Программы модификации в спорте традиционного способа организации соперничества и сотрудничества

Прежде всего следует обосновать необходимость использования такого рода программ при организации и проведении портивнрых соревнований.

Необходимость инновационного подхода к организации игрового соперничества и сотрудничества

Способ организации игрового соперничества и сотрудничества оказывает огромное влияние на ценностные ориентации и поведение спортсменов и других субъектов спортивной деятельности. Если, допустим, моральные и материальные стимулы используются на спортивных тренировках и соревнованиях только для поощрения физического превосходства, победы над соперником, это существенно снижает ориентацию спортсменов на гуманистические ценности. Если же, напротив, спортивные тренировки и соревнования строятся таким образом, что от спортсменов требуется продемонстрировать не только физическое совершенство и спортивное мастерство, но также нравственное поведение, эстетическую культуру, здоровье, интеллект, т.е.

гармоничное и всестороннее развитие личности, и именно эти гуманистические ценности поощряются в первую очередь, это, разумеется, значительно усиливает ориентацию на них спортсменов.

В настоящее время при проведении спортивных (в том числе олимпийских) соревнований, как правило, применяется такой способ организации игрового соперничества и сотрудничества, для которого характерны следующие, принципы формирования программы, состава участников, системы выявления и поощрения победителей соревнования, принципы организации и поощрения сотрудничества участников:

  • • Участники соревнования распределяются по группам (с учетом пола, возраста, уровня подготовленности и т. д.), и соревнования проводятся раздельно в этих группах (в частности, лица, имеющие ограниченные возможности - инвалиды, соревнуются отдельно от других).
  • • Участники соревнования распределяются по группам (с учетом пола, возраста, уровня подготовленности и т. д.), и соревнования проводятся раздельно в этих группах (в частности, лица, имеющие ограниченные возможности - инвалиды, соревнуются отдельно от других).
  • • Программа соревнований строится таким образом, что предполагает узкую специализацию участников в каком-то одном виде игровой деятельности (например, в беге, плавании и т. и.) или нескольких ее видах, но в основном требующих проявления «односторонних» (например, физических - в легкоатлетическом десятиборье или интеллектуальных - в шахматах) способностей. При таком подходе спортивное соревнование изолируется от художественных, научных и других творческих конкурсов, хотя и может дополняться культурной программой (концертами и т. и.).
  • • Устанавливаются правила, которые жестко определяют, какие предметы (мяч, шайба, ракетка и т. и.) и каким образом могут использоваться в соревновании.
  • • По итогам соревнования всем участникам присваивается определенное место, причем количество мест равно количеству участников. При определении мест участников учитываются только их результаты и соблюдение правил вида спорта; не принимаются во внимание нравственные аспекты поведения. На одно место не может быть поставлено несколько участников: ставится задача на основе одного основного или ряда дополнительных критериев сравнить их результаты и, учитывая разницу (даже минимальную) по каким-то показателям, обязательно выяснить, у кого результат лучше, а у кого - хуже.
  • • Лица, занявшие первое место или несколько первых мест (как правило, три первых), всемерно восхваляются и поощряются (в том числе призами и наградами, имеющими большую материальную ценность), тогда как другим обычно достаются лишь упреки, насмешки.

Предусматривается ограниченный круг форм и методов организации сотрудничества участников соревнования: как правило, это лишь такие формы, как кооперация и взаимопомощь спортсменов в «своей» команде, а также общение со спортсменами других команд [Столяров, 19986, е, ж, з, 2002а, г, 2004в, 2007ж, 2008а, 2011к, 20136, и, 2014е, 2015е, з].

В настоящее время такой способ организации игрового соперничества и сотрудничества (условно его можно назвать «традиционным) используется и преобладает практически во всех видах и разновидностях спорта - не только в спорте высших достижений и олимпийском спорте, но и в так называемом «спорте для всех», в детско-юношеском спорте и т.д. Разнообразна программа спортивных (в том числе олимпийских) соревнований, состав их участников, несколько видоизменяется система определения и поощрения победителей. Но при всех этих различиях, как правило, сохраняются охарактеризованные выше основные принципы традиционного подхода к организации соперничества и сотрудничества.

Традиционный способ как одна из форм гуманной организации соперничества позволяет успешно решать ряд социальных задач: вырабатывает у его участников стремление к постоянному физическому совершенствованию, формированию и развитию волевых и ряда других психических качеств, повышению спортивных результатов; позволяет проверить резервные возможности человека; создает привлекательное для огромной массы зрителей зрелище; стимулирует их интерес к соревнованиям и т.д.

Вместе с тем этот способ создает существенные трудности для реализации гуманистического потенциала спортивной деятельности и содействует ряду негативных явлений.

Так, многие дети, подростки, молодые люди не желают участвовать в спортивных соревнованиях, опасаясь проигрыша и связанных с ним негативных последствий. С другой стороны, у тех, кто активно и регулярно занимается спортом, часто возникает такая сильная мотивация на высокие спортивные достижения, победу, что они стремятся добиться этого любой ценой - даже за счет здоровья и нарушения нравственных принципов. Их основная ориентация при этом состоит в том, чтобы добиться победы над соперниками, продемонстрировать свое превосходство над ними, завоевать ценные призы, получить другие связанные с победой материальные блага, приобрести славу и т.д.

Как отмечено выше, это подтверждают данные многочисленных социологических исследований (в том числе международных), проведенных в разное время и в разных странах.

Существенными недостатками традиционного способа является и то, что он содействует одностороннему развитию спортсменов, ограничивает проявление их творческих способностей, приводит к формированию стрессов и таких негативных качеств личности, как эгоизм, агрессивность, зависть и т.п. В целях обеспечения сравнимости результатов этот способ организации соперничества предполагает разделение спортсменов на группы в зависимости от их возраста, пола, уровня результатов, физического и психического состояния и т.д. При таком подходе люди с нарушениями в двигательной или интеллектуальной функциях, даже если они и включаются в спорт, выделяются в особую, самостоятельную, обособленную от других группу спортсменов- инвалидов. Они соревнуются отдельно от других, что подчеркивает их «ущербность» и содействует их социальному отчуждению [67-70, 86, 346, 371, 385, 395, 400-403, 431, 447].

Изложенное выше служит основанием для вывода о существенных проблемах и трудностях противодействия возможным негативным явлениям в спортивных соревнованиях, если сохранять традиционный способ организации игрового соперничества и сотрудничества, не использовать новые формы и методы его организации.

Данное положение не всегда учитывается авторами проектов и программ модернизации физкультурно-спортивной работы с различными группами населения.

Так, например, в последние годы в нашей стране активно пропагандируется и внедряется в практику инновационная программа физического воспитания и физкультурно-спортивной работы с учащейся молодежью под названием «спортизация физического воспитания» [15-19, 114, 179-185, 287, 299, 332-333, 486, 495; и др.].

Основой данной инновационной программы являются два положения. Во-первых, положение о необходимости модернизации существующей системы физического воспитания, поскольку она «не способна решать жизненно важные задачи формирования физического, нравственного и духовного здоровья школьника» [18: 30]. Во-вторых, формулируемое ее автором положение о том, что «наиболее эффективным способом целенаправленного преобразования физического потенциала человека является физическая тренировка как целенаправленно организованный процесс адаптации организма школьника к физическим нагрузкам необходимого объема, нужной интенсивности и методически грамотного подбора содержания используемых для этого физических упражнений» [18: 28].

На основе этого предлагается «спортизация» физического воспитания как «новой прогрессивной технологии» этого воспитания на основе привлечения детей и молодежи к активным занятиям спортом, переход «от физического воспитания к построению отечественной системы спортивного образования молодежи» [180], «преобразование содержания физической культуры в спортивную» [185: 122] и т.п.

  • • «Под спортизацией мы понимаем активное использование спортивной деятельности, спортивных технологий, соревнований и элементов спорта в образовательном процессе с целью формирования спортивной культуры учащихся» [182: 36].
  • • «Суть обновления формы и содержания физического воспитания состоит в том, что обучающиеся занимаются добровольно избранными ими видами спорта в учебно-тренировочных группах спортивной гимнастики, художественной гимнастик, волейбола, баскетбола, настольного тенниса, спортивных единоборств, лыжного спорта, в группах общей физической подготовки, группах корригирующей гимнастики. Занятия вынесены за сетку часов учебного расписания и проводятся 3 раза в неделю по 2 учебных часа [16:4].
  • • «Сущность преобразования содержания физической культуры в спортивную заключается в его переводе с обучения физическим упражнениям на сбалансированное воздействие как на двигательную, так и на психическую функции, интеллектуальный и двигательный компоненты спортивной культуры личности школьников» [185: 122].

Подчеркивается необходимость «адаптирования известных высоких технологий спортивной подготовки к потребностям и условиям физического воспитания студентов», применения технологий, основанных «на использовании по механизму конверсии тех средств и методов спортивной подготовки, проверенных в экстремальных условиях многолетней спортивной тренировки, которые приемлемы для достижения цели массового физического воспитания» [18: 22-23]. Отмечается также важное значение «свободы выбора обучающимися вида спорта или другой физической активности», «индивидуализации процесса обучения», ориентации спортивной подготовки в процессе физического воспитания на достижение «оптимального, а не максимально возможного уровня физической подготовленности и спортивной или физкультурной результативности» [18: 17-18, 22, 23, 28, 30-31].

Предпринимаются попытки «спортизации» физического воспитания не только в школах и вузах, но даже в детских садах, называя это

«социально-сетевой моделью специализированного физического воспитания». Для дошкольников и учащихся младших классов предусматривается, что «кроме обязательных уроков физической культуры, каждый ребенок специализируется в определенном виде спорта под руководством педагога дополнительного образования, являющегося специалистом в своем виде спорта, что более способствует качественному физическому развитию». На выбор детям предлагается 12 видов спорта: бокс, карате, хоккей, дзюдо, футбол, плавание, шахматы, баскетбол, лыжные гонки, настольный теннис, греко-римская борьба, художественная гимнастика, а для детей специальной медицинской группы - лечебная физкультура. А «с пятого класса уроки физической культуры вынесены за сетку расписания и заменяются занятиями по видам спорта по выбору» [301: 98-99].

В ряде публикаций высказываются критические замечания в отношении программы «спортизации» физического воспитания [например, см., 31, 95, 121, 186-190, 222-223, 341, 357, 397, 360, 399-370, 430-431, 437-446, 456, 496; и др.].

Эти замечания носят различный характер.

Отмечается, например, что концепция «спортизации» физического воспитания не является инновационной. Много лет назад она была разработана и реализовывалась в европейских странах. Е. Поспех пишет по этому поводу: «После упадка в шестидесятых годах программ, основанных на гимнастике (немецкой и шведской), при одновременном расцвете спортивного движения во всей Европе, все в большей мере отмечались усиливающиеся связи школьного физического воспитания со спортом, которым занимаются в спортивных клубах. Наиболее очевидные изменения произошли в Германии (Западной и Восточной). Там была создана единая система: от школы, через клубы, к центрам олимпийской подготовки (Крюгер, 1985; Науль, 1997). Это принесло переименование с 1976 г. предмета «физическое воспитание» (Leibeserziehung) в «уроки спорта» (Sportunterricht). Эта интеграционная концепция повлияла также на профессиональную номенклатуру. Учителя физического воспитания заменил учитель спорта, подготовленный на факультетах наук о спорте или педагогики спорта. После Германии такие же изменения названий ввели Дания и Швеция. Французы избрали компромиссное решение, называя предмет «физическое и спортивное воспитание». За этим последовали соответствующие названию программные изменения. Во всех остальных 11 странах ЕС действует название «физическое воспитание», но спорт присутствует во всех школах как внепрограммные спортивные занятия (school sport) по выбору учеников под надзором школы, чаще всего в сотрудничестве со спортивным клубом или местным самоуправлением» [275: 16-17].

Указывается и на то, что проблема отношения физического воспитания со спортом до сих пор является предметом дискуссий, в ходе которых высказываются разные мнения. Многие участники дискуссий отмечают негативные аспекты ориентации физического воспитания на спорт, и на первый план выдвигают оздоровительные и/или образовательные аспекты этой педагогической деятельности. Даже если и допускается связь физического воспитания со спортом, то, как правило, не имеется в виду замена физического воспитания на спортивное, что предлагают некоторые сторонники концепции «спортизации». Согласно европейским концепциям, спорт должен присутствовать в физическом воспитании в виде внепрограммных спортивных занятий по выбору учеников под надзором школы, чаще всего в сотрудничестве со спортивным клубом или местным самоуправлением [193, 275, 566]. Так, например, участники Форума Европейской организации наук о спорте в высшем образовании Лондон, 12997 г.) в ходе дискуссий на тему о связи физического воспитания со спортом «согласились, что физическое воспитание должно искать инспирации в спортивном движении и даже готовить учащихся к участию в спорте, но одновременно должно сохранить свою образовательную идентичность» [275: 17].

В ходе критики концепции «спортизации» физического воспитания отмечается также ошибочность «жесткой связи тренировочной технологии со спортивной деятельностью»: «Тренировка всегда составляла основу и спорта и физического воспитания, тем не менее, имевших изначально и сохраняющих в современных условиях отличия и специфику как по назначению, так по деятельностному содержанию. Поэтому нельзя растворять друг в друге, смешивать между собой выполняющие разные задачи физическое воспитание и спорт». Обращается внимание и на то, что «получаемые в процессе спортизированного физического воспитания умения и навыки (как и качества, формируемые непосредственно спортивной деятельностью) могут оказаться, мягко говоря, не совсем достаточными в безусловно экстремальной ситуации боевого (а не физкультурно-спортивного) противодействия. Под таким углом зрения можно усомниться в том, что плотная ориентация военного воспитания и физической подготовки на сферу спорта и спортизированной физической культуры является существенно продуктивной или достаточной». В связи с этим задается риторический вопрос: «Стоит ли идти «на поводу» у зарубежной, особо отметим, неудачной профильной практики и перенимать ее малоэффективные стратегии?» [31: 25, 70, 73].

Некоторые исследователи полагают, что преобладающему большинству учащихся средней школы более соответствуют занятия не спортом, а в рамках рекреативной и оздоровительно-реабилитационной физической культуры с постепенным повышением мотивации к организованной систематической двигательной активности [121].

Однако в связи с обсуждаемой проблемой форм и методов повышения социокультурного значения спорта на первый план выходят не отмеченные выше недостатки обсуждаемой программы, а другой ее существенный недостаток: она не учитывает существенное влияние на социально-педагогическую значимость спортивного соревнования способа организации соперничества и сотрудничества, используемого в этом соревновании.

В работах автора и сторонников концепции «спортизации» разъясняется, каким образом должна строиться спортивная тренировка (подготовка) детей и молодежи в процессе физического воспитания. Подчеркивается обязательность использования «метода тренировки при формировании физических качеств и двигательных способностей ребенка и подростка», «трехразовых в неделю учебно-тренировочных занятий, вынесенных за пределы академического расписания», «свободы выбора обучающимися вида спорта или другой физической активности», «индивидуализация подхода к развитию и воспитанию учащихся» [18: 30-31].

Но спорт - не только тренировка, но и определенная форма организации соперничества - спортивные соревнования. Сам тренировочный процесс имеет целью подготовку к этим соревнованиям. Поэтому и «спортизация» физического воспитания должна предусматривать, по-видимому, внедрение в этот педагогический процесс не только технологий спортивной подготовки (тренировки), но и спортивных соревнований с использованием определенной организации этого соперничества (на основе определенных принципов выбор его программы, системы определения победителей, состава участников и т.д.).

Анализ публикаций автора концепции «спортизации» и его последователей показывает, что предполагается сохранить в неизменном виде тот способ организации соперничества, который обычно используется на спортивных соревнованиях. По крайней мере, не указываются формы и методы его модификации или какие-то иные способы организации соперничества на спортивных соревнованиях.

Нет сомнения в том, что при такой организации физического воспитания оно будет приносить пользу спорту высших достижений. Это признают и сторонники программы «спортизации»: «Массовое спортивно-ориентированное физическое воспитание, - пишет автор программы В.К.Бальсевич, - многократно расширяет фундаментальную базу подготовки резерва спорта высших достижений, создает условия для перманентного выявления и начального развития спортивных талантов» [15: 22]. Л.И. Лубышева указывает на то, что «спорти- зация общеобразовательной школы - новый вектор отбора и подготовки олимпийского резерва» [183].

Однако сторонники программы «спортизации» физического воспитания полагают, что ее реализация позволит преодолеть негативные тенденции ухудшения физического, нравственного и духовного здоровья детей и молодежи, даст возможность сформировать у них не только «высокую культуру тренировки, восстановления, самоконтроля», собранность, организованность и упорство в достижении поставленных целей, бойцовский характер, способность «к многолетней систематической работе над своим совершенствованием», но также высокие качества «спортивного рыцарства и благородства», соответствующие олимпийским принципам [18: 22; 2009: 225].

Насколько оправданны эти ожидания? Можно ли ожидать, что при сохранении в «спортизированном» физическом воспитании традиционной модели организации соперничества это воспитание будет содействовать оздоровлению и духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения? И не приведет ли эта «спортизация» в конечном итоге к тому, что физическому воспитанию будет придана ярко выраженная односторонняя ориентация - быть резервом спорта высших достижений?!

Основания для таких опасений имеются. Ведь даже сами сторонники программы признают, что «соревновательность как специфический компонент спортивной деятельности позволяет развиваться феномену спорта с большей эффективностью по отношению к культуре физической» и что «потребность в спорте в современном обществе превалирует над необходимостью выполнения физических упражнений с целью сохранения и улучшения психофизического здоровья, воспитания ориентации на здоровый образ жизни» [Лубышева, 184: 12]. Как отмечено выше, традиционный способ организации соперничества ориентирует участников соревнований на победу любой ценой - даже за счет здоровья и нарушения нравственных принципов. В ходе тренировочного процесса он формирует ориентацию не на здоровье, нравственное поведение, а на высокие спортивные достижения. И существует ли в таком случае гарантия того, что и «спортизация» физического воспитания не приведет к тем же результатам?

Такие опасения высказывают и другие исследователи.

Вот что пишут по этому вопросу, например, А.Г. Егоров и В.А. Пегов: «Важно сейчас адекватно отнестись к спорту и спортиза- ции физического воспитания в школе и других учебных заведениях, которая критикуется, но тем не менее не исключается из новых концепций. Дело здесь не столько в никому ненужной отчетности школ по спортивным результатам, или тех суррогатах отдельных видов спорта, представленных в школьной программе, сколько в усугублении посредством спортизации проблем нравственного порядка. Бесспорно, у занимающихся спортом развиваются какие-то положительные качества личности, представления об этических нормах. Но бесспорно также и то, что для сферы физической культуры и спорта, особенно для той ее части, где господствует «дух соревнования и соперничества», характерно существенное расхождение существующих там этических норм с общекультурными. Удары в лицо в боксе или «подножка» на футбольном поле вполне оправданы с точки зрения достижения высокого спортивного результата или интересов команды, республики, страны и т.п. В то же время они вступают в явное противоречие с общечеловеческой нравственностью. Может, это и не так страшно, когда речь идет о взрослых спортсменах (хотя не для кого не секрет, что их представительство среди уголовных элементов довольно высоко). Ранняя специализация - причина тому, что дети, усвоив некритически, через механизмы подражания, узкопрофессиональные нормы спорта, начинают затем переносить их на всю сферу человеческой деятельности. Другими словами, бить по лицу и делать «подножки» уже не на спортивных площадках, а дома или на улице. Таким образом, усвоение детьми исключительно норм и образцов профессиональной этики, во-первых, антигуманно. Когда наступит момент осознания и осмысления разрыва ряда этих норм с общечеловеческими, ребенок, став уже взрослым, вынужден будет долго и упорно от них освобождаться [95: 61]. Эти критические замечания в адрес концепции «спортизации» физического воспитания поддерживают также А.Я. Найн и А.Г. Гостев [222-223].

Н.Ю. Шумакова ссылается на публикацию, в которой утверждается, что «повсеместно школьный спорт стал подменять физическое воспитание» [191], и выражает согласие с мнением В.П. Лукьяненко, что «спортивно-тренировочная направленность не может быть ведущей в процессе учебной работы уже хотя бы потому, что она не «вписывается» во внеклассную и внешкольную работу. Такая направленность не «вписывается» и в систему общего среднего образования, так как специализированная подготовка любого профиля и назначения, обучение «частным приёмам» (термин П. Ф. Лесгафта) не входят в задачи общеобразовательной школы. Подобно тому, как предмет «Литература» не задается целью формировать из каждого ученика писателя или поэта, так и предмет «Физическая культура» не может свести свою задачу к воспитанию спортсменов». По мнению Н.Ю. Шумаковой, «посредством «спортизации» усугубляются проблемы нравственного порядка. Дело в том, что дети, усвоив некритически, т.е. через механизмы подражания, некоторые нормы, вполне приемлемые в спорте, но находящиеся в противоречии с общечеловеческой нравственностью (например, удары соперника в боксе или подножки в вольной борьбе), нередко переносят их затем на всю сферу человеческой жизнедеятельности. К сожалению, такая специфическая нормативность усваивается детьми гораздо раньше и быстрее, нежели общекультурная». Поэтому она поддерживает сформулированное П.В. Лесгафтом положение о том, «спорт на уроки физической культуры должен прийти как можно позже, лучше - вообще никогда» [496: 52-53].

В своих публикациях автор данной книги неоднократно высказывал аналогичные критические суждения относительно программы «спортизации» физического воспитания, а вместе с тем указывал, при каком условии она может быть позитивной: чтобы «спортизация» содействовала позитивным результатам как в физическом, так и в духовном оздоровлении учащейся молодежи, не приводила к расхождению этических норм спортивной деятельности с общекультурными, требуются кардинальные изменения не только в организации спортивной подготовки на основе принципов, предлагаемых программой, но и в способе организации соперничества на спортивных соревнованиях [341, 357, 397, 360, 399-370, 430-431, 437-446, 456].

Многие исследователи начинают осознавать необходимость определенных изменений в принципах организации спортивных соревнований. К их числу относятся и некоторые сторонники программы «спортизации». Так, например, Р.А. Абзалов и Н.И. Абзалов поддерживают данную концепцию и выступают за ее реализацию в преподавании учебного предмета «Физическая культура» в образовательном учреждении. Вместе с тем они указывают на необходимость проведения спортивных соревнований в старших классах не по установленным правилам отдельного вида спорта, а по упрощенным правилам [1:4].

Но часто ограничиваются лишь общей ссылкой на необходимость инновационного подхода к организации игрового соперничества, не указывая конкретно, что он собой представляет.

Так, ученый из Японии К. Ямомото призывает к новой форме соперничества на смену той его формы, которая существует в спорте в настоящее время и «может разрушить человеческое существо как целое». Однако, отвечая на вопрос о том, что представляет собой эта новая форма соперничества, пишет: «Вероятно, она будет принадлежать к особому слою мира спорта как особой культуры. Настанет время сформировать другой тип соревнования, отличный от современного...» [670: 119].

Аналогичное мнение высказывал Г. Рёш: «Игровые идеи должны быть сформулированы по-новому. Вместо соревновательных игр нужно создавать новые формы игр, которые больше способствуют оздоровлению и инициативе участников... Необходимо спроектировать новую модель игр, которая обеспечивала бы демократизацию в достижении цели и т.д.» [634: 69].

Вместе с тем накоплен достаточно значительный опыт разработки и реализации конкретных программ, форм и методов инновационного подхода к организации спортивного соперничества с целью повышения его социокультурного значения [318-326, 341, 346, 357-358, 360-364, 371, 377, 381, 383, 385, 392-393, 396-397, 401, 410, 420, 430, 448,491,647].

Эти программы, формы и методы можно разделить на две основные группы.

Первая группа предусматривает изменение отдельных элементов традиционного способа организации соперничества и сотрудничества (например, подхода к программе соревнований или к составу участников, или к системе определения победителей), т.е. лишь частичную модификацию этого способа.

Вторая группа предполагает изменение всех элементов традиционного способа, т.е. его целостную модификацию

Сначала будет дана характеристика первой группы форм и методов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >