Парадигмы взаимосвязи мировой политики и экономики в современном мире

Парадигма любой общественной науки и, в частности, международных отношений в практике реализации потенциальных возможностей мировой политики во взаимосвязи с процессами экономического развития основывается на представлениях о реальности. Их формируют специалисты, наделенные знаниями и практическим опытом. Но и сами представления оказывают определяющее влияние на то, что в данной отрасли знания считается реальностью, точнее, что подразумевают под реальностью люди, принимающие участие в реализации имеющихся достижений науки и практики.

Представления о реальности, существующие в рамках данной дисциплины, определяют ее содержание. Они определяют то, что данная дисциплина считает «фактами», и то, как данная дисциплина трактует самое себя. К тому же представления о реальности в значительной степени определяют то, на что данная дисциплина обращает внимание, а что игнорирует или отвергает как «досадные исключения». Для общественной науки, каковой являются международные отношения, представления о действительности гораздо важнее, чем для естественных наук, так как они имеют дело с поведением человека и общественных институтов.

Международным отношениям по сравнению с другими видами общественных отношений свойственна одна характерная черта — их ядром являются политические взаимодействия. Они позволяют, прежде всего, создать условия для эффективного использования высоких технологий, а также регулирования процессов глобализации — растущей взаимозависимости производства и обмена всех стран, экономической интеграции целых регионов и даже континентов.

Политические взаимодействия движимы чувством полезного и направлены к утилитарной цели. Поэтому само политическое действие не может быть ни моральным, ни аморальным. Мотив неприятия такой теории, возможно, заключен в последнем положении — вольной или невольной подмене понятия полезного понятием эгоистического. Ошибочная замена, с одной стороны, перечеркивает отличительный характер политики, не сводимой к морали, с другой стороны, она же препятствует серьезному пониманию политики. Не умея справиться с живой реальностью, политику в настоящее время стали трактовать как неизбежное зло, как то, что более или менее аморально. Тем самым сформировался дуализм действия политического и действия аморального. Следствием стало вульгарное представление о том, что политика — печальная необходимость.

С другой стороны, цепочка нелогичных сентенций уверяет, что иногда, чтобы послужить благу, нужно сделать зло, что моральная цель оправдывает аморальные средства, что есть частная мораль и совсем другое дело — общественная мораль. Невозможно, дескать, заниматься политикой и не запачкать при этом руки, что даже в интересах государства некоторые преступления и небрежение верой оправданы. На самом деле это нелогично, ибо наше человеческое сознание вопиет: во имя чего позволительны разрушение веры и потакание преступлениям? Как может быть одна мораль у себя дома и другая — на площади? Можно ли ценой порока достичь какого-то блага, словно добро и зло — товары для обмена? Разве не очевидно, что руки всегда должны быть чистыми, что качество средств и качество цели не должны контрастировать? Еще хуже, чем просто нелогичные суждения, непристойности, даже когда их вкладывают в уста таких людей, как прусский король Фридрих. Иногда они испытывают невольный страх перед действиями, рационально вполне необходимыми, но все же невписывающимися в проповедуемые доктрины.

Результатом политического взаимодействия является формирование и реализация мировой политики. Мировая политика — это организационная и регулятивно-контрольная сфера, как национального, так и мирового сообщества, основная в системе других таких же сфер: экономической, идеологической, правовой, культурной, религиозной. Это, как правило, есть сфера властных отношений, так как власть является первоосновой, сутью политических отношений, важнейшим качеством политики. Только на этой основе можно выделить политику, политические отношения из всей совокупности общественных отношений.

Мировая политика выступает и как организационная и регулятивно-контрольная сфера мирового сообщества, что обусловлено такими ее свойствами, как универсальность, всеохватывающий характер, включенность во все сферы. Мировая политика детерминирована экономическими, культурными факторами, непосредственно зависит от социальной структуры общества, уровня социального расслоения. С другой стороны, мировая политика способна воздействовать на эти сферы, проникать в них. Это связано с двумя аспектами политики:

  • а) хотя политика собственно не направлена на создание материальных и духовных ценностей (они создаются в других сферах), но политика призвана обеспечить условия, при которых создание и присвоение ценностей отвечало бы интересам тех или иных социальных групп и человеческих сообществ в рамках государственных структур и интеграционных объединений. Эта особенность политики отражена в широко представленных определениях власти как инструмента распределения ценностей в обществе;
  • б) политика присутствует во всех общественных сферах национального и мирового уровня в силу присущей ей регулирующей функции. На рационализацию отношений между людьми в этих сферах,

а также более рациональное использование общественных ценностей направлены такие виды государственной политики, реализующие национальные интересы стран в международной деятельности, как экономическая, военная, научно-техническая, социальная, культурная, экологическая и др.

Структурно мировая политика представлена внешнеполитической деятельностью национальных государств, составляющих живую ткань международных отношений и связей; политическими акциями региональных межгосударственных и общественных структур, группировок, союзов и других объединений такого рода; деятельностью на глобальном уровне ООН и других организаций и учреждений, уполномоченных на то государствами и народами.

Мировая политика всегда имела и имеет свою экономическую составляющую. Роль этой последней лишь возрастает по мере увеличения открытости народного хозяйства отдельных стран вовне, углубления международного разделения труда и других проявлений процесса глобализации, а также по мере отхода от силовых, в том числе военных способов разрешения противоречий между государствами и защиты их интересов. Именно поэтому их взаимодействие играет решающую роль в развитии любого общества.

Экономика — исторически определенная совокупность общественно-производственных отношений. Определяющим элементом экономики являются отношения собственности на средства производства и зависящие от них положение и отношения людей в процессе производства, их взаимный обмен деятельностью, отношения распределения. Под экономикой подразумевается также совокупность отраслей народного хозяйства — это единый народно-хозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена. Другими словами, экономика, экономическая деятельность есть сфера материального самообеспечения человеком и обществом своего существования, жизни. «Всякая экономическая жизнь, по оценке Освальда Шпенглера[1], есть выражение душевной жизни».

В свою очередь, экономическая политика — это система экономических мероприятий государства; совокупность целей, средств, задач, мероприятий по направленному воздействию на развитие экономики. Экономическая политика является решающим средством поддержки политического курса страны.

Экономическая политика — решение политическими средствами проблем экономики: производства и обмена. Это обусловлено, прежде всего, переходом многих стран к постиндустриальному производству, глобализацией и изменением структуры мирового хозяйства, мощной волной индустриализации и разрушением доиндустриальных производств.

Экономическая постановка вопроса — как производятся и распределяются материальные блага — затрагивает основы жизненных отношений. И здесь вопросы и ответы на них по-разному оцениваются людьми, классами, социальными группами, поскольку затрагиваются их жизненные интересы. Проблема взаимосвязи политики и экономики наиболее полное свое содержание раскрывает в понятии «экономическая политика».

Политические решения потребовались, прежде всего, для создания условий эффективного использования высоких технологий, а также регулирования глобализации — растущей взаимозависимости производства и обмена всех стран, экономической интеграции целых регионов и даже континентов.

Без политических решений было бы невозможно изменить структуру собственности, соотношение и взаимодействие ее различных форм — частной, кооперативной, муниципальной, государственной, транснациональной. Процессы и явления, происходящие в макроэкономике, решения и действия, влияющие на них, имеют прямые политические последствия. Политические деятели и политические движения заинтересованы в том, чтобы дать экономическое объяснение своей политики и оснастить ее «научной» аргументацией. Так, по мнению известного уче- ного-международника, директора Института США и Канады С.М. Рогова, «экономическая помощь имеет и политические последствия»[2]. Это четко осознавалось американскими лидерами в прошлом, так и широко применяется в настоящем: еще 13 марта 1943 г. Гарриман отмечал, что «доллары являются одним из наиболее эффективных орудий в нашем распоряжении для воздействия на европейские политические события».

Политика глубоко опосредована экономической сферой, экономическими отношениями и экономическими интересами общества. В свою очередь, воздействие политики на экономическую жизнь общества существенно и многогранно. Необходимость и возможность этого воздействия неуклонно возрастает, поскольку увеличиваются масштабы самой экономической сферы, усложняется ее структура и углубляются экономические взаимоотношения в обществе и между странами.

Известно, что экономика, существующая в пределах государственных границ, составляет «естественную экологическую среду» предпринимательства и менеджмента. Но в условиях процесса глобализации сфера предпринимательской среды приобрела международный характер (международное производство), а управленческие технологии приобрели новые качественные параметры, опосредованные стратегическим уровнем принятия решений на мировых рынках акторами международной экономической деятельности.

Данное положение не исключает, а, наоборот, подтверждает актуальность и важность позиции К. Маркса, который утверждал, что все мысли и идеи должны были быть объяснены при помощи сведения их к стоящей за ними сущностной реальности, т.е. экономическим условиям[3]. Поэтому нет никакого сомнения, что все социальные последствия развития общества могут выиграть, если они проводятся под углом зрения их координации с экономическими условиями развития общества. В то же время анализируя вопрос о взаимосвязи экономики и политики К. Поппер в своей книге «Открытое общество и его враги» приходит к выводу прямо противоположному концепции К. Маркса. Согласно позиции К. Поппера, политическая власть имеет фундаментальный характер, она может контролировать экономическую мощь. Благодаря ей можно разработать программу защиты экономически слабых, создать законы, ограничивающие эксплуатацию, застраховать рабочих на случай потери трудоспособности, безработицы и старости и т.д. Другими словами, политическая власть служит ключом к экономической защите, она и присущие ей способы контроля — самое главное в жизни общества[4].

Не вызывает сомнения, что в международной деятельности имеется политический и экономический способ пребывания «в форме» для истории. Они перекрывают друг друга, поддерживают и друг с другом борются, однако политический момент, безусловно, первый, подчеркивает О. Шпенглер[5]. Жизнь желает сохраняться и настаивать на своем или, скорее, она желает усиливаться, чтобы настоять на своем. Потоки существования пребывают в экономической форме лишь для себя самих, в политической же — для их соотношения с другими.

Между тем экономическое и политическое мышление при величайшем совпадении между ними по форме коренным образом различаются по направлению, а тем самым и во всех тактических частностях.

Причем исследование взаимосвязи экономики и политики имеет в большей степени социальный характер. Вся история развития человеческого общества свидетельствует о том, что вопрос об этической составляющей экономической и политической жизни — это не только проблема отдельной личности, ее идеалов и ценностей, но и проблема каждого народа и всего человечества, это в значительной степени нравственный императив.

Нравственные нормы должны определять экономическое поведение субъектов любого вида общественной деятельности, содержание политических решений на любом уровне управления. Экономика и политика признаются важной частью жизнедеятельности человека и общества, но цели экономики и политики ценны не сами по себе, а настолько, насколько они способствуют моральному развитию. Решение проблемы взаимосвязи экономики и политики постулирует приоритет нравственных ценностей над экономическими и политическими интересами. Нравственность в экономике и нравственность в политике признаются равнозначными сферами, которые одинаково важны для индивида и общества, они настолько тесно переплетены, что невозможно выделить главное и подчиненное.

Согласованное единство экономики и политики, их взаимное влияние друг на друга, равнозначность нравственных ценностей в реализации экономических и политических интересов на личностном и общественном уровне проявляется в следовании срединным путем на пересечении нравственных норм в достижении экономических и политических целей. На социальном уровне этот подход реализуется в построении этически ориентированной экономической и политической системы, это также означает, что и в обществе, и в мироощущении личности не происходит разграничения этических, экономических и политических ценностей, они сосуществуют в единстве.

В современных условиях политические решения экономически развитых государств, напротив, создают противоречивую экономическую среду для акторов экономической деятельности, в которой они руководствуются принципом рациональности, сравнивая предельные выгоды и предельные издержки. Нравственным становится то, что способствует достижению экономических и долгосрочных политических целей и при этом является разумным. Моральные законы понимаются как выгодное средство для сохранения мира между людьми. При этом нравственность ценна настолько, насколько она полезна.

Модель, ставящая на первое место экономическую рациональность, базируется на теории разумного эгоизма. На социальном уровне это означает построение экономической системы, дающей свободу действовать, исходя из собственных интересов (по мнению мыслителей современности, это капитализм). На личностном уровне подход выражается в принципе индивидуализма, в соответствии с которым индивид выстраивает свое экономическое поведение, основываясь на личных интересах, в расчете на собственную выгоду. Другими словами, неу- странимость корысти в мотивах морального поступка или первичность экономического или политического интереса[6].

Такое понимание взаимосвязи экономики и нравственности лежит в основе взглядов В. Парето, Г. Беккера, М. Фридмана, А. Рэнда. В этом случае субъекты стремятся легализовать приоритет экономики или политики, обнаружить скрытый интерес бескорыстия и самопожертвования в экономическом и политическом поведении.

В конечном счете принципиальная непреодолимость конфликта взаимодействия экономики и политики с точки зрения их приоритета в реализации своих моральных, нравственных принципов очевидна. Реалии современного общественного развития демонстрируют торжество, первичность экономического интереса, направленного на получение политического выигрыша в достижении поставленных целей государств, имеющих экономическое доминирование в мире, и в значительной мере принципиальную непреодолимость конфликта взаимодействия морали и нравственности с экономическим и политическим поведением субъектов.

В условиях расширения сферы воздействия международных отношений на обеспечение устойчивого экономического развития мирового хозяйства усиливается системообразующая роль в мировом пространстве фундаментальных экономических процессов. И ранее экономика оказывала определенное влияние на систему мирополитических отношений. Однако главную роль играли традиционные геополитические отношения. В настоящее время сам характер мирового лидерства определяется местом лидера в мировой экономике. Экономический фактор как никогда играет важную роль в структуре отношений между регионами, международными акторами, странами центра и периферии мировой системы. Это проявляется в целом ряде событий и тенденций.

Во-первых, после Второй мировой войны на мировую арену вышли такие относительно новые по сравнению с государствами акторы, как глобальные экономические организации, транснациональные корпорации и банки, занявшие важное место в международных отношениях, в том числе в сфере властных отношений.

Во-вторых, меняются приоритетные цели политики государств на международной арене по сравнению с прошлыми историческими периодами. При сохранении значимости борьбы за территорию и сферы влияния набирает силу стремление к более выгодному приложению капитала и доступу к источникам сырья. Появляются такие понятия, как экономическая и энергетическая безопасность.

В-третьих, впервые за многовековую историю государственно-цен- тричной международной системы государственный суверенитет начал подвергаться коррозии, что в наиболее очевидной форме проявилось в относительной утрате государствами способности контролировать экономические процессы на своей территории. Часть государственных функций передается «наверх», в ведение международных организаций, часть оказывается под влиянием стихийных глобальных или региональных экономических процессов.

В-четвертых, с 1970-х гг. в мире появился качественно новый фактор силы — нефть, а в перспективе такую же функцию могут выполнять другие полезные ископаемые. «Нефтяное оружие» впервые применили ближневосточные страны ОПЕК в 1973 г. в отношении стран Запада. В современных международных отношениях подобные акции не исключены в условиях нестабильности ближневосточного региона и Центральной Азии.

В-пятых, функции неформального регулирующего центра системы международных отношений все в большей степени аккумулирует «Большая семерка» и «Двадцатка» как объединение преимущественно наиболее развитых и развивающихся государств мира, в то время как ООН, ПАСЕ и международные финансово-экономические институты оказываются неспособными дать ответ на многие современные вызовы и нуждаются в серьезном реформировании.

В-шестых, ведущую роль играет европейская экономическая интеграция, качественно изменившая межгосударственные отношения в Западной и Восточной Европе после многовекового периода беспрестанных войн и «кошмара коалиций» (Бисмарк). Процессы экономической интеграции развиваются и в других регионах мира, среди наиболее важных - НАФТА, АСЕАН, МЕРКОСУР, БРИКС, ШОС и др„ которые сравнивают по влиянию на мировую политику с Советом Безопасности, Генеральной Ассамблеей ООН, региональными политическими организациями, военными союзами, а нередко они и превосходят их. На мировой арене все более усиливаются позиции государств азиатско-тихоокеанского региона.

В-седьмых, среди системообразующих факторов мирового порядка несравненно большую роль, чем в прошлые века, играют мировые экономические тенденции — экономическая глобализация и формирование постиндустриальной цивилизации, которые объективно делят мир на преуспевающий центр и отсталую периферию.

Изучение взаимосвязи политики и экономики на мировой арене как относительно самостоятельное направление международных исследований начинается в 1970-е гг. в Соединенных Штатах Америки. К настоящему времени в этом секторе американской научной литературы накоплен солидный опыт, значительно превосходящий российский. Первыми работами, показывающими неразрывность международной политики и экономики в принципе и особенно в новых условиях взаимозависимости и глобализирующегося мира, были исследования С. Стрэндж, Р. Кохейна и Дж. Ная, Ч. Киндлбергера, Р. Купера и ряда других авторов. Большую роль сыграли книги Р. Гилпина, в частности, его «Политическая экономия международных отношений»; работа

Т. Лейрсона и Д. Скидмора «Международная политическая экономия: Борьба за власть и богатство» (1997), Д. Лейка «Международная политическая экономия» (2000) и др.

На сегодняшний день в американских международных исследованиях сложился блок литературы, посвященной теоретическому осмыслению таких проблем, как политика в условиях международных экономических кризисов, международная экономическая интеграция и судьба национального государства, национальные интересы в рамках международных экономических режимов, международное сотрудничество в условиях квазианархичности международных отношений и др. Этому посвящены труды С. Гилла, Дж. Голдстейна, Ст. Хоффмана, К. Кнора, Ст. Краснера, О. Янга, Дж. Рагги, работы Ч. Киндлбергера, Р. Гилпина и др.

Современные отечественные исследования по проблемам взаимосвязи международной политики и экономики опираются на труды советских ученых-международников. Им был свойствен ряд черт, не способствовавших комплексному представлению о международных отношениях. Исследования велись на ограниченной методологической основе. Более полная, объективная и целостная картина международных отношений на основе плюрализма методологий начала складываться в отечественных исследованиях только в 1990-е гг. Однако примеров монографических работ, в которых предпринимался бы комплексный политико-экономический анализ, немного. В основном это работы С.А. Афонцева[7] и С.Л. Ткаченко. Вместе с тем в журнале «Мировая экономика и международные отношения» публикуются как конкретные, так и теоретические материалы по рассматриваемой тематике. Среди авторов стоит назвать И. Иванова, В. Коллонтай, А. Мовсесяна, С. Огнивцева, С. Рогова, Л. Синцерова, В. Оболенского, Н. Симонию, Ю. Шишкова и многих других; заслуживают внимания также научные и учебные издания по мировой экономике, в которых отражены не только объективные экономические тенденции, но и внешнеэкономическая политика различных государств мира, включая Россию, а также политика международных экономических организаций.

Оценивая уровень развития политико-экономического направления в международных исследованиях, следует обратить внимание на мнение известной английской исследовательницы международных отношений Сьюзен Стрэндж. По ее мнению, трудности в отношении определения предмета данной области исследования, а также методов, которые должны быть использованы, связаны, в частности, с тем, что анализ политико-экономических проблем международных отношений оказался подчинен экономической теории с ее концепциями и методологией. Более того, специалисты в области международных отношений используют концепции и даже способы аргументации, заимствованные из экономики[8].

Подтверждением этому является появившееся в последние годы в отечественных международных исследованиях геоэкономическое направление. В его рамках утверждается, что реалэкономика (или геоэкономика) призвана едва ли не заменить реалполитику и геополитику. По мнению геоэконома Э.Г. Кочетова[9], государствам следует передать «своим» транснациональным корпорациям (ТНК) собственные геоэкономические интересы. Эта идея дополняется соображением о возможности снять с государства тяготы содержания армии и переложить их на обслуживаемые военными ТНК, которые преобразуются в «военно-финансово-промышленные группы». По сути, к таким группам переходила бы прерогатива легитимного применения вооруженного насилия, до последнего времени рассматриваемая политологами как исключительное право территориальных государств и СБ ООН[10]. Этим мыслям созвучны высказывания и некоторых других ученых, например, А.И. Неклессы, который считает, что «реально складывающийся новый мировой порядок все более проявляет себя как Рах Economicana»[11].

Подобные взгляды, небесспорны. В современных международных отношениях действительно усиливается экономическая составляющая, в том числе роль транснационального капитала. Однако это ни в коей мере не «отменяет» роли государств и политических отношений. В этой связи правильнее говорить об изменении форм и механизмов взаимосвязи политики и экономики на мировой арене, нежели о «разгосударствлении» международных отношений.

К основным особенностям взаимосвязи политики и экономики в глобализирующемся мире необходимо отнести следующие положения:

  • а) резко возросло значение экономики как системообразующего фактора международных отношений наряду с политикой;
  • б) возникли качественно новые механизмы взаимосвязи международной политики и экономики, более сложные, чем в прошлые исторические эпохи;
  • в) идет процесс трансформации взаимоотношений государства с обществом и негосударственными акторами в направлении ослабления прямых экономических и контролирующих функций государства;
  • г) отличительной чертой стала существенная активизация международного взаимодействия национальных экономик. Темпы роста международной торговли превосходят мировые темпы внутриэ- кономического роста. Вовлеченность в международную торговлю превратилась в серьезный и универсальный фактор роста благосостояния мирового сообщества;
  • д) значительно усилился процесс интернационализации финансового капитала, особенно в интенсификации потоков международных инвестиций, которые растут быстрее, чем торговля и производство. Это стало результатом существенного изменения инвестиционного климата в мире;
  • е) как в международных конфликтах, так и в международном сотрудничестве возрастает роль энергетического фактора, связанного с доступом к энергоресурсам, их безопасной и надежной транспортировкой.

Новые качества мировой экономической системы — стремительное расширение зоны рыночного хозяйства, либерализация национальных экономик и их взаимодействие через посредство торговли и международных инвестиций, космополитизация все большего числа субъектов мировой экономики — транснациональных корпораций, банков, инвестиционных групп — оказывают серьезное влияние на мировую политику, международные отношения. Мировая экономика становится настолько взаимосвязанной и взаимозависимой, что интересы всех ее активных участников требуют сохранения стабильности не только в экономическом, но и военно-политическом плане.

Процесс создания нового мирового экономического сообщества взаимодействует с демократическими преобразованиями социально-политического поля. Кроме того, в последнее время глобализация мировой экономики все больше играет роль стабилизатора мировой политики и сферы безопасности. Особенно это влияние заметно в поведении ряда авторитарных государств и обществ, движущихся от авторитаризма к демократии.

Однако нынешний этап экономизации международных отношений имеет значительные отличия от периода Pax Britannica. С экономической точки зрения важно отметить, что на смену торговой кооперации пришла кооперация производственная. С политической точки зрения необходимо сделать акцент на следующих важных характеристиках современного политического процесса.

Во-первых, локомотивом нынешних перемен в мире являются Соединенные Штаты Америки с характерными для них целями и приоритетами во внешней политике.

Во-вторых, значительно преобразились механизмы взаимодействия международной политики и экономики. В прошлом эти механизмы были представлены двусторонними межгосударственными отношениями и взаимоотношениями колоний и метрополий. Теперь нетрадиционные акторы, такие как международные экономические организации и транснациональный капитал, вступают в сложные и часто противоречивые взаимоотношения с государствами. Последние разделились на экономически преуспевающие и отставшие в развитии, образовав крайне неоднозначные по степени влияния на мировые процессы полюсы «Севера» и «Юга». Под влиянием этих процессов содержание международных политико-экономических отношений стало значительно сложнее и многозначнее.

Взаимосвязь политики и экономики в современных международных отношениях определяется тенденцией экономизации мировой политики, проявляющейся в усилении борьбы за источники сырья, рынки сбыта и выгодное вложение капитала, в усилении роли на мировой арене транснационального частного капитала и международных экономических организаций. Мировая политика и мировая экономика выступают в международной предпринимательской деятельности в едином блоке, меняясь местами в качестве субъекта и объекта. Политика экономизируется, экономика политизируется — такова в самых общих чертах суть этого процесса.

Уходит в прошлое борьба за территорию как основная причина международных конфликтов. Происходящие изменения в международных отношениях связаны с современным этапом глобализации мировой экономики, начавшимся в 1970-е гг. Однако именно с окончанием холодной войны данная тенденция приобрела новые качественные черты и стала необратимой.

Взаимосвязь политики и экономики в международных отношениях в начале XXI в. реализуется посредством характерных для этого периода механизмов. В отличие от предыдущих периодов (например, эпохи лидерства Великобритании в XIX в.), когда политико-экономические отношения реализовывались преимущественно через двусторонние отношения государств или государств и их колоний, в наше время появились такие новые механизмы, как взаимодействие государств и глобальных акторов — экономических межправительственных организаций и транснационального капитала, а также отношения между развитыми и развивающимися суверенными государствами. В своих взаимодействиях они используют экономические средства как фактор борьбы за влияние в мире, регионе или стране.

Важным проявлением указанной тенденции являются качественно новые механизмы взаимосвязи политики и экономики в международных отношениях, прежде всего, деятельность международных акторов, использующих экономические средства для борьбы за влияние в мире. В прошлом эти отношения носили относительно простой характер и были представлены преимущественно двусторонними межгосударственными и колониальными связями. В последнее время им на смену пришло сложное взаимодействие внутри исключительно многообразного круга акторов — развитых государств, бывших колониальных и зависимых стран, новых участников международных отношений — глобальных экономических организаций и транснационального капитала.

Решение глобальных проблем мировой политики во многом определяется динамикой хозяйственного развития, перспективными интеграционными процессами, которые ведут к усилению взаимосвязи и взаимозависимости в рамках мирового хозяйства и мирового рынка и тем самым создают экономическую основу для прогресса мирополи- тических отношений. Структурные изменения в мировой экономике и неопределенность внешней среды бизнеса — это растущее несоответствие между экономическими и политическими реалиями. Мировая экономика становится все более глобальной, становится ведущей тенденцией современного мира и носит объективный характер. Национальные границы — лишь препятствия, они создают дополнительные расходы. Коммерческие предприятия, а равно и многие другие учреждения, больше не могут ограничивать масштабы своей деятельности национальной экономикой и национальными границами. Их масштабы должны совпадать с деятельностью соответствующих отраслей и компаний во всем мире. Но в то же время политические границы вовсе не собираются исчезать. Более того, весьма сомнительно, чтобы даже региональные экономические объединения ослабили политические границы, не говоря уже об их полной отмене.

Мировая политика все больше должна становиться гуманистической стратегией по объединению людей независимо от их национальной, государственной или социально-классовой принадлежности. В этом ее цель и назначение. Самая ближайшая задача мировой политики: создать систему международной безопасности, которая базировалась бы на доверии и мире, свободном от ядерного оружия, насилия, страха, подозрительности и ненависти. Применение силы в мировой политике в соперничестве государств на международной арене сегодня опасно. Это грозит уничтожением человечества.

Таким образом, экономизация мировой политики и формирование нового качества мировой экономики становятся основным параметром формирующейся сегодня системы международных отношений.

  • [1] Шпенглер О. Закат Западного мира: Очерки морфологии мировой истории. В 2 т.Т. 2. Всемирно-исторические перспективы : пер. с нем. И.И. Маханькова. М.: Академический Проект, 2009. С. 631.
  • [2] http://www.evolutio.info — Международное общественное объединение «Развитие».
  • [3] Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие //К. Маркс, Ф. Энгельс Сочинения. Т. 13. 2-е изд. М.: Политиздат, 1959. С. 6.
  • [4] Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 2. М.: Международный фонд «Куль-турная инициатива», 1992. С. 183.
  • [5] Шпенглер О. Закат Западного мира. С. 632.
  • [6] Колычева Е.Ю. Взаимосвязь экономики и нравственности в истории философскоймысли : автореф. дис.... канд. филос. наук. Курск, 2012.
  • [7] Афонцев С А. Экономическое измерение мировой политики // Современные международные отношения и мировая политика: учебник / отв. ред. А.В. Торкунов. М., 2004.
  • [8] Стрендж С. Политическая экономия и международные отношения // Теориямеждународных отношений на рубеже столетий / под ред. К. Буса и С. Смита. М., 2002.С. 165, 173, 174.
  • [9] Кочетов Э.Г. Геоэкономика: освоение мирового экономического пространства :учебник. М., 2002. С. 242, 273.
  • [10] Володин А.Г., Широков Г.К. Глобализация: начала, тенденции, перспективы. М.,2002 ; Глобальное сообщество: новая система координат (подходы к проблеме). СПб, 2000; Мегатренды мирового развития / под ред. М.В. Ильина, В.Л. Иноземцева. М., 2001.
  • [11] НеклессаА.И. Конец цивилизации, или Конфликт истории // Мировая экономикаи международные отношения. 1999. № 3. С. 35.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >