Монополизация государством функций в общественном разделении труда как основа развития власти-собственности в средневековой России

Власть-собственность как основная характеристика «восточного деспотизма» — это нерасчлененное единство властных и собственнических функций. Речь идет о таких «правилах игры», когда политическое лидерство дает неотъемлемое право распоряжаться собственностью, а собственность органически подразумевает наличие политического авторитета.

Этот институт возникает в условиях, когда происходит монополизация должностных функций в общественном разделении труда, когда власть и господство основываются не на частной собственности как таковой, а на высоком положении в традиционной иерархии и престиже[1].

Формы монополизации государством-классом функций в общественном разделении труда могут быть различны (рис. 1.3):

  • • монополизация функций распределения совместно произведенного продукта или его части;
  • • монополизация сферы обмена в условиях, когда общество постоянно нуждается в отсутствующих или недостающих факторах производства или средствах существования;
  • • монополизация условий производства (инфраструктуры, накопленного производственного опыта, знаний, защиты и т.п.);
  • • монополизация функций контроля и управления общественным производством или отдельными его отраслями.
Монополизации государством общественно-полезных функций как основа власти-собственности при азиатском способе производства

Рис. 1.3. Монополизации государством общественно-полезных функций как основа власти-собственности при азиатском способе производства

Составлено по: Нуреев Р.М. Политическая экономия. Докапиталистические способы производства. Основные закономерности развития. М. : Изд-во МГУ, 1991. С. 55.

В дальнейшем монополизация функций в общественном разделении труда могла дополняться и укрепляться собственностью на важнейшие производственные ресурсы (прежде всего землю) или на жизненные средства.

В России главной общественно-полезной функцией, которую монополизировало государство, была защита от внешней агрессии. Эта ситуация — разновидность монополизации условий производства и воспроизводства. Оборона является общественным благом, которое может быть обеспечено только государством. В одних странах эта функция государства относительно второстепенна (как для средневековой Англии, которая после XI в. практически никогда не подвергалась внешней агрессии), в других она подавляет все остальные функции государства (именно так произошло в средневековой России).

Русские земли оказались с XIII в. своеобразным «буфером» между цивилизациями Востока и Запада. В результате долгое время не только производство, но и элементарное выживание рождающейся российской цивилизации требовали противодействия агрессивному натиску как с востока (хазары, печенеги, половцы, татары, турки), так и с запада (крестоносцы, литовцы, поляки, шведы). Примерно с XVI в. Россия, едва объединившись, сама начала проводить агрессивную внешнюю политику. И при обороне от агрессивных соседей, и при агрессии против них военные расходы ложились на россиян тяжелым грузом, укрепляя первенство государства над обществом.

Статистика показывает (рис. 1.4), что в имперскую эпоху, с XVIII в., военные расходы в российском госбюджете хотя и имели тенденцию к снижению, но редко когда опускались ниже 30%. В доимперскую эпоху армия «заедала казну» еще сильнее1. Поэтому если общества «настоящего» азиатского способа производства (Египет, Китай или государство инков) можно называть, по К.-А. Виттфогелю, «гидравлическими обществами», то Россия — это военное общество, спаянное духом боевого коллективизма[2] [3].

Доля прямых военных расходов в государственном бюджете России, % (по А. Гольцу)

Рис. 1.4. Доля прямых военных расходов в государственном бюджете России, % (по А. Гольцу)

Источник: Город в процессах исторических переходов. Теоретические аспекты и социокультурные характеристики. М. : Наука, 2001. С. 173.

Наряду с монополизацией функции обороны от внешней агрессии российское государство проявляло и другие черты монополизма, типичного для азиатского строя (рис. 1.5).

Например, забота об армии неизбежно вела к государственному контролю над производством оружия (оружейных дел мастера работали в значительной степени по государственным заказам). Содержание армии и страхование от неурожаев требовали создания сильной системы централизованного перераспределения доходовгосударственных налоговых сборов и раздач (земли служивым людям, хлеба при неурожае). Чтобы добыть средства на армию, Московское государство вводило казенные монополии на дефицитные продукты. Наиболее известна возникшая с 1530-х гг. государственная монополия на производство и торговлю спиртными напитками (водкой), высокое потребление которых является в России давней традицией («веселие Руси ести пити»). В XVII—XVIII веках осуществлялось государственное регулирование цен посредством установления казенных монополий на смолу, клей, соль, табак, мел, деготь, рыбий жир, дубовые гробы. Есть мнение, что и хлебные цены (по крайней мере в XVII в.) также были не рыночными, а государственно регулируемыми[4]. Однако все эти формы государственного монополизма произво- дны от главной монополии — монополии государства на защиту.

Монополизации Московским государством общественнополезных функций как основа власти-собственности

Рис. 1.5. Монополизации Московским государством общественнополезных функций как основа власти-собственности

  • [1] Подробнее о власти-собственности как институте азиатского способа производства см., например: Васильев Л.С.Феномен власти-собственности. К проблеме типологии докапиталистических структур // Типы общественных отношенийна Востоке в Средние века. М. : Наука, 1982.
  • [2] В самой первой известной ученым полной бюджетной росписи доходов и расходов Московского государства, относящейся к 1680 г., военные расходы составляли 62%.
  • [3] «Военное дело не только стояло тогда на первом плане, занимало первое место между всеми частями государственного управления, но и покрывало собою последнее» (Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве.М„ 1991. С. 63).
  • [4] Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинения в 9 т. М. : Мысль, 1989. Т. 8. С. 68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >