Об «отмывании» преступных доходов и борьбе с ним.

В век глобализации организованная преступность проникла и в международную финансовую систему. Интернационализация преступности происходит вместе с формированием международных финансовых сетей, систем международных расчетов; увеличением масштабов миграции; образованием многонациональных мегаполисов; установлением прозрачных границ; неравномерным распределением ресурсов внутри стран и между странами и т.п. В результате образуются «транснациональные криминальные корпорации», которые стремятся скрыть свою деятельность и легализовать доходы, полученные неправомерным путем. Примерами «транснациональных криминальных корпораций» из прошлого и настоящего разных стран можно считать итальянскую мафию, американскую «Коза Ностру», колумбийские наркокартели, японскую «Якудзу», китайские триады, преступные организации Нигерии, афганских производителей наркотического сырья и др.

Финансовые средства, находящиеся под контролем отдельных преступных сообществ, сопоставимы с ВВП некоторых стран. Объемы реализуемой такими сообществами продукции, в частности наркотиков, несут угрозу глобальной деградации человечества. По некоторым оценкам через процедуры отмывания проходит до двух третей всех преступных доходов; одна треть размещается на международном финансовом рынке, другая — инвестируется в легальные предприятия. Финансовые ресурсы, полученные преступными сообществами, используются для проникновения в легальную экономику и во власть, что сказывается на безопасности государств, отрицательно влияет на межгосударственные отношения, ведет к росту терроризма в мире. Отмываются «грязные деньги», полученные от торговли наркотиками, от незаконной торговли оружием, людьми, террористической деятельности, а также доходы от других преступлений, в частности коррупционных. Вот почему противодействие легализации преступных доходов смыкается с такими сферами, как борьба с распространением оружия массового поражения, с уклонением от уплаты налогов, с терроризмом и коррупцией. Любая преступная деятельность требует финансирования, соответственно, поиск и устранение источников такого финансирования — одна из важнейших задач мирового сообщества, которая решается в том числе и через механизм противодействия отмыванию доходов.

Соприкасаться с «грязными деньгами» могут различные финансовые и нефинансовые организации: банки, страховые компании, инвестиционные фирмы, агентства недвижимости, юристы, аудиторы, которые зачастую не имеют представления об источниках денег.

Термин «отмывание денег» (money laundering) находится в международно-правовом употреблении с 80-х гг. XX в. Он обозначает процесс преобразования нелегально полученных денег в легальные. При этом различается страна, в которой получен преступный доход, и страна, где доход легализуется. Одним из первых многосторонних договоров на этом направлении стала Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. В Конвенции содержатся, в частности, положения, касающиеся отмывания доходов от оборота указанных средств (веществ) (ст. 3 и др.).

На региональном уровне вопросы легализации преступных доходов решались в рамках, например, Совета Европы. В 1990 году была принята Конвенция Совета Европы (№ 141, Страсбург) «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности». Россия участвует в Конвенции.

Отмывание доходов может проявляться, в частности, в следующих действиях: открытие счетов в банках на подставных лиц и проведение операций по таким счетам, покупка и продажа ценных бумаг (акций, облигаций) на «грязные деньги», перевод средств в нерезидентские (офшорные) зоны или другие страны с мягким налоговым режимом и режимом финансового контроля, приобретение и последующая продажа недвижимости и др.

Предметом правонарушения, связанного с отмыванием денег, являются доходы от преступной деятельности, которые могут заключаться в любых материальных ценностях (Конвенция Совета Европы). В качестве субъекта правонарушения, связанного с отмыванием, признается лицо, умышленно легализующее свои или чужие денежные средства. Вопрос об ответственности лица, совершившего основное преступление и осуществляющего легализацию полученных средств, отнесен Конвенцией на усмотрение государств (ст. 6). В компетенции государств оставлен также вопрос о признании уголовным преступлением действий по отмыванию денег, совершенных по неосторожности.

Большую роль в международной борьбе с легализацией преступных доходов играют международные организации Интерпол и Европол. В структуре Секретариата Интерпола создана международная информационная сеть по борьбе с отмыванием денег (1MOL1N). К компетенции Европола относятся, в частности, следующие преступления: отмывание денег, изготовление фальшивых денег, чеков, других ценных бумаг, вымогательство, незаконная торговля произведениями искусства, мошенничество в сфере инвестиций, компьютерные преступления идр. Интересно, что при разработке статуса Европола предлагалось наделить организацию правом проводить собственные оперативные расследования отдельных видов преступлений, затрагивающих финансовые интересы ЕС.

Международное сотрудничество в борьбе с легализацией преступных доходов осуществляется путем обмена информацией, оказания помощи в выявлении криминальных коммерческих структур, проведения совместных операций, ареста имущества и т.п. Однако такое сотрудничество не ограничивается взаимодействием органов уголовной юстиции. Самый большой объем международно-правовых норм и рекомендаций международных организаций касается создания административных механизмов противодействия отмыванию в каждом государстве. Составляющие такого механизма состоят в следующем:

  • 1) банки и иные финансовые учреждения обязаны идентифицировать своих клиентов, выяснить владельцев и так называемых бенефициаров компаний, открывающих счета и проводящих финансовые операции; соответственно, исключается открытие анонимных счетов; процедура идентификации получила название KYC (от английского know your client — «знай своего клиента»);
  • 2) при проведении финансовых операций профессиональные участники рынка обязаны выявить существо операции, убедиться в ее законности, при наличии сомнений вправе отказать в проведении платежа или сделки или даже «заморозить» активы клиента;
  • 3) финансовые учреждения обязаны создать специализированные подразделения в своей структуре, отвечающие за противодействие отмыванию; сотрудники таких подразделений, проверяющие соответствие деятельности законодательству о противодействии отмывания в международной практике именуются compliance officers;
  • 4) в каждом государстве должен быть создан орган исполнительной власти, осуществляющий функции по противодействию легализации доходов и координирующий деятельность других органов; такие органы называют подразделениями финансовой разведки (financial intelligence unit).

Очевидно, что борьба с отмыванием доходов выделилась сегодня в отдельную сферу международного сотрудничества. В данной сфере существует развитая система международно-правовых актов, уже более 25 лет действует специализированный международный орган — Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ — см. ниже) — издающий рекомендации, которые имплементированы практически всеми государствами в мире. Процесс имплементации контролируется как в рамках самой Группы, так и в рамках МВФ, Всемирного банка, ООН и Совета по финансовой стабильности. Необходимость соблюдения рекомендаций ФАТФ была специально обозначена в резолюции СБ ООН, что подчеркивает их важность для мировой финансовой системы и не позволяет оценивать их сегодня исключительно как акт «мягкого права». Все это приводит к выводу о формировании в рамках международного финансового права и международного уголовного права особого правового института — института противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма. В международной практике этот институт передается аббревиатурой AML/CFT, в российской — ПОД/ФТ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >