморегуляции образуют внутренний, интеллектуалыю-аффективно- волевой, ценностно-смысловой пласт общей культуры человека. Культура предметной деятельности, культура поведения и культура общения представляют собой внешний контур, в реализации которого выявляются особенности внутреннего.

Анализ приводимых многими исследователями толкований культуры позволяет выделить также основные ее составляющие. Они рассматриваются нами в рамках каждого из шести вышеназванных направлений культуры как присущие человеку, находящемуся на каждой ступени образования.

В качестве таких составляющих были определены: понимание мира, (осмысление); знание мира и себя в нем; умение; творческое преобразование или творение и готовность человека к дальнейшему развитию.

В продолжение этой линии исследования были выделены семь определяющих характеристик общей культурной компетентности студенческой молодежи при овладении иностранным языком.

Вслед за И.А. Зимней, полагаем, что общая культурная компетентность студенческой молодежи при овладении иностранным язы- ком включает:

  • - уважение достоинства другого человека и сохранение собственного достоинства в разнообразных ситуациях социального взаимодействия (бытового, профессионального, общественного), т.е. культура личности, саморегуляции;
  • - адекватность человека ситуациям бытового, профессионального, общественного взаимодействия;
  • - соблюдение культурных традиций, обычаев, норм, этикета в кросскультурпом взаимодействии;
  • - актуальная готовность использования общекультурпого индивидуального фонда знаний (гуманитарных, естественнонаучных, экономических, политических, правовых и т.д.), сформированного содержанием полного среднего и высшего образования в процессе решения задач социального взаимодействия, т.е. культура интеллектуальной и предметной деятельности, культура интеллекта;
  • - ненасыщаемость потребности удовлетворения и продолжения личностного социокультурного (нравственного, интеллектуального, эстетического и т.д.) развития и саморазвития, т.е. культура саморегуляции, личностного самоопределения;
  • - ориентировка в основных ценностно-смысловых доминантах современного мира, страны, общества; в основных направлениях истории и сохранения культурной жизни мира, страны, т.е. общецивилизационная культура;
  • - социальная ответственность за себя, свое поведение, ответственность за благополучие других, т.е. культура социального бытия. [28, с.37]

Такова в целом предлагаемая нами трактовка общей культурной компетентности студенческой молодежи при овладении иностранным языком . Рассмотрим теперь само понятие компетентность вообще и социально-профессиональная компетентность студента как будущего специалиста, в частности. Придерживаясь трактовки компетенции, предложенной еще Н. Хомским [124,с.43], и разграничивая понятия «компетенция» и «компетентность» по основанию потенциальное - актуальное, когнитивное - личностное, под «компетентностью» понимается «актуальное, формируемое личностное качество как основывающаяся на знаниях, интеллектуально и личностно-обусловленная социально-профессиональная характеристика человека, его личностное качество». [87,с.52]

Однако в рамках монографического исследования общая культурная компетентность студенческой молодежи рассматривается на основе социологического анализа повседневности при овладении иностранным языком.

Где повседневность позиционируется нами как особая социокультурная реальность, в которой отражаются повседневный образ жизни (пространственно-временная организация, деятельность), а также повседневный образ мыслей (направленных на решение определенных задач).

В современном понятийно-категориальном аппарате социологии термин «повседневность» появился сравнительно недавно, в середине XX века. Знаменитый философ И.Хейзинга в работе «Осень Средневековья» одним из первых обращается к анализу культуры повседневности в своих работах. В качестве предмета исследования он выбирает внутренние ценности западно- европейской средневековой культуры.

Описывая типичные коллективные эмоции, массовые реакции и стереотипы, И.Хейзинга обращается к изучению менталитета европейского средневековья, который представлен в его работе на трех уровнях: эмоций, образных представлений и мышлении. Этот период XX века знаменует собой выделение культуры повседневности как составного элемента структуры повседневности. [46,с.41]

Российские исследователи внесли свой вклад в рассмотрение темы повседневности. Повседневность рассматривается как «особая социокультурная реальность, представляющая собой социальное пространство, частью которого является культурное пространство, неразрывно связанное с самими социальными процессами, формирующими это пространство». [95,с.71]

Исследователи выделяют два аспекта использования понятия «повседневность» как термина, обладающего определенной нагрузкой (З.Е. Дорофееева).

В первом случае акцентируются «содержательные» обстоятельства совместной жизни людей, их взаимодействия, которые осознаются ими как естественное состояние, как собственная, частная сфера жизни, сфера будней «человека с улицы».

Во втором - на «методическую самоорганизацию» социальной реальности, а также способам, процедурам, с помощью которых осмысливается поведение в человека, социальных групп в повседневной жизни.

«Повседневность — одно из пространственно-временных измерений развертывания истории, форма протекания человеческой жизни, область, где возникает надежда на новацию. Повседневность — целостный социокультурный мир. Это продукт социального конструирования». [116,с.38]

Известны научные трактовки мира повседневности Э.Гуссерля, который характеризует повседневность как неустойчивое бытие, открытое мифическому воздействию. [116,с.39]

А. Шюц отмечает, что «в естественной установке повседневной жизни нас занимают лишь некоторые объекты, находящиеся в соотношении с другими, ранее воспринятыми, образующими поле самоочевидного, не подвергающегося сомнению опыта. «Результат избирательной активности нашего сознания - выделение индивидуальных и типических, характеристик объектов. Вообще говоря, нам интересны лишь некоторые аспекты каждого особенного типизированного объекта». [Цит. по 116,с.39]

В концепции А. Шюца выделяется ряд конечных областей значений: религия, игра, сон, художественное творчество, повседневность. По его мнению, телесное предметное переживание реальности (как качество опыта повседневности), ее вещей и предметов - и составляет ее преимущество по сравнению с другими конечными областями значений. Именно поэтому повседневность можно характеризовать как «верховную реальность». Он отмечает, что человек всегда неизбежно возвращается в мир повседневности. «Верховная власть повседневности обеспечивается именно связью повседневных дел и забот с физической телесностью действующего индивида». [Цит. по 116,с.40]

Им выделяются конституирующие элементы повседневности как особые формы реальности:

  • 1) трудовая деятельность;
  • 2) специфическая уверенность в существовании мира;
  • 3) напряженное отношение к жизни;
  • 4) особое переживание времени;
  • 5) специфика личностной определенности действующего индивида;
  • 6) особая форма социальности. [116,с.41 ]

При анализе событий повседневной жизни, некоторые ее составляющие: поведение, нормы, ценности социальных групп, отдельных индивидов представляются непривычными. Это связано с тем, что культурные конфигурации различны, имеют сложную оригинальную основу. Повседневная жизнь отражает содержание этих культурных конфигураций в форме определенных стилей поведения, регламентациях, стереотипах и т.п.

При этом поведение также достаточно точно отражает специфику конкретной исторической эпохи и происходящие в ней изменения.

В этом смысле повседневная жизнь молодежи как активной социальной группы также имеет свои особенности, которые связаны с формированием миропонимания, коммуникативными процессами, социальными событиями, как в обществе, так и в собственной истории.

В этом ряду нами предлагается фиксация речевого поведения молодежной группы, которая принята в повседневности - в конкретной социальной среде. Именно в лексике, на наш взгляд, отражается отношение молодого человека к жизни, его мотивации, потребности, ценности. Очевидна обусловленная связь молодежной лексики с жизненным опытом, с реконструкцией личной жизни. В фокусе повседневности - внутренний мир человека, его эмоционально-духовная жизнь, отношения с родными и близкими в семье и вне ее. Присутствие в лексике «неграмотных» оборотов речи, клише, жаргона свидетельствует об уровне образованности, статуса, культуры, интеллекта молодежи.

В России сейчас меняется не только экономический и социально-политический строй, но и повседневность.

Причем, изменения в повседневной культуре являются более радикальными и глубокими, чем в официальной культурной жизни: реклама, СМИ, новый дизайн, новые заимствованные слова, новые праздники и обычаи, социальное расслоение, массовое потребление, «вестернизированный» стиль поведения и т.п. Именно поэтому, при исследовании молодежной лексики в культуре повседневности можно получить объективные представления о тенденциях, которые формируются в новом российском пространстве.

В целом, культуру повседневности можно рассматривать как систему регулятивных оснований деятельности людей, которая воплощается в многообразных продуктах культурной практики; как часть социального пространства, которое представлено различными группировками людей и в котором осуществляется культурная деятельность по производству, распространению и потреблению ценностей культуры.

Принципиальное значение в монографии имеет также осознаваемое и постулируемое изменение социологического знания, которое связано с переносом акцентов на рядового человека и повседневную практику, воплощенную в разговорной речи. Наблюдается смещение изучения в культуре повседневности на носителя языка. В данном контексте человек рассматривается как личность, совершающая речевые поступки - речевые произношения, дискурсы как отражение значимых взаимоотношений членов социума в конкретной социокультурной ситуации.

В связи с этим, российский социолог и культуролог Л.Г.Иоиин к внешним свидетельствам культуры повседневности относит: усвоение поведенческого кода и символики одежды; выработку языковой компетенции. Язык рассматривается им как особый тип речи, который может сближать или разъединять людей в определенных социальных группах; понятие «компетенция» в данном случае синонимично понятию «знания». Таким образом, язык несет разграничивающую функцию, помещая человека в определенный социальный слой, давая ему и окружающему обществу ориентиры, очерчивая границы «Я», границы профессии, сферу его вмешательства, определяя смыслы субъекта, границы самоидентификации и самосознания человека.

Так, любое действие в повседневности основано на типизации, содержащейся в языке слов, языке жестов, знаках, символах. Язык навязывает человеку способы обобщения, осмысления реальности, предоставляя схемы типизаций, необходимых для большинства дел повседневной жизни.

В данном случае рассмотрение языка в контексте культуры повседневности позволяет выделять в структуре повседневности лингвистическое (языковое) пространство, которое представлено как естественным языком (знанием грамматики, синтаксиса), так и невербальным языком, который читается визуально: манерой общения, стилем одежды, то есть всеми компонентами образа жизни индивида. [124,с.63]

Естественный язык является в культуре повседневности основным средством общения и коммуникации людей, выделяясь необходимой мерой эмоциональной экспрессии, включенностью метафор, сравнений, напевности и жестовых интонаций в различных ситуациях общения.

При этом в сознании индивида формируется языковая картина мира, в которой четко представлены те участники действительности, которые являются наиболее значимыми для индивида.

Языковое (лингвистическое) пространство индивида нельзя назвать зеркальным отражением реально существующего мира, оно представляет собой динамичное образование, которое, во-первых, испытывает на себе влияние ситуации взаимодействия языков, во-вторых, языковое пространство попадает в зависимость от богатства индивидуального жизненного опыта индивида, коллективного сознания, ментальности.

В монографии в качестве одного из компонентов лингвистического пространства культуры повседневности выделяется язык молодежи как крупная социолингвистическая и социокультурная конгломерация в социально-стратификационном пространстве русского языка.

Особенность языка молодежи для его носителей заключается в том, что в нем, различными средствами лексики молодежь адаптируется к миру взрослых.

Как следствие этого, по мнению С. Эйзенштадта, новая лексика молодежи выполняет двойную функцию в культуре повседневности:

  • 1) функцию обособления молодежных групп. Используя англицизмы, молодежь вносит в речь определенный смысловой оттенок, который выделяет молодежь среди других профессиональных и социальных слоев;
  • 2) функцию приобщения молодежи к «миру взрослых», которая дает возможность проявить свою зрелость - в лидерстве, формах досуга, расширении сферы общения. [Цит. по 54,с.49]

В качестве иллюстрации можно привести исследования в Европе, проведенные с целью изучения влияния английского языка на отношения между поколениями. Французский социолог Крозье М. утверждает, что молодые французы ведут себя больше по-американски, чем американцы; а итальянцы начинают перенимать американскую систему воспитания детей, тем самым «отдаляя их от себя», лишая их чувства традиционных прав.

В монографическом исследовании особую роль играют англо- американские заимствования в культуре повседневности студенческой молодежи.

По нашему наблюдению, основанному на результатах социологических и культурологических исследований, современная студенческая молодежь ориентирована па сленговое общение, в котором пласт англоязычной лексики весьма значителен. Американский сленг становится атрибутом референтной молодежной группы, формирующей свои нормы и ценности.

Речь современной молодежи состоит из специфических комбинаций русских и английских слов и выражений, которые сигнализируют групповую возрастную солидарность, отражают оппозиционное отношение к ценностям мира взрослых. Сленг оказывается безальтернативным способом общения.

Среди основных источников англицизмов в речи молодежи можно назвать языки хиппи, музыкантов, наркоманов, а также язык компьютерных пользователей. Внедрению англицизмов в речь молодежи способствует поп- и рок-музыка на английском языке. Также молодежь осваивает англицизмы через телевидение.

Рассмотрим основные виды изменений культуры повседневности как результат проникновения англо-американской лексики в язык молодежи. Предварительно следует заметить, что культура повседневности для индивида воплощается в социальной практике (в частности, нас интересует аспект трудовой деятельности), значит, отражает отношение индивида к профессии, к труду в целом и взаимоотношениях друг с другом, бытовых межличностных коммуникациях, в которых речевые сообщения затрагивают эмоционально-чувственный аспект взаимодействия.

Лексика в данном случае определяет, насколько субъективный опыт одного индивида будет правильно истолкован другим индивидом.

Таким образом, изменения в культуре повседневности студенческой молодежи рассматриваются через :

- социальные трансформации - изменения в профессиональной культуре, переоценка таких понятий, как «карьера», «престижная профессия», «труд».

В 2014 году и ранее в 2004-2008 гг. под руководством рекрутинговых агентств АНКОР, Coleman Services, «Реалит», Russian Connection, «БЛМ-Консорт», «Мэнпауэр», «Метрополис», агентств из Пскова, Тулы, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Барнаула и других городов было проведено исследование, в котором изучался характер использования английской терминологии среди различных профессий,

а также влияние иностранных слов на повседневное общение на рабочем месте.

В качестве опрашиваемых выступали респонденты в возрасте от 18 до 30 лет. Опрос показал, что русские слова активно заменяются на английские слова даже в тех случаях, когда аналог английскому термину найти достаточно легко.

Гораздо сложнее оказалась ситуация со значением «заимствованных» терминов, как выяснилось, многим респондентам не совсем понятно было использование некоторых слов.

Мотивацию же употребления этих слов они объяснили необходимостью, модой, стремлением в профессиональной деятельности следовать «американскому» образу профессионала, англоязычная лексика служила средством приобщения к американской культуре.

Англо-американская лексика, по сути, является проявлением либо носителем американской культуры. Очевидные американские черты, не свойственные русскому этносу просматриваются и в отношении молодежи к труду, профессиональному самоопределению.

По данным социологического опроса молодежи, проведенного в 2016 году в г. Санкт-Петербурге по проблемам профессионального самоопределения молодежи, выяснилось, что 52,5% молодежи ориентированы на престижную, «денежную» профессию; на вопрос же, чем вы руководствовались в выборе профессии, большинство выбрали в качестве ответа заработок и протекцию.

• культурно-бытовые трансформации - русская американомапия, образованная в силу известных геополитических событий и проявившаяся в установке на западный образ жизни, на некую ассимиляцию с американской культурой и цивилизацией.

Одним из языковых следствий этого процесса является изменение точки зрения па англицизмы-американизмы: они воспринимаются уже не как «чужое», а как «свое» - не как варваризмы, экзотизмы, а как слова, подлежащие заимствованию и усвоению.

В сознании студенческой молодежи США ассоциируются с миром общественного порядка и экономического процветания; стандарты жизненного уровня американцев, их эстетические представления, манеры поведения и общения принимаются за образцы для подражания. Надо заметить, что последние глобальные изменения в Америке, происходящие в сфере экономики, международной политике и постулируемые политиками как построение многополярного мира, пока еще не находят прямого отражения в общественном сознании. США по- прежнему ассоциируются со страной благоденствия, демократии и свободы.

Другим социальным последствием молодежной лексики является обновленный «конфликт поколений».

Возникает проблема коммуникации между поколениями, принадлежащими разным временным «культурам». У большинства населения, особенно среднего и пожилого возраста, не владеющего английским языком или знающего его недостаточно хорошо, понимание современного языка молодого поколения вызывает значительные трудности.

Возникают проблемы во взаимопонимании людей разных возрастов, проявляющиеся, во-первых, в том, что молодежь оказывается внутренне не способной воспроизводить социальные отношения общества в «период быстрых перемен»; во-вторых, возникает недоверие одного поколения к другому.

В социологии такое явление называется межгенерационным отчуждением между поколением родителей и современной молодежью как результат проблем коммуникации, влияющих на изменение ценностного сознания.

Выделенные социальные и культурно-бытовые изменения культуры повседневности создают проблему идентичности (самоидентификации), проблему стилеобразования, стиля жизни индивида.

Связь языковых проявлений и идентичности подчеркивал Э.Сепир. Как сторонник культурно-языковой или психокультуриой интерпретации идентичности, ои полагал, что «подлинная культура» на уровне индивида может выражаться на одном, «родном» языке. Второй, приобретенный язык никогда не сможет обрести внутреннее эмоциональное богатство, которое передается через язык рождения и детства.[Цит. по 87, с.21]

Изменения идентичности, проявляющиеся в языке, могут рассматриваться как неестественные и навязанные, как влияние одной культуры на другую.

Очевидными критериями этнической идентичности в повседневной жизни становятся язык и акцент индивида. Проиллюстрируем опыт литовских социологов. Социологический опрос, проведенный в 2014 году в Литве, показал, что язык является наиболее существенным элементом идентичности, основным фактором самобытности культуры. Гипертрофированная лингвистическая чувствительность оказалась на современном этапе показателем повседневного этнического опознания как составляющая этнической группы.

Культурная самоидентификация студенческой молодежи, которая испытывает мощное влияние иноязычного лексикона как инструмента формирования духовного мира, культурных ценностей их носителей, осуществляется на основе их запросов, которые формируются с установкой не па творческую самореализацию, а на пассивное потребление образования, культуры, труда.

Таким образом, идентичность в контексте языка обладает статичностью в том отношении, что любое языковое изменение - это отражение неуверенности человека в принадлежности его к определенным группам, не позволяющая ему определить своё место в социальном пространстве. На рефлексивном уровне национального самосознания (уровне лексики) личность логически анализирует и делает выводы относительно своей принадлежности к культуре, нации. Данный уровень обладает рациональными и иррациональными чертами, ядром которого выступают национальные идеалы, ценности, проявляющиеся как установки, императивы и запреты, цели и проекты, выраженные в форме национальных представлений.

Изменения в языке, в частности, ситуация, когда индивид пользуется несколькими языками (ситуация взаимодействия), приводит к тому, что тысячи людей, живущие па своей исторической родине ощущают себя маргиналами, «чужими», изгоями.

Другая проблема - активный процесс стилеобразования, который характеризуется появлением новых стилей жизни у россиян, их стремлением идентифицировать себя с тем или иным стилем, связан с проникновением через язык (англицизмов-американизмов) элементов культуры Запада и Востока.

По данным ВЦИОМ(2014-2016гг.) в современной России идет процесс «имитации» новых стилей, когда возникают новые социальные страты, не сообщающиеся с демографическими, профессиональными, или экономическими категориями общества.

Новыми классификационными критериями становятся внешние признаки идентификации - поведение, одежда, лексика.

В результате новая лексика (смесь русского и английского языков), изменения в одежде, манере общаться приводят к тому, что культурные представления и традиции, господствующие в чужом для нас западном мире, становятся устойчивыми признаками культуры российской повседневности студенческой молодежи.

Этот механизм трансляции культуры через лексику можно обозначить термином культурная коннотация. Филолог Волошин Ю.К., исследователь проблем изменения культуры через язык, интерпретирует термин «культурная коннотация» как эмоциональное отношение человека к миру; как механизм передачи культурных смыслов внутри языкового коллектива, который выражается в оценке этим коллективом посредством языка факта или предмета действительности.[124,с.39]

Изменения в культуре повседневности студенческой молодежи определяются многими социальными факторами: политикой, экономикой, торговлей, войнами.

Социокультурный слой этих факторов, то есть социокультурные структуры, лежат в основе структур языковых, поэтому, изучая характер языковых изменений - сфер употребления, каналов, по которым новые слова проникают в повседневную жизнь, можно легко выделить проблемные зоны в культуре повседневности, которые максимально подвержены изменениям.

Проникновение англицизмов («англицизм», то есть слово, заимствованное из английского языка, независимо от страны происхождения Англии или Америки; синоним «американизм») в повседневность русского человека первоначально было связано с активными торговыми, политическими, общественными и спортивными контактами в XVI веке. Начиная с Петровской эпохи (1696-1725), наблюдается всплеск англоязычных употреблений в политике и в быту (для обозначения блюд, напитков, одежды). В конце XVIII - начале и середине XIX века процесс проникновения англицизмов в русскую речь ускорился, что было связано с геополитическим фактором - повышением престижа Англии. Современный этап взаимодействия языков начинается с политическими изменениями в России и доступом к мировой, а также массовой культуре, активными межкультурными коммуникациями, возросшим значением американской и европейской культур.

Таким образом, изменения культуры повседневности с начала XVI века сопровождались параллельными изменениями в языке, которые были вызваны активными взаимодействиями русского и английского языков. В качестве социальных причин можно назвать стремление подражать политическому и военному могуществу Британии, а затем Америке.

Как следствие, произошли изменения русской (российской) культуры повседневности студенческой молодежи, когда связь между культурными традициями опосредовалась через язык. Изменения носили естественный характер.

В основном исследователи называют следующие общие причины заимствования иноязычной лексики:

  • - исторические контакты народов и наличие определенного рода двуязычия (джемпер, коктейль);
  • - новаторство нации в какой-либо определенной сфере деятельности (например, американизмы, пришедшие из страны, ставшей родиной Интернета: веб, чат, Интернет);
  • - потребность в наименовании (новой вещи, нового явления).

Как известно, в языке закрепляются прежде всего те слова, которые называют какие-либо новые, достаточно распространенные явления: компьютер, джакузи, холдинг, памперс, тостер, ксерокс, сканер.

-социально- психологические причины и факторы заимствования: восприятие коллективом говорящих или его частью - иноязычного слова как более престижного (по сравнению с исконным), «ученого», «красиво звучащего».

На современном этапе предпосылками англоязычного заимствования также являются:

- воздействие на российское общество западной культуры, которое в социологии называют процессом «вестернизации», «америказни- зации», и отличительными чертами которых выступают: рационализация, стандартизация и контроль, и гибридизация человеческой жизни.

Основными направлениями, на которых наиболее активно проявляется воздействие этого процесса, являются массовая культура, экономическая и профессиональная деятельность, политика и информация.

Что касается массовой культуры, то здесь «американизации» активно содействуют СМИ (в особенности жанр рекламы), ориентированные, в основном, на молодежь.

  • - общее снижение уровня духовности российского общества;
  • - появление новых форм деятельности (толлинг - «операции по взиманию пошлин», инжиниринг - «форма услуг па коммерческой основе в сфере пауки и техники», софтмейкер - «торговый агент, осуществляющий сбыт закупленных у производителя товаров», бартеризация - «широкое применение натурального безденежного товарообмена» и др.).

Причинами того, что в сфере профессиональной деятельности влияние западной терминологии за последние годы также заметно усилилось, являются повышенное внимание работников этой сферы к западным методам ведения деловых операций, а также появление в России большого количества различного рода учебных центров, факультетов и институтов, имеющих прозападную ориентацию в научно- методической сфере своей деятельности;

  • - криминогенная обстановка в социуме (киллерство - «заказное убийство», фрикер - «взломщик телефонов-автоматов», наркодилер - «агент по нелегальной продаже наркотиков» и др.);
  • - социальная престижность английского языка.

Владение английским языком на обыденном уровне «автоматически» классифицирует человека как образованного, интеллектуального, грамотного, обеспеченного, современного и в целом успешного. Владение иностранным языком па профессиональном уровне в среде студенческой молодежи ассоциируется с высшей квалификацией трудовой и интеллектуальной деятельности.

Следовательно, современный этап трансформации культуры повседневности студенческой молодежи можно охарактеризовать как процесс, обусловленный, прежде всего внутренними переменами, которые происходят в русской культуре. Изменения в мышлении, образе жизни, духовности русского человека стали своего рода питательной средой, в которой язык, испытывая на себе целенаправленное влияние массовой американской культуры, активно формирует носителей языка, проникая в менталитет, убивая национальный колорит чувств и эмоций, устойчивые и национальные привычки и традиции культуры.

Действительно, главным фактором, позволившим «мифу об Америке» звучать в унисон с основными характеристиками «языкового бума» в России, стала тенденция к упрощению социальной жизни. Америка в этой связи предстала как «идеальная страна простоты», которая в сочетании с «американским успехом» повысила привлекательность «образа Америки» в упрощенной картине мира российского человека.

Америка вошла в массовое общественное сознание в первую очередь своей потребительской, а не трудовой стороной, предстала как цивилизация досуга. При этом наиболее «американизированными» оказались в этой связи культурные слои общества, не сохранившие (не сформировавшие) иммунитет против примитивизации социальной жизни.

Прежде всего, это социальная группа студенческой молодежи. Употребление англо-американизмов считается модным, и «продвинутая» студенческая молодежь, выражая свои мысли, все чаще заменяет русские слова английскими. То есть происходит проникновение англо- американизмов в речь, а затем спустя некоторое время и в язык. «Модные слова» относятся не только к сфере моды - языковую моду диктует конъюнктура власти.

Это современные слова, которые являются знаком осведомленности в сферах, которые необходимы человеку высокого статуса, используя «престижные» американские выражения, студенческая молодежь заявляет о своей принадлежности к престижным слоям в обществе.

Культурные представления и традиции интеркультуры, которые транслируются через лексику и приводят к изменениям в культуре повседневности, были обозначены в работе термином «культурная коннотация» (Ю.К.Волошин). Чтобы представить себе, каким образом этот механизм осуществляется, необходимо выделить каналы, по которым активно происходят процесс языкового заимствования.

Выделим два механизма «загрязнения» языка студенческой молодежи англо-американской лексикой: внешний и внутренний. Внешний механизм заключается в том, что эмигранты, приехав в новую страну, заменяют до 30% слов в своей повседневной речи словами, вроде «тикетов», «соушл секыорити» и прочих.

Такое загрязнение на 99,9% остается внутри этой социальной субгруппы и поэтому для глобальных языковых изменений российского общества угрозы представляет мало.

Внутренний механизм состоит в том, что слова заимствуются из других языков в страну, где «получателем» является молодежь (как наиболее «восприимчивая» возрастная группа). Выделяются три капала, по которым происходит проникновение англо-американской лексики в язык студенческой молодежи:

- профессиональная среда - заимствуются профессиональные термины. Индивид наряду с личной обладает «деловой» языковой компетенцией (профессиональной, социальной), когда он на время отказывается от своей индивидуальности и действует согласно предписаниям внутри профессиональной группы, разделяя групповые ценности, индивид активно использует ту лексику, которая принята в данном «сообществе».

Социальная языковая компетенция проявляется в том, что индивид действует относительно своего статуса, любые языковые проявления являются своего рода «маркером», «сильным индикатором» социальной мобильности в виде гиперкорректного узуса тех, кто стремится примкнуть к референтным группам более высокого статуса и наоборот не принимать некую экономическую преуспевающую группу.

Надо отметить, что мотивация использования американизмов молодежью в профессиональной среде объясняется положениями «теории человеческих потребностей» А. Маслоу, который выделяет в качестве необходимого элемента существования индивида потребность в признании, уважении. Согласно модели аккультурации Д. Эктона и А. Уолкера, современная молодежь по своему использованию иностранной лексики может быть отнесена к типу «выживающего», так как посредством языковых кодов стремится получить признание и оценку в группе.

Лексика (в том числе англо-американская) используется функционально, то есть целенаправленно для выполнения определенного вида деятельности.

- СМИ (пресса, телевидение). Исследования показывают прямую связь между современным разговорным языком и тем языком, который используют средства массовой информации. В языке СМИ среди основных черт можно выделить экспансию некодифицирован- ных сфер языка: просторечия, жаргона, арго, вульгаризмов, обесцененной лексики и большое число заимствований, преимущественно американизмов («американизация» языка). Сравнительный анализ социокультурных контекстов, в которых встречаются заимствования, жаргонизмы позволяет сделать вывод не только о смене стратегий речевого поведения, по и снижения уровня общей культуры и культуры речи как составляющей общей культуры.

Медиакультура как область культуры, связанная с трансляцией динамических образов, получивших широкое распространение современными техническими способами записи и передачи изображения и звука (кино, телевидение, видео, мультимедиа), выполняет важнейшую функцию социализации личности и формирования общественного сознания.

Молодежное сознание, обладая пластичностью, податливостью, восприимчивостью, неустойчивостью, сталкивается с различного рода текстами (аудиальными, визуальными, аудиовизуальными), «наполненными» американизмами, которые завладевают сознанием потребителей информации, захватывая все общество в «медиаупаковку», внутри которой хранятся культурные схемы и ценности иной западной культуры.

Как следствие этого - изменения в менталитете русскоговоря- щих людей. Как правило, прежде чем перейти в общеупотребительную лексику, они проходят сленговую адаптацию отдельных групп, в разной степени оформляясь средствами русского языка.

- средства коммуникации через Интернет. Использование англо -американизмов в Интернете молодежью - дань моде. Модные слова в коммуникации выполняют такую же функцию, как и мода одежды, прическа, манеры, модные предметы обихода.

Молодежный сленг живет в среднем пять лет. Затем слова адаптируются, и на смену им приходят другие в тех же значениях. Сетевые термины постепенно переносятся па предметы и действия повседневной жизни.

Многие исследователи компьютерного общения отмечают, что электронные средства связи оказывают «тормозящий» эффект па людей. Лишенные непосредственного общения и языка жестов, с помощью которых люди выражают свои эмоции, они обычно забывают все об участниках общения, кроме логически и вербально выраженной информации. У этого явления есть две стороны.

С одной стороны, в результате возникает более «честное», открытое общение, не скованное иерархическими барьерами и условностями. С другой стороны, это вызывает деперсонализацию общения и провоцирует грубость.

Русский компьютерный жаргон в целом подчиняется тем же тенденциям развития, что и другие национальные компьютерные подъязыки: он сейчас находится под сильным влиянием английского, но в нем есть черты, в которых являет себе обязательность законов русской грамматики и словообразования, русской картины мира и русского менталитета.

Грамматическая языковая игра (русского с английским) в компьютерном сленге осуществляется намеренно, а не от незнания грамматических правил. Российские носители компьютерного жаргона обычно прекрасно представляют себе, что они делают, искажая язык и манипулируя словообразовательными моделями. Сознательно игнорируя правила, они провозглашают принцип «грамматической креативности». Принцип этот предполагает произвести впечатление, позабавить и развлечь и себя, и других участников процесса коммуникации. Причем, как они сами утверждают, - не с целью затемнения смысла, кодирования информации для непосвященных, или тем более по неграмотности.

Таким образом, англо-американская лексика как фактор влияния в культуре студенческой молодежи проявляется, во-первых, в сфере труда, профессиональной деятельности, когда языковая личность, выполняя предписания профессиональной компетенции, вынуждена использовать в своей речи иноязычную лексику. В данном случае английский язык можно интерпретировать как маркер социальной престижности, мобильности, экономической благосостоятелыюсти.

Во-вторых, в сфере межличностной коммуникации, когда иностранный язык становится причиной нарушения преемственности между поколением молодых и поколением людей более старшего возраста, которое не использует (а значит, и не понимает) английский язык в своей повседневной речи.

Активное проникновение в массовую культуру через англо- американскую лексику мировоззрения западной культуры, приводит к изменениям ментальности русской культуры, что создает предпосылки появления новых черт в русском национальном характере. В результате студенческая молодежь, как наиболее восприимчивая группа, проявляет в своем поведении типично американские черты: эгоизм, индивидуализм, ориентацию не на творческую самореализацию, а пассивное потребление образования, культуры труда.

Наконец, проникновение английского языка через Интернет- общение заставляет задуматься об изменении отношения человека к самому себе. Индивид все чаще отдает предпочтение общению через компьютер, что говорит о деперсонализации сферы общения, когда в принципе не имеет значения кто твой собеседник. Важнейшим навыком языковой личности в Интернет - пространстве становится умение прочитать иноязычный текст. Тем самым, иноязычная лексика позволяет использовать информационно-коммуникационные технологии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >