Симптом третий: снижение уровня жизни общества и деградация человеческого потенциала при отсутствии эффективной политики расширенного воспроизводства последнего

Следующей фундаментальной проблемой отечественной экономики является отсутствие субъекта инновационного процесса — человека, который заинтересован в создании новой экономики, владеет современными средствами производства и способен с их помощью производить конкурентоспособную продукцию. Любое строительство — это осознанная интенсификация осуществляемых усилий, повышение производительности труда и масштабное привлечение ресурсов.

В России проблема повышения производительности труда не раз озвучивалась в последние годы в прессе высшим руководством страны. Указ о долгосрочной государственной экономической политике, подписанный в мае 2012 г., содержал поручение правительству принять меры для увеличения производительности труда к 2018 г. в 1,5 раза относительно уровня 2011 г. Но 7 мая 2015 г. В.В. Путин отмечал, что «по итогам 2014 года рост производительности труда составил всего полпроцента, а по итогам первого квартала текущего года показатель вообще ушел в минус»2. Меры по повышению производительности труда, предпринимаемые правительством, заключаются в основном в ужесточении требований к квалификации работников, увеличении мобильности трудовых резервов и повышении

  • 1 Мюрдаль Г. Современные проблемы «третьего мира». М., 1972. С. 251.
  • 2 РИА Новости — http://ria.ru/society/20150507/1063138281.html технологичности средств производства1. Критерием повышения производительности труда, согласно официальным документам, является повышение добавленной стоимости, создаваемой предприятием, на одного сотрудника — в соответствующих отраслях промышленности[1] [2]. Однако постановка данной проблемы как проблемы повышения производительности труда подменяет ее содержание, а именно то, что основу отечественной экономики составляют добыча полезных ископаемых и их первичная переработка. Добавленная стоимость из отечественного продукта формируется в результате движения по цепочкам мирового разделения труда, «возвращаясь» в Россию импортом высокотехнологичной продукции — отсюда и столь значительная разница в показателе «производительность труда» в сравнении с развитыми экономиками — агрегаторами цепочек добавленной стоимости (рис. 5.25).
Производительность труда в России в сравнении с другими странами (2011 г., уровень в США — 100%)

Рис. 5.25. Производительность труда в России в сравнении с другими странами (2011 г., уровень в США — 100%)

Источник: Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года (разработан Минэкономразвития России).

Вместе с тем валовая добавленная стоимость в обрабатывающей промышленности России создается в масштабах, сопоставимых с лесоводством и рыболовством (в перерасчете на одного занятого). Наиболее высокая производительность труда характерна (после добывающей промышленности) для финансовой деятельности, операций с недвижимостью, аренды, государственного управления и оптовой и розничной торговли.

В то же время политика в области образования, здравоохранения и социальная политика как ключевые инструменты повышения производительности труда в долгосрочной перспективе испытывают дефицит финансирования. В отличие от кризиса 2008—2009 гг. нет возможности обеспечивать финансирование социальной сферы за счет резервных фондов — в связи с их истощением — как результат, урезание расходов на развитие человеческого потенциала — источника квалифицированной рабочей силы для инновационного развития (рис. 5.26).

Структура расходов федерального бюджета РФ на 2011—2016 гг

Рис. 5.26. Структура расходов федерального бюджета РФ на 2011—2016 гг.

Источник: ВГТРК, «Вести-экономика». URL : http://www.vestifinance.ru/

Однако вопросы социальной политики и проблем расширенного воспроизводства человеческого потенциала — это вопросы финансового обеспечения лишь в ресурсной своей части. Необходимо взглянуть на проблему также и с качественной стороны. Возвращаясь к необходимости повышения производительности труда, желательно определить, о чьей производительности труда идет речь в первую очередь. Когда речь заходит об опережающем экономическом росте, об импортозамещении, о развитии национальной экономики, подразумевается реальный сектор экономики и занятые в нем. Из 143,7 млн человек населения (а оно, следует напомнить, на протяжении истории новой России сокращается, лишь в 2012 г. наметилась слабая позитивная динамика) только 18% заняты в производственной сфере, при этом непосредственно рабочих, инженеров и ученых и того меньше за счет объемов административного и вспомогательного персонала (рис. 5.27).

При этом с 2000 г. их доля сократилась на 2% — в том числе за счет прироста занятых в сфере торговли, финансовом секторе и сфере услуг. Число занятых в образовании и науке сократилось на 1%, при общем сокращении экономически неактивного населения на 3%. Общая картина занятости в экономике показывает нерациональное использование трудовых ресурсов: менее 75 части населения занято в производственной сфере, столько же населения занято в сфере торговли, финансовом и государственном секторе. В СССР 1970 и 1990 гг. такое соотношение занятых составляло 21% против 5% и 21% против 6% соответственно.

Распределение заработных плат по секторам экономики хоть и исключает иные формы дохода (в первую очередь собственников средств производства) и обеспечение экономически неактивного населения, но позволяет ранжировать сферы экономики по масштабам агрегирования денежных средств и дополнительно проиллюстрировать кривую Лоренца за счет отраслевого разделения. Исключение составляет лишь раздел «Научные исследования и разработки» — за счет изначально высоких требований к квалификации ученых и соответствующего уровня заработных плат.

Структура занятости населения России и СССР по секторам экономики

Рис. 5.27. Структура занятости населения России и СССР по секторам экономики

Источники: Российский статистический ежегодник. 2014 : статистический сборник. М. : Росстат, 2014; Народное хозяйство СССР в 1970 г. : статистический ежегодник. М.: Статистика, 1971; Народное хозяйство СССР в 1990 г. : статистический ежегодник. М. : Финансы и статистика, 1991.

Однако из приведенной таблицы (табл. 5.7) видно, что уровень заработных плат в обрабатывающей промышленности ниже среднего уровня по экономике и в 2,5 раза ниже, чем в финансовом секторе и добыче полезных ископаемых, а также ниже зарплат госслужащих и занятых в сфере услуг и операций с недвижимым имуществом.

Таблица 5.7

Средняя заработная плата в экономике России за 2013 г. по отраслям, руб.

Сфера/отрасль экономики

2013 г.

Финансовая деятельность

63 333

Добыча полезных ископаемых

54 161

Научные исследования и разработки

48 055

Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное

40 449

страхование

Окончание

Сфера/отрасль экономики

2013 г.

Транспорт и связь

34 576

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

33 846

Вся экономика

29 792

Строительство

27 701

Обрабатывающие производства

27 045

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

24 740

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

24 439

Образование

23 458

Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

23 168

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

15 724

Рассчитано по данным: Российский статистический ежегодник. 2014 : статистический сборник. М. : Росстат, 2014.

Динамика самой кривой Лоренца в России (рис. 5.28) иллюстрирует тенденцию к увеличению неравенства в экономике на протяжении Новейшей истории России — вместе с ее приближением к некоторому пределу неравенства, при котором сохраняется устойчивость нынешней социально-экономической модели. Уровень неравенства в экономике оказывается сопряженным с ее технико-экономическим уровнем развития (точнее, структурной деградации). Социально-экономическая система России оказывается подразделенной на две сферы, тяготеющие к одному из полюсов. В качестве первого полюса выступает рентоориентированная экономика, в основе своей имеющая отрасли добычи и первичной переработки полезных ископаемых (встроенной в мировую систему разделения труда на правах периферии). За счет перераспределительных отношений в эту сферу включаются: рентоориентированная бюрократия, финансовый сектор, сопряженные производства и часть сферы торговли и услуг.

Кривая Лоренца в России за 1990, 2000, 2013 гг

Рис. 5.28. Кривая Лоренца в России за 1990, 2000, 2013 гг.

Рассчитано по данным: Российский статистический ежегодник. 2014 : статистический сборник. М. : Росстат, 2014.

Другой полюс образует собственно национальная экономика — конкурирующая с продукцией мирового разделения труда — сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность, а также воспроизводство человеческого потенциала. Этот полюс выступает источником экспортного, монопольного, бюрократического видов ренты, для первого — помимо природной ренты. При этом институциональная структура экономики России подстраивается под условия функционирования первого полюса отечественной экономики как по причине сопряженности бюрократического аппарата, так и в результате ориентирования на более высокую норму прибыли. В результате у собственно национальной экономики, к которой и обращен призыв к национальному экономическому прорыву, дефицит как ресурсов для развития, так и платежеспособного спроса для потребления его результатов.

  • [1] Распоряжение Правительства Российской Федерации «Об утверждении плана мероприятий по обеспечению повышения производительности труда, создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест» от 9 июля 2014 г.№ 1250-р.
  • [2] См. например, «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на периоддо 2030 года» (разработан Минэкономразвития России).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >