Вторая мировая война как момент истины советского режима

Поскольку «сталинский курс» идеологически оправдывался прежде всего необходимостью готовиться к отражению внешней агрессии, Вторая мировая война должна была либо оправдать советский путь социально-экономического развития, либо «приговорить» его к уничтожению. Участие СССР в этой войне продемонстрировало, хотя и с оговорками, жизнеспособность советской модели, которая оказалась если и не эффективной, то по крайней мере результативной.

СССР как звено «новой Антанты»

Вторая мировая война во многих отношениях была неизбежным продолжением/«доигрыванием» Первой мировой (в обеих войнах главной страной-агрессором была Германия, воевавшая одновременно на два фронта), однако она имела принципиально иное содержание. Инициаторы Первой мировой имели приблизительно одинаковые национальные модели экономики и руководствовались схожими националистическими идеологемами. Если бы в Первой мировой победу одержали Центральные державы, а не Антанта, это не привело бы к резкому изменению социально-экономических институтов Западной Европы и мира. Напротив, Вторая мировая была противостоянием не только двух военных блоков, но и трех качественно различных идеологий — либерально-этатистской (Франция, Великобритания, США), национал-социалистической (Германия, Италия, отчасти Япония) и советской (СССР). Рыночная экономика могла сохраниться только при победе либерального этатизма, опирающегося на идеи кейнсианства. Обе другие идеологии были построены в той или иной степени на замене институтов свободных обменов и частной собственности институтами централизованного распределения и власти-собственности.

В ходе Второй мировой существовала определенная вероятность полной победы гитлеровской Германии и ее союзников в Западной Европе (возможно, даже в Евразии). Это привело бы, вероятно, к временной ликвидации в этом регионе рыночного хозяйства — к регенерации отношений власти-собственности и вообще культурных норм дохристианской Европы, парадоксально сочетаемых с современными технологиями. В рамках такого сценария альтернативной истории не исключена ядерная война между США и германояпонским блоком, которая могла завершиться превращением ряда стран Европы и Азии в выжженную пустыню.

Как во время Первой, так и во время Второй мировой войны Россия с ее хроническими социально-экономическими проблемами временами становилась одним из самых слабых звеньев в цепи стран, воевавших против Германии и ее союзников. Во время Первой мировой войны Германия смогла в 1917—1918 г. «выбить из игры» Россию и «чуть-чуть» не добилась перелома, но все равно через несколько месяцев проиграла войну. Во Второй мировой аналогичный сценарий — поражение СССР — был бы фатально равнозначен победе фашистского блока в Европе. Однако советские реформы 1930-х гг., при всех их недостатках, смогли предотвратить этот трагический исход. Впрочем, экономическая помощь западных союзников тоже сыграла очень важную роль.

Силы гитлеровской Германии и сталинского СССР были приблизительно одинаковы по валовым экономическим показателям (по размерам ВВП и промышленного производства), однако Советский Союз оставался значительно беднее с точки зрения средних доходов на душу населения. Этот недостаток усугублялся разрушительными военными и территориальными потерями в 1941—1942 гг., когда Советский Союз за короткий период времени потерял огромные территории и тем самым примерно 73 экономического потенциала. Однако Советский Союз все же смог собрать многочисленную армию и обеспечить ее снабжение.

Доказательством высокой результативности советского социально-экономического строя стала, в частности, широкомасштабная эвакуация, когда с июля по ноябрь 1941 г. 1523 крупнейших промышленных предприятий и 6 млн людей были переброшены на восток. Это событие уникально в мировой социально-экономической истории.

Таблица 3.3

Военные бюджеты стран — участников Второй мировой войны, % от национального дохода

Страны

1939 г.

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

В текущих ценах, страны «новой Антанты»

США

1

2

11

31

42

42

Великобритания

15

44

53

52

55

53

СССР

В текущих ценах, страны Тройственного пакта

Германия

23

40

52

64

70

Италия

8

12

23

22

21

Япония

22

22

27

33

43

76

В постоянных ценах, страны «новой Антанты»

США

1

2

11

32

43

45

Великобритания

СССР

17

28

61

61

53

В постоянных ценах, страны Тройственного пакта

Германия

23

40

52

63

70

Италия

Япония

Источник: Gatrell R, Harrison М. The Russian and Soviet Economy in Two World Wars // Economic History Review. 1993. Vol. 46. P. 425—452.

Советский Союз смог тратить во время Отечественной войны на военные расходы до 3/5 своего национального дохода (табл. 3.3) — этот показатель превышает аналогичный у гораздо более богатых стран. Наиболее важную роль в возникновении этого «русского военно-экономического чуда» сыграла, по мнению некоторых современных западных историков-экономистов, победа Сталина в борьбе со сторонниками «мягкого» социализма. Она обеспечила государственный контроль над продовольствием в военное время и не позволяла крестьянам уклониться от обеспечения военных нужд. В результате советская экономика хотя и несла непропорционально тяжелое экономическое бремя во время Второй мировой войны, но выдержала нагрузку и обеспечила победу над фашизмом. Жестокие реформы И.В. Сталина, таким образом, дали положительный эффект1, хотя возможно (но не очевидно), что аналогичного эффекта удалось бы добиться и при помощи меньших жертв[1] [2] [3] [4].

В то же время нельзя забывать, что построенная в 1930-е гг. советская версия «восточного деспотизма» не только способствовала, но и существенно препятствовала победе. Эта социально-политическая модель имела много изъянов, которые могли привести СССР к поражению в войне.

Прежде всего политическое и идеологическое насилие в предвоенные годы привело к распространению среди некоторых социальных групп советского общества антипатриотических настроений. С негативным отношением к этому режиму некоторые российские либеральные историки связывают массовые сдачи в плен в 1941 г. и широкое распространение различных форм коллаборационизма — вплоть до добровольного желания воевать против СССР в РОА или иных национальных подразделениях вермахта и СС3.

Однако война фашистской Германии с СССР отнюдь не стала «освобождением России от коммунистов», поскольку немецкие захватчики не предлагали и не собирались предлагать покоренным сколько-нибудь привлекательную социально-экономическую альтернативу. Как известно, Гитлер планировал «освободить» Россию не только от коммунистов, но и от значительной части населения как такового, чтобы сделать ее аграрно-сырьевой колонией Германии.

Реальная экономическая политика нацистов на оккупированных территориях в 1941—1944 гг. была политикой чистой эксплуатации до полного истощения всех ресурсов, включая людские4. У крестьян насильственно реквизировали продовольствие, совершенно не заботясь об организации воспроизводства. Многих советских людей насильственно угоняли работать в Германию, где их использовали почти как рабов. Возрождение предпринимательства и реституция частной собственности на отдельных оккупированных советских территориях (Прибалтика и Западная Украина) преследовали чисто военно-политические цели — стимулировать снижение партизанской активности и привлечь добровольцев в полицию и войска СС1. Поэтому после немецкой оккупации реставрация сталинского режима воспринималась почти везде (за частичным исключением стран Прибалтики и Западной Украины) как благо либо по крайней мере как существенно меньшее зло.

Главный социально-экономический недостаток «военного социализма» времен Отечественной войны связан с тем, что построенные в 1930-е гг. предприятия могли производить военную технику (как и любые другие товары) хотя и многочисленную, но не всегда высокого качества[5] [6] и не всех видов. В результате армия была обречена долгое время вести войну «не умением, а числом», с огромными неоправданными потерями, хотя по мере накопления опыта их количество снижалось.

  • [1] Кембриджская экономическая история Европы нового и новейшего времени. Т. 2. М. : Издательство ИнститутаГайдара, 2013. С. 210.
  • [2] Сомневающиеся в необходимости «закручивания гаек» в отношении советского крестьянства полагают, что уклонение крестьян/фермеров от поставок продовольствия было едва ли возможно при любом режиме в условиях тотальногохарактера войны. В качестве примера можно сослаться на опыт Финляндии — самой либеральной среди государств «Оси».Эта страна оказалась в состоянии обеспечивать себя продовольствием в течение всей войны, мобилизовав при этом почтивсе взрослое мужское население и обойдясь без коллективизации и раскулачивания.
  • [3] Правда, широкой поддержки со стороны Гитлера «восточный» коллаборационизм не получил, кроме ситуаций с Западной Украиной и Прибалтикой, где Вторая мировая война сочеталась с внутренними гражданскими конфликтами, подогревавшимися немецкими оккупационными властями. Эти действия являлись элементом общего стремления превратитьмежгосударственную войну в гражданскую, что гитлеровцы стремились осуществить и во многих других регионах Европы(например, в Югославии).
  • [4] См., например: Ковалев Б.Н. Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации. М. : Молодаягвардия, 2011.
  • [5] Мероприятия по реституции и т.п. были предприняты в основном после Сталинградской битвы, что указываетна их истинные мотивы. Подробнее см.: Попов Г.Г. Экономическое значение оккупированных территорий и союзников длянацистской Германии в начале Второй мировой войны // Германия и Россия: События, образы, люди: сборник российско-германских исследований: Вып. 10/ под ред. С.В. Кретинина. Воронеж : Истоки, 2014. С. 120—123.
  • [6] Сошлемся на оценку современным российским историком М. Барятинским ситуации в танкостроении: «Погоняза количеством, неизбежная в условиях войны не умением, а числом, привела к ужасающему снижению качества выпускаемых танков. Прекрасные (в идеале) тактико-технические характеристики «тридцатьчетверки» на деле оказались дутыми»(Барятинский М. Т-34 в бою. Легенды и факты. М. : Эксмо, 2008). Следует лишь уточнить, что «война числом» есть скореенеизбежное следствие низкого качества военной продукции, чем причина.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >