Механизм взаимодействия политики (власти) и экономики (капитала)

На различных этапах эволюции изменялась как иерархичность взаимоотношений политики с экономикой, так и сам механизм их взаимодействия. На постсоветском пространстве экономическая система стремиться не только выйти из подчинения жесткой политической регламентации, но и приобрести главенствующий статус. В современном мире экономика (бизнес) оказывает все большее влияние на политических акторов и сама превращается в активного игрока па политическом пространстве, как национального, так и глобального масштаба[1] [2].

На начальных этапах трансформационных изменений новейшего времени и в РФ и в КР за частной собственностью (частной категорией) начинали признаваться «всеобщие функции», «всеобщие государственные связи», «всеобщие категории». Политике как «общему делу», как сфере общего интереса оставалась роль иллюзорно всеобщего, формально общего, общего интереса как всеобщего частного интереса. Государственно-гражданская жизнь, политическая общность низводились до роли средства для сохранения неких прав новых собственников. «Citoyen'34 как персонификация политического государства становился слугой эгоистического homme, представляющего гражданское общество и его глубинную основу - экономику»[3]. В ранних работах К.Маркс, говоря о капиталистических отношениях, не мог примириться с принижением всеобщего, если оно может выступать даже в роли средства. Позднее, в противоречии вышеизложенному об эмансипаторах, как утопической мечте для Германии Маркс пишет как о «всеобщих представителях», которые «действительно представляют собой социальный разум и социальное сердце» всего общества[4] [5]. Т.е. он признал, что класс буржуазии может выражать «всеобщий интерес», а экономика соответственно приобретать всеобщий характер, всеобщие отношения.

Взаимодействие между целым и частью - характерная черта любой общественной организации. Поведение части, особенного, определяется поведением целого, всеобщего29'. В докапиталистическом, средневековом периоде в качестве всеобщего выступало осознанное политическое начало. При этом, экономическое находилось у него в подчинении.

Возникновение класса буржуазии и соответствующих капиталистических отношений выдвинуло па первый план начало экономическое. Политическое стало утрачивать качество «всеобщего» и начало переходить в разряд «частного». Изменилось содержание процесса взаимодействия категорий. Начался длительный по времени и сложный по характеру протекания процесс замены иерархизированного положения политического и экономического.

Смена иерархий изменила сам механизм взаимодействия между политической и экономической организационными системами. Экономика стала развиваться и функционировать по своим собственным законам. В этом отношении экономический механизм сравним с механизмом биологическим. В обоих случаях действует принцип самоорганизации, который можно рассматривать через единство причины и цели, самостоятельного осуществления и движущей силы, начала и результата.

Исследование феномена самоорганизации капиталистической экономики необходимо для анализа диалектики взаимоотношений экономики и политики. Признанным и непревзойденным классиком в этом вопросе является Карл Маркс со своим фундаментальным трудом «Капитал».

Здесь, прежде всего, необходимо рассмотреть и сопоставить простое, докапиталистическое товарное обращение и обращение капитала, характерное капиталистическому способу производства. Такое сопоставление необходимо для выявления экономического фактора во взаимоотношениях экономического и политического.

В простом товарном обращении потребительная стоимость (способность товара удовлетворять потребность) являлась целью. Сущность денег обусловлена необходимостью обмена товаров. Через деньги осуществляется связь между товаропроизводителями. «Обмен друг на друга потребительных стоимостей... содержит в себе само собой разумеющуюся цель»[6]. При докапиталистическом способе производства «самопотребление... составляет главную цель производства»[7].

При капиталистической организации экономики товар представляет собой единство потребительной и меновой стоимости.

Смена общественной формации в Европе того периода обусловлена простой сменой последовательности актов купли и продажи. Производство и продажа ради приобретения необходимого товара сменились на куплю ради продажи. Теперь целью обращения капитала является увеличение меновой стоимости, а не обмен потребительных стоимостей. При этом само обращение становится средством[8].

Таким образом, замена местами цели и средства производства обусловлена заменой ролей потребительской и меновой стоимостей, которая сама по себе была вызвана переходом от простого товарного производства к капиталистическому[9].

Происходит трансформационное развитие самого социального субъекта труда. В докапиталистический период истории существовала органическая связь между производителем и условиями его деятельности. Простая кооперация фактически ничего не меняет в самом способе труда, т.е. сохраняется известная полнота, целостность деятельности, когда собственник и работник представлены в одном лице. При мануфактуре начинают происходить качественные изменения. Мануфактурное разделение труда приводит (а капиталистическое завершает) к раздвоению всеобщего, родового, индивидуального, к расщеплению его на члена общества и члена политического государства[10]. То есть, в докапиталистический период социальный субъект был субъектом политическим, общественным, нуждающимся и получающим поддержку власть имущих. Так, «средневековые корпорации и цехи, исчерпав свой исторический потенциал, вступили в борьбу, как с мануфактурой, так и с крупной промышленностью. Корпорации и цехи, становясь реакционным элементом, получали политическую поддержку в лице реакционных правительств и связанных с ним сословий»[11].

При простом товарном обращении политика является фактором главенствующим и выступает в качестве всеобщего и конечной цели. Как пишет Маркс «... удовлетворение потребностей является конечной целью, в самой этой форме непосредственно не содержится условие ее обновления после того, как процесс закопчен. Товар посредством денег обменен па другой товар, который теперь в качестве потребительной стоимости выпадает из обращения. Тем самым движение пришло к концу»[12]. «Если простое товарное обращение (продажа ради купли) не имеет внутреннего импульса своего возобновления, то, следовательно, оно не имеет такого механизма и для регулирования производства»[13]. Для возобновления и обращения производства необходим внешний импульс, находящийся вне производства. Следовательно, цель производства не в самом производстве, а в общественной, политической инстанции. Эта инстанция определяет потребности общества, она задает импульс товарообращения.

Нет принципиальных отличий в механизмах регулирования и при социализме. По мнению Н.Бухарина, цитирующего работу Р.Гильфердинга «Финансовый капитал»: «В совершении всех меновых актов, возможных в товаропроизводящем обществе, должно найти себе выражение то, что сознательно определяется центральным органом общества: что и в каком количестве производить, где и кто должен производить. Обмен, должен довести до ведения товаропроизводителей то же самое, что членам социалистического общества сообщают его органы, которые сознательно регулируют производство, определяют распорядок работ и т.д. Задача теоретической экономики заключается в том, чтобы найти закон обмена, определяемый указанным образом. Из этого закона должно вытекать регулирование производства в обществе товаропроизводителей точно так же, как из законов, распоряжений и предписаний социалистического управления вытекает нена- рушаемый ход социалистического хозяйства. Разница лишь в том, что закон этот не прямо сознательно предписывает людям то или иное поведение в производстве, а действует с «социальной естественной необходимостью», подобно законам природы»[14].

Неэкономическое управление экономикой означает главенство в общественной организации политического. По мнению теоретика экономического либерализма Ф.Хайека: «Власти, управляющие экономической деятельностью, будут контролировать отнюдь не только материальные стороны жизни. В их ведении окажется распределение лимитированных средств, необходимых для достижения любых наших целей. И каким бы он ни был, этот верховный контролер, распоряжаясь средствами, он должен будет решать, какие цели достойны осуществления, а какие - нет. В этом и состоит суть проблемы. Экономический контроль неотделим от контроля над всей жизнью людей, ибо, контролируя средства, нельзя не контролировать и цели»[15].

Как простое товарное, так и социалистическое обращение не имеют внутреннего источника возобновления. В отличие от них в самом капитализме «заложено то, что этому движению нет конца, что его конец уже содержит в себе принцип и момент его возобновления»[16]. «Обращение денег в качестве капитала есть самоцель, так как возрастание стоимости осуществляется лишь в пределах этого постоянно возобновляющегося движения. Поэтому совершенно справедливо, что движение капитала не знает границ»[17].

В.Коновалов в своей монографии «Экономика и политика» высказывает мнение о том, что: «Непрерывность процесса производства и обращения капитала до минимума сокращает зазор, где бы могли неограниченно развертываться нестоимостные формы управления экономикой. Поэтому такой способ хозяйствования можно с полным правом назвать экономическим, а субъекта данного способа - человеком экономическим. Отсюда и решение загадки, поставленной перед собой Марксом, почему гражданин политического государства объявляется слугой эгоистического человека, буржуа? Капиталистический хозяйственный механизм со свободной конкуренцией и свободным рынком как его атрибутом - принципиально негосударственный механизм. Государство и конкретный рыночный механизм - антиподы. Функция организатора производства не нуждается в центре и выполняется самим свободным механизмом. Все необходимое для организации и производства, находится внутри этого механизма»[18].

Считается, что хозяйственная организация капиталистического производства - это саморегулируемая система. Анализировать самоорганизацию сложно, так как организационные процессы являются для наблюдателя скрытыми, невидимыми и не всегда подлежащими количественному измерению и формулированию. Самоорганизация по А.Смиту есть «невидимая рука рынка», а «действия частных лиц, движимых собственным интересом, могут направляться на общую пользу, хотя и никто из них и не помышляет о благе общества»[19]. По Ф.Хайеку, «спонтанный порядок» образуется эволюционным путем как непреднамеренный, бессознательный результат сознательных действий множества людей, преследующих частные цели, а рынок - пример самоорганизующейся и саморегулирующейся социальной системы[20] [21].

В отличие от социалистической, в рыночной системе узаконено действуют совершенно противоположные тенденции: к равенству и неравенству, к равновесию и неравновесию, к сбалансированности и несбалансированности, к порядку и беспорядку. «Беспорядок более характерен, чем порядок, если под последним понимать полностью

313

равновесное состояние системы» .

Полностью равновесное состояние системы пытаются создать там, где производственная система основана на непосредственно- общественном характере труда и всеобщем продуктообмене. Там господствует эталонное соотношение, которое можно считать пропорциональным. Таковым является соотношение, которое присуще такому состоянию производства, когда приравненные в ходе воспроизводства величины близки к равенству, уравновешивающие процессы - к равновесию, взаимодействующие факторы и параметры - к соответствию, т.е. когда производственная система близка к состоянию сбалансированности[22]. По мнению Е.Режабека самоорганизация связана со спонтанным нарушением симметрии в неустойчивом однородном состоянии[23].

Отсутствие механизма самоорганизации при рыночном способе хозяйствования сделало бы его существование невозможным. В несколько упрощенном виде рыночные отношения базируется на трех фундаментальных принципах: товарности производимой продукции, многообразии форм собственности и свободе хозяйствования. Эти принципы являются теоретической основой капиталистической промышленной экономики, которая должна представлять собой самоорганизующуюся систему. Нарушение функционирования любого из них влечет за собой сбои в работе всей системы. Теоретически, здесь должна включаться самоорганизация и самонастройка, которая обусловлена наличием «объективных экономических законов», которые не зависят от политики государства.

Экономические законы - устойчивые, существенные причинно- следственные, повторяющиеся взаимосвязи между экономическими явлениями и процессами. То есть, экономические законы - это, по сути, проявление устойчивых отношений между людьми, складывающихся в процессе производства, распределения, обмена и потребления, которые в то же время проявляются как интересы. Основные экономические законы: закон спроса, общего макроэкономического равновесия, частного экономического равновесия, производительной силы труда, предложения, конкуренции, стоимости, денежного обращения, экономического роста, эффективности производства, пропорциональности и накопления. Этим и другим экономическим законам подчиняется функционирование производительного, торгового и финансового капитала, процессы производства капитала, торгового и денежного обращения и т.д. В теории эти законы должны выражать глубинные объективные связи между экономическими явлениями и проявляются как господствующие тенденции развития экономики. Наряду со специфическими законами, действующими па протяжении какой-либо одной общественно-экономической формации, функционируют общие экономические законы, присущие всем или ряду формаций. Например, общие законы рыночной экономики: закон экономии времени, повышения производительности труда, соответствия производственных отношений уровню производительных сил и т.д.

Совокупность экономических законов вводит экономическую жизнь общества, развивающегося в рамках каждой экономической системы, в определенное, объективно обусловленное русло. Любой объективный закон предстает как необходимая существенная и повторяющаяся связь между явлениями. Такая связь существует между явлениями экономическими, например, между ценой товара и количеством труда, затраченным па его производство, между общественнонеобходимым рабочим и свободным временем, производством и потреблением, спросом и предложением и т.д.

Однако экономические законы - это законы деятельности непосредственно самих людей, которые по определению субъективны. Люди активно воздействуют на экономические законы и в определенной степени их формируют. В то же время экономические законы носят относительно объективный характер. Так как люди не могут сами выбрать производительные силы и условия материальной жизни, они подчиняются тем экономическим законам, которые функционируют в обществе в данный исторический момент. Объективность этих законов должна быть обусловлена так же практикой и временем. Законы объективны, поскольку они складываются независимо от сознания и воли людей, и человек не может их нарушать без тяжелых для себя последствий. Это не означает, что в сфере экономики отсутствуют случайности.

В.Шкредов определяет объективность экономических законов тем, что это «внутренние, необходимые, устойчивые, постоянно повторяющиеся при данных, относительно неизменных материальных и общественных условиях причинно-следственные связи между отношениями, процессами производства, распределения, обмена, а также теми поверхностными явлениями, в которых отражается объективная экономическая необходимость»316. Соблюдение объективных глубинных связей экономических явлений способствует устойчивому развитию экономики. Их нарушение мешает развитию экономики, разрушает ее. Отсюда задача - осознать во всей полноте пределы действия экономических законов, и в соответствии с ними строить экономическую деятельность. Важно, чтобы это осознавалось на государственном уровне, а также отдельными предпринимателями и другими участниками общественного производства. Диапазон этого осознания может быть широким - от научного понимания до отражения в предпринимательском инстинкте или в интуиции.

Однако кроме объективного фактора в экономических процессах имеет место и фактор субъективный. Соотношение этих факторов можно рассмотреть через философскую диалектику взаимодействия объективного и субъективного. А диалектику взаимоотношения экономики и политики сопоставить с проблематикой диалектики идеального - материального, субъективного - объективного. Понятие «субъективное» имплицитно несет в себе «политическое», но не тождественно ему. Это относится и к понятиям «объективное» - «экономическое».

В общественной жизни, под объективным понимают процессы и факторы, которые не зависят от воли и желания людей317. Объективное - это, прежде всего объективная реальность, субстанция, и в качестве [24] [25]

субстанции принципиально не зависит от различных «потусторонних сил». В плане основного вопроса философии под объективной реальностью понимается существующее независимо от человеческого сознания и первичное по отношению к нему. Объективный - принадлежащий объекту или определяющийся им. В применении к реальным объектам это понятие означает, что предметы, свойства и отношения существуют вне и независимо от субъекта. Доказательство объективной значимости идеи или теории достигается путем сличения их с объектом мысли в процессе практического овладения предметом или изменения действительности в соответствии с идеей или теорией[26].

Потребности индивида являются объективными данностями, проявлениями объективной необходимости жизнедеятельности индивида как биологического и социального существа. В интересах людей выражена объективная полезность, выгода, независимо от того, осознано это ими, либо нет. Вопрос состоит в оптимальных путях и способах удовлетворения потребностей людей в системе существующих производственных отношений, которые определяются не сознанием людей, а содержанием отношений. Осознание этого означает осознание объективно данных интересов[27].

Как объективные данности существуют и производительные силы общества, а также возникающие между людьми производственные отношения, которые складываются под влиянием объективно данных потребностей и интересов людей и в своей совокупности никогда не охватываются их сознанием. К тому же развитие производственных отношений в решающей мере определяется их объективной зависимостью от уровня и характера производительных сил. Каждое новое поколение людей застает уже сложившимися те или иные производительные силы и производственные отношения и строит свою деятельность в соответствии с их содержанием под влиянием своих объективных потребностей и интересов. Постоянно повышающаяся роль сознания людей в общественном производстве не отменяет указанных зависимостей[28].

Субъективное - то, что свойственно субъекту или производно от его деятельности. Под субъектом понимается индивид или социальная группа, который активно действует и познает, обладает сознанием и волей. Субъективное - то, на что направлена познавательная и иная деятельность субъекта. Субъективное заключает в себе объективное содержание, поскольку отражает объективную реальность. Противопо-

с с 321

ложность субъективного и ооъективного относительна .

Экономические учения нередко выражают экономические интересы классов или социальных групп. К примеру, трудовая теория стоимости А.Смита, теория предельной полезности Э.Бем-Баверка, теория прибавочной стоимости К.Маркса, монетаристская теория М.Фридмена, теория государственного регулирования экономики Д.Кейнса и т.д. Обыденное и теоретическое экономическое сознание имеют существенные отличия. Прежде всего, это различный уровень понимания экономических явлений и процессов, разная степень глубины их понимания.

Многие ученые придавали большое значение психологическим факторам экономической жизни общества. К примеру, Г.Шмоллер указывал на значительную роль инстинкта конкуренции в развитии экономики. Т.Веблен исследовал роль инстинктов мастерства и стяжательства. В.Зомбарт развивал учение о «хозяйственном духе». М.Вебер изучал влияние религиозного сознания, в т.ч. религиозной психологии сторонников протестантизма, на развитие капиталистической экономики. О психологических основах экономических отношений писал французский философ и психолог Г.Тард. На психологические факторы экономической жизни обращали внимание многие русские мыслители, в том числе Е.В.Роберти, Н.И.Кареев, Н.М.Коркунов, П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановский, С.Н.Булгаков и др.[29] [27]

Проблема заключается в осознании людьми их объективных экономических интересов. Это осознание означает выбор оптимальных путей и способов удовлетворения потребностей и самоутверждение людей в системе существующих экономических отношений. Это означает осознать то, что объективно в интересах субъекта, даже если он раньше этого не понимал[31].

Результатом осознания объективных экономических интересов является, в частности, возникновение определенных мотивов деятельности людей, их желаний, стремлений и субъективной заинтересованности в тех или иных действиях. Эта субъективная заинтересованность человека или социальной группы в чем-либо выступает как воспроизведение в индивидуальном или групповом сознании их объективных экономических интересов. Так, субъективная заинтересованность людей в повышении эффективности своей производственной деятельности отражает их объективные экономические интересы, заложенные в существующей системе оплаты труда. При этом данная субъективная материальная заинтересованность субъективна лишь по форме, поскольку проявляется как момент внутреннего мира субъекта, его сознания. По содержанию она объективна, поскольку отражает то, что существует в объективной экономической реальности[27] [33].

В своем объективном идеализме, Гегель говорил о роли практики в отношении субъекта и объекта, о зависимости этого отношения от истории, от общественной природы субъекта. Диалектический материализм исходит из признания существования объекта независимо от субъекта, по в то же время рассматривает их в единстве. Объект не является абстрактной противоположностью субъекта, так как последний активно преобразует, «очеловечивает» объект, и основу их взаимодействия составляет общественно-историческая практика. Поэтому субъективное в марксизме понимается как производное от деятельности субъекта, воспроизводящего в формах этой деятельности содержание объекта. Будучи активной силой, во взаимосвязях субъекта и объекта, человек действует не произвольно, так как объект ставит определенные границы и пределы деятельности субъекта. На этой основе возникает необходимость познания закономерностей объекта, чтобы согласовать с ними деятельность субъекта, поскольку его цели формируются в соответствии с логикой развития предметного мира, объективно обусловлены потребностями субъекта и уровнем развития производства. В зависимости от этого, а также от уровня познания объективных закономерностей человек ставит сознательные цели, в ходе достижения

ллг

которых изменяется как объект, так и сам субъект .

Человек, преобразуя мир, создает «вторую природу», которая продолжает подчиняться объективным закономерностям. Поэтому, как пишет Т.И.Ойзерман, «объективное в общественно-историческом процессе есть результат объективации деятельности сменяющих друг друга поколений людей. Его объективность специфична: социальные условия, определяющие развитие общества (производительные силы и производственные отношения), создаются людьми на протяжении истории человечества. Но повое онтологическое отношение между субъектом и объектом не существует в природе: здесь субъективное и объективное образует единство противоположностей, которые превращаются друг в друга»[34].

В устройстве общества складываются два ряда явлений и процессов. Объективные, прежде всего производительные силы, производственные отношения, составляющие тот или иной способ производства, наличные экономические процессы. И субъективные, состоящие из сознательной деятельности, целеполаганий, целедостижений, политических действий. Из этого следует, что объективные законы и социальная деятельность, экономическое бытие и политические явления - это раздельные понятия. Однако экономические законы зависят как от людей и их деятельности, так и от их общественного сознания, воли и чувств. Следовательно, и политического мышления.

С одной стороны, такой подход указывает на практическую трудность, если не на невозможность выделения объективного и субъективного в чистом виде, и свидетельствует о наличии объективно- субъективного (независимости-зависимости от человека), что является подтверждением широко принятого тезиса - объективное субъективируется, субъективное объективируется. Такая взаимосвязь объективного и субъективного обусловлена невозможностью существования абсолюта в материальном мире. Абсолют[35] [36] [37]трактуется философами как «вечная неизменная первооснова мира, первоначало всего Сущего (Бог, дух, идея и т.п.), которое мыслится единым, всеобщим, безначальным, бесконечным и противостоит всякому относительному и обу- словленному Бытию ' .

С другой стороны, это ведет к индифферентности, а то и игнорированию объективного, которое определяет возможности и ставит границы субъективному, поскольку в последнем имеют место возможные и действительные крайние формы политического экстремизма и волюнтаризма. Игнорирование первого «объективного» ряда ведет к нарушению взаимодействия со вторым «субъективным» рядом. Нарушение взаимодействия означает прерывание причинно-следственных связей, поскольку последние в прямом смысле тождественны взаимодей-

329

ствию .

Взаимодействие - процесс непосредственного или опосредованного воздействия объектов друг на друга, в котором взаимодействующие стороны связаны циклической причинной зависимостью[38]. Как вид связи оно представляет собой интегрированность действий, функциональную координацию их следствий, то есть систему действий. Возникает из совместного участия объектов взаимодействия в сложной, подвижной сети отношений[39]. Взаимодействие - наиболее общая, универсальная форма изменения состояний объектов. Оно определяет существование и структурную организацию всякой системы, ее свойства, ее объединение в систему большего порядка. Энгельс определял взаимодействие как конечную причину всего существующего, за которой нет других более фундаментальных определяющих свойств. Во всякой целостной системе взаимодействие сопровождается взаимным отражением объектами свойств друг друга, в результате чего они могут меняться[33].

Одним из основных пунктов теории политики является объяснение двух сторон политического процесса: 1) действий субъектов политики - путем указания на цели, которые они ставят перед собой, а так же знание субъектов, осуществляющих эти цели, об условиях и средствах их реализации; 2) закономерностей, на основе которых реализация субъектом политики действий, направленных на достижение его индивидуальных групповых целей объективно приводит к каким-либо глобальным результатам[41].

Итак, с одной стороны - объективная реальность, представленная объективными экономическими законами, а с другой - реальность субъективная, как сознательная целеполагающая (политическая) деятельность. Объективное представлено механизмом действия законов общественного развития. Субъективное находит выражение в механизме использования социальных законов. Различие механизма действия и использования социальных законов обстоятельно проанализированы Г.Глезерманом. Философ подчеркивал, что «в механизме действия отражается объективная направленность действия законов, которая, в конечном счете, прокладывает себе путь и в механизме использования - целенаправленной деятельности людей, осуществляемой в соответствии с требованиями объективных законов»[42].

В данном исследовании под механизмом действия подразумевается политика, а задачей политической технологии определена необходимость поиска точек соприкосновения требований объективных законов и иерархии целей деятельности и выбора средств их реализации, осуществляемого политиками или власть имущими. «Это происходит,

  • - как утверждал Д.Лукач, - лишь тогда и в той мере, когда целеполага- ние, как активность отвечающего существа, в состоянии бывает верно познать в соответствии с их сущностью именно те моменты наличных
  • 335 гг

процессов, на которое оно стремится воздействовать» . Нод моментами наличных процессов понимаются реальные общественные процессы, происходящие в экономической сфере.

Методологическая природа механизма действия и механизма взаимодействия различна. Однако их взаимосвязь и взаимозависимость очевидна и в дополнительной аргументации не нуждается. Разделение структурных компонентов двух рядов или комплексов приводит к отделению объективного от субъективного.

Взаимоотношения экономики и политики в онтологическом плане разъединяют объективное (экономику) и субъективное (политику), выделяют однозначно собственно объективное («объективное объективное»), т.е. экономику, которая в рыночных хозяйственных отношениях перестает соотноситься с субъективным (политикой) и стремиться приобрести самостоятельное значение. Объективное (экономика) стремиться стать первичным по отношению к субъективному (политике).

Для дальнейшего исследования рассматриваемого вопроса необходимо выделить исходное противоречие в механизме взаимодействия экономики и политики, которое исходит из наличия субъект-объектной оппозиции, т.е. наличия «неравноправных сторон, одна из которых всегда превалирует. Если стороны равноценны, исчезают внутренние импульсы для развития противоречия. Необходимо, чтобы одна из составляющих проявляла к другой «активность особого рода». По мнению В.П.Иванова, эта активность (отношение), «во-первых, любую связь трансформирует в плоскость «для себя»; во-вторых, она равным образом выносит вовне другую сторону отношения, превращая ее в объект; наконец, в-третьих, это активность тем самым определяется как отношение неравноправных сторон - внутренней и внешней, субъективной и объективной»[43] [44]. Такая деятельность приобретает все основные черты деятельности и полагания. В процессе становления деятельности и в ней самой как субъект-объектная поляризация возникает процесс саморазличепия. В этом саморазличепии и противополагании обнаруживается «различие между сущностью деятельности и деятельностью как сущностью человека»[45].

Вывод - деятельность определяется двояким образом в зависимости от приоритета либо объективного (в нашем случае экономического), либо субъективного (политического) моментов. «В первом случае субъективность представляется лишь полюсом, стороной, т.е. производным от реального процесса деятельности, во втором, она исходит от субъекта, как владеющего ею и действующего. В первом - отношение ее сторон рождает аспект целесообразности, во втором она выступает собственно целеполаганием и целевыполнением, т.е. опосредству- ет человеческие потребности и их удовлетворение» .

Деятельность есть единство объективного и субъективного, наделение субъективного двухсторонней природой. Из содержания диалектики субъективного и объективного исходит противоречие между субъективным как продуктом объективного и субъективным как «наступающим» па объективное. Это противоречие является источником внутреннего функционирования диалектики субъективного и объективного. Степень или мера «наступления» субъективного на объективное будет характеризовать смену состояния диалектики их взаимосвязи в историческом плане[46] [27].

На различных этапах развития общества преобладание политических («наступление» субъективного) или экономических моментов были различны. «Детерминация, в конечном счете, проявляется в реальной истории как раз в перестановках первой роли между экономикой, политикой, теорией и т.д.»[48]. У марксизма противоположная позиция. Ему принадлежит положение о том, что общественный процесс производства детерминирует, обусловливает все историческое развитие. То есть, экономика детерминирует все остальные общественные сферы во все исторические эпохи. Экономика всегда, в конечном счете, является определяющим моментом.

Отличие альтюссеровского подхода от марксистстского заключаются в том, что определяющая, в конечном счете, роль экономики означает, что экономика не всегда господствует. Представляется, что такая позиция снимает ряд подозрений в «вульгарном экономизме», приписываемому марксистскому учению из-за этих «в конечном счете» и «всегда». «Не подлинная марксистская традиция, - пишет Альтюссер, - а «экономизм» (механицизм) раз и навсегда устанавливает иерархию инстанций и одностороннюю направленность их отношений»[49].

Философия структуралистской школы Альтюссера, или, как ее называли, эпистемологического марксизма, различает категорию, определяющую «в конечном счете» роль экономики и инстанцию, играющую «преобладающую роль». «Детерминизм в конечном счете структуры целого экономическим моментом, - отмечает Н.Пулапцас, - не означает, что экономический момент играет здесь преобладающую роль... Экономический момент в действительности определяется лишь в той мере, в какой он придает той или иной инстанции преобладающую роль»[50].

Структуралистская концепция целого расставляет следующие акценты: экономика определяет преобладание политики в античном обществе; преобладание религии в феодальном обществе; преобладании экономики в современном (капиталистическом) обществе. Экономический момент, как подчеркивают альтюссеровцы, в капиталистическом способе производства не только определяется «в конечном счете», но играет также и преобладающую роль. Другими словами «детерминирующая, в конечном счете, инстанция» и «преобладающая инстанция» совпадают[27] [52].

Представители структуралистской школы описали докапиталистическое общество с точки зрения диалектики взаимоотношений политического и экономического моментов. В этот период преобладала политическая и религиозная инстанция в рамках неразличимости экономического и политического, смешивания того и другого. Вопрос об осознании границы возможного и невозможного для политической компоненты в обществе не был поставлен. Недифферепцированпость целого со временем из положительного момента стала превращаться в препятствие для дальнейшего продвижения вперед. В этом заключается специфика состояния диалектики соотношения экономики и поли-

344

ТИКИ .

С утверждением экономики в постсоветских странах в качестве самостоятельной самоорганизующейся системы в обществе появились условия для усиления и политической инстанции. С одной стороны усиление влияния политики на экономику имеет объективный, подтвержденный практикой необходимый характер. С другой - это субъективные интересы и амбиции отдельных политических индивидов. При этом «наступление» политики па экономику имеет тенденцию наращивания. Противоречие между политическим, как производным от экономического, и политическим, как «наступающим» на экономическое, продолжает быть источником внутреннего развития общественного целого.

С одной стороны, необходимость политического лоббирования экономических интересов бизнеса обуславливает заинтересованность последнего во взаимодействии. С другой стороны, политическая деятельность не может не опираться на экономический базис. Такое взаимодействие естественно и ограничивается обществом лишь в своих крайних проявлениях (коррупция). Однако лоббирование в западных и постсоветских странах имеют существенные отличия[53].

Практика показывает, что уровень материальной обеспеченности любого представителя политической элиты значительно превышает уровень среднего класса. Нежелание политиков находится в прямой зависимости от представителей экономической сферы, а так же отсутствие прогнозируемых, стабильных политических перспектив стимулирует их прямо или опосредованно создавать собственную материальную базу. В этом случае благосостояние, как универсальная витальная ценность индивида является необходимой предпосылкой достижения цели общественного признания (обладания политической властью). К сожалению, политическая деятельность объективно относит универсальные демократические ценности (свобода слова, совестя, партий, национальный суверенитет и др.), ценности межличностного общения (порядочность, честность, бескорыстие) и ценности партикулярные (преданность обществу, привязанность к малой родине, семье) на второй план.

В случае если индивид имеет основополагающей смысложиз- ненной ценностью достижение определенного экономического уровня, на определенном этапе происходит переосмысление возможностей, средств, способов и, в конечном итоге целей. С одной стороны самостоятельная политическая деятельность дает возможность бизнесу значительно сокращать издержки на поддержание политиков и является экономически обоснованной необходимостью[54]. С другой стороны - достижение экономических целей индивида побуждает его находить новые или переосмысливать цели старые. Как известно деньги и власть - есть основные мотивационные посылки деятельности индивида, хоть сколько-нибудь обладающего амбициозностью. В этой связи наличие достаточного материального состояния, как правило, есть не только необходимое условие, но и предпосылка формирования стремления индивида к достижению определенного политического социального статуса.

Такая тенденция несет в себе ряд опасностей для любого общества. Прежде всего: никто и никогда сколько-нибудь аргументировано не оспорил известный тезис Карла Маркса о том, что «первоначальный капитал не может быть добыт честным путем»347. Следовательно, как минимум, на первоначальной стадии накопления капитала представители экономической сферы в той или иной степени нарушают общественный договор (Закон). В этой связи целесообразно обратиться к высказыванию Т.Дж.Даннингтона, который в своей книге «Профсоюзы и забастовки» (I860) цитировал неизвестного автора статьи из журнала «Quarterly review»: «Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, по это еще не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение; при 20% он становится оживленным; при 50% положительно готов сломать себе голову; при 100% он попирает ногами все человеческие законы; при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы...»348. Общество, допускающее к политическому управлению индивидов, представляющих экономическую сферу, чья эгоистическая мотивация заключается в самом смысле профессиональной деятельности, должно быть готово к ущемлению общественного интереса в пользу частнособственнических интересов этих индивидов, либо групп, их представляющих349. Социальное общество, ориентированное на соблюдение общественного, а не индивидуального интереса должно создавать жесткие разграничительные барьеры, ограничивающие диффузию политической и экономической сфер3:|0.

’ ' В Капитале К.Маркс рассматривает историю, пути, методы и способы формирования первоначального капитала в Англии на этапе формирования капиталистических отношений.

,4S Цитата была использована К.Марксом в «Капитале» и стала ему приписываться. (См.: Емельянов Ю. Рождение и гибель цивилизаций. - М.: Вече, 1999. - С. 372.)

49 Бизнесмен, облаченный политической властью, либо имеющий политическое влияние, прежде всего, начинает не только лоббировать интересы собственного бизнеса, но и попросту игнорировать антимонопольное законодательство и расширять сферу собственных экономических амбиций до крайних пределов в соответствии с уровнем интеллекта, материальных возможностей, сторонних интересов и т.д.

50 К примеру, сегодня в РФ политики и чиновники представляют не только собственные декларации о доходах, но и аналогичные декларации всех ближайших родственников.

В зависимости от периодов исторического развития, ментальных особенностей нации, геополитического положения и т.д. механизм взаимодействия экономической и политической сфер в каждом обществе имеет отличительные особенности. К примеру, в отношении США можно говорить о безусловном доминировании и главенствующей роли капитала3'1.

В РФ на начальном этапе новейшего времени (1992-2000 гг.) возникло повое для страны явление - олигархия ". Понятие «олигарх» в России характеризует тех бизнесменов, которые владеют достаточно большим количеством экономических ресурсов, чтобы оказывать влияние на политические дела страны[55] [56] [57] [58]. Олигархи334 приобрели состояние во время приватизации, когда государственные предприятия были отданы за кредит (loans for shares)[59] или обменяли свою политическую и административную власть, трансформировав её в права собственников па капитал во время проведения приватизации. Олигархический слой крупных бизнесменов формирует финансовую и собственническую («рантьерскую») социальную группу - как собственники больших банков и предприятий добывающей промышленности336. Представители новой российской олигархии337, обретя контроль над значительным сегментом экономики, начали активное вторжение в политическую сферу[60] [61] [62] [63]. По мнению Р.Гайнутдинова в РФ в этот период «бизнес стал политически значимым субъектом, влияющим, а иногда и определяющим общественные отношения»339. В.Кондрачук считает, что в этот период «финансово-промышленные группы (ФПГ), превратившись в самостоятельные субъекты политики, встали вровень с политическими институтами государства, партиями, СМИ, а так же структурами гражданского общества. Развитие этой тенденции привело к тому, что к ФПГ перешла часть функций, принадлежащих политическим партиям. Дальнейшее развитие этого процесса превратило партии в инструмент реализации не столько общенациональной, сколько корпоративной стратегии»[64].

После 2000г. этот процесс был остановлен[65], путем «выборочного давления на олигархов, которое имело политическую, а не экономическую подоплеку. Главной задачей при этом было укрепление верховенства власти государства за счет крупных корпораций, а не увеличение общих благ». Государство поставило крупный бизнес в жесткие рамки и ограничило свободу его действий, что привело к снижению его влияния на политические процессы. Методы грубого диктата со стороны бизнес-сообщества в политической сфере сменились на диалог с властью»[66]. Сегодня, российский бизнес вынужден признать свою «социальную ответственность» перед обществом[67] [68].

В КР естественным ограничителем притязаний экономической сферы на присвоение полномочии сферы политической является с одной стороны традиционная ментальность народа[69]. С другой стороны, общество уже получило негативный опыт, когда политическая элита монополизировала контроль над экономическими процессами[70].

Сегодня, под политическим подразумевается государство и степень его вмешательства в экономические процессы. Это вмешательство вынуждает экономику обращаться к новым формам устройства собственности и хозяйствования, где роль сознательного, общественного фактора существенно повышается. Функции государственного регулирования конкуренции рынка стали приобретать общественный статус.

Вследствие этого усиление роли государства было объективно обусловлено необходимостью общественного регулирования воспроизводством капитала на макроуровне. Государство, во-первых, является общественным агентом, т.е. носителем законодательной и административной власти; во-вторых, располагает материальной и финансовой мощью, возможностью ее быстрого и эффективного расширения; в-третьих, традиционно является общественным центром. Эти данности позволяют государству активно вмешиваться в экономическую сферу. Тем более, оно должно это делать, если инициатива исходит от экономической системы.

Государственное вмешательство в экономические процессы обусловлено объективными обстоятельствами: «давлением отдельных социальных слоев, стремящихся с помощью государства решать собственнические и хозяйственные проблемы, укреплением господства или, наоборот, равенства и социальной справедливости; выполнением государством общественных функций, требующих крупных материальных и финансовых затрат, а иногда и действенного контроля над производством (в связи с обороной и ведением войн); стремлением самого государства к усилению своего влияния в обществе, в том числе и посредством контроля над хозяйством»[71].

Изменение взаимоотношений экономики и политики проявляются в том случае, когда наблюдается резкое повышение роли одной из сторон и когда другая не в состоянии остановить растущие «амбиции» первой. Одним из основополагающих положений трансформационных изменений в экономических сферах постсоветских стран было и до сих пор остается дерегулирование экономики. Изначально - это, рекомендованное постсоветским странам западными идеологами иеолибера- лизма полное невмешательство государства в экономические процессы, основанное на монетаристских принципах. После 2000г. в РФ - это осознание необходимости усиления экономической роли государства, базирующееся па принципах кейнсианства. В КР 2005-2010 гг. - это осознание необходимости усиления экономической роли государства в целях удовлетворения собственного интереса лидеров политической сферы.

Сегодня, в РФ «образовалась структура, соединяющая остатки государственного социализма, олигархический капитал полукрими- нальиого происхождения и массив примитивного предпринимательства. Такая структура без поддержки государства в условиях глобализации обречена на поглощение транснациональным капиталом со всеми вытекающими политическими и социальными последствиями. В соединении власти и бизнеса проявляется противоречие между обслуживанием общих интересов и обеспечением прибыли. Даже в развитых странах с их мощной институциональной базой государственные структуры нередко используется для реализации частного интереса. Подобные негативные явления приводят к деформациям в экономике и политике, росту недоверия к партнерским отношениям между государством и частным сектором. В постсоветских странах «согласование интересов экономических и политических сфер должно происходить под преобладающим воздействием государства до тех пор, пока в стране не сформируется гражданское общество»[72] [73].

Особенно наглядно усиление государственного участия в экономических процессах можно проследить в условиях мирового финансового кризиса. На лондонском саммите «большой двадцатки» (G20) принято итоговое коммюнике, призванное способствовать выходу из экономического кризиса. Меры, принимаемые двадцатью крупнейшими экономиками мира, заключаются в усилении государственного стимулирования совокупного спроса и финансового регулирования, подержке государством банковских сфер3 9, субсидировании стратегических отраслей экономик, создании государством новых рабочих мест и т.д.[74]

Степень активности интереса к освоению хозяйственной сферы со стороны политической власти необходимо рассматривать с точки зрения парадигмальпой гносео-методологической установки, согласно которой позитивное[75] [76] знание может быть получено как результат сугубо научного познания. Позитивистски ориентированные экономисты за исходную методологическую посылку признают дуализм фактов и решений, сущего3'" и должного[77], строго разграничивая позитивное и нормативное экономическое знание.

К примеру, известный философ и экономист Дж.Н.Кейнс-старший говорил о том, что функция политической экономии состоит в анализе фактов и выяснении их истинного значения, а не в предписании правил жизни. По его мнению, наука сама по себе не даёт моральной оценки и не говорит, что должно и чего не должно быть. В отличие от него Кейнс- младший декларировал экономическую науку моральной дисциплиной, частью этики, тем самым, поставив под сомнение чёткое разграничение сущего и должного, теоретического и практического знания.

До сегодняшнего дня не существует общепризнанных, четко определенных границ вмешательства государства в экономические процессы. Представляет интерес простая формула, выдвинутая в послевоенный период в Германии «Конкуренция - везде, где возможно, регулирование - везде, где необходимо». Она отражает приближенную к идеальной диалектику взаимоотношений экономики и политики, указывает на те границы, которые переходить не следует ни той, пи другой стороне.

Выявить эти границы в конкретно-исторических условиях и в условиях конкретного национально-ментального государства можно только опытным путем. Только па основе опыта, а не на основе навязанных извне рекомендаций, обязательных для исполнения, можно разрешить или не разрешить противоречие между объективным и субъективным, политическим и экономическим. С точки зрения философии проблема стоит следующим образом: каким образом целепола- гания[78] и их связи, т.е. идеальная каузальность[79] (причинность, причинная обусловленность) вписывается в общую схему материальных каузальных связей? Т.е., как смыслообразующее содержание практики, состоящее в формировании цели как субъективно-идеального образа желаемого (целеформировании) и воплощение ее в объективно- реальном результате деятельности (целереализации) вписывается в систему случайных связей?

Вопросы соотнесения телеологического, политического и экономического рассматривает Д.Лукач в работе «Онтология общественного бытия». В ней он ставит и пытается разрешить проблему: как конкретно осознать характер объективных экономических каузальных целей и целей субъективных политических целеполагаиий в историческом процессе?

Ученый считает, что в общественном бытии не совершаются процессы собственно телеологического (целеполагающего) типа, а целеполагающая деятельность не может упразднить причинный характер реальных процессов. Всякая попытка внедрить в природные (общественные) процессы «телеологическую интерпретацию» с неизбежностью ведет к установке чуждого природе «трансцендентного субъекта». С онтологической точки зрения это дает чистое, не оставляющее никаких сомнений разделение пауки и религии. Что же собой представляет подобный «трансцендентный субъект»[80]?

«Полагающий (цели) субъект, который был бы в состоянии превращать причинные процессы в телеологические, должен был бы обладать полностью трансцендентными по отношению ко всякому бытию существованием, всеведением и всемогуществом, следовательно, в своем бытии принадлежать типу иудейско-христианского божества»[81] [82].

В докапиталистический период роль трансцендентного субъекта присваивала себе теократия. С начала двадцатого века и до сегодняшнего дня в отдельных странах с однопартийной политической системой таким субъектом является правящая партия (КПСС, КПК и т.д.). Взявшись за превращение причинных процессов в телеологические, субъект пытается изменить основополагающие содержания, связи и структуры общественного бытия. Там, где преобладает религиознополитическая инстанция, общество находится на докапиталистиче-

«378

скои стадии развития, т.е. в условиях нерасчлененного, слитного, синкретического[83] бытия.

Под синкретизмом в широком смысле понимается стремление вернуться к прошлому, в частности в результате страха перед отпадением от целого, стремление возвратиться к тотему, к вождю, к социальному порядку. Именно это и составляет культурную основу синкретического государства, которое, несмотря на отход от синкретизма, тем не менее, пыталось на его культурной основе вернуться к обществу, где собственность, власть, жреческо-идеологические функции слиты в едином носителе. Сегодня, возможность такого возврата представляется маловероятной, что, в конечном итоге, утверждает (по крайней мере, на ближайшую перспективу) стремление экономики запять доминирующее, по отношению к политике, положение.

  • [1] Гайнутдинов Р.И. Роль бизнеса в современном политическом процессе: Дисс. ... д-ра полит. наук: СПб, 2006. - С. 333.
  • [2] Citoyen (франц.) гражданин.
  • [3] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. - Т. 1. - С. 402.
  • [4] Там же. - С. 425.
  • [5] 29 В данном исследовании целостность рассматривается как внутреннее единство объекта,включающее в себя части, которые в свою очередь обладают целостностью.
  • [6] Маркс К. Указ. соч. - T. 47. - С. 3.
  • [7] Там же.-С. 71.
  • [8] Меновая стоимость становится содержанием и самоцелью обращения. (См.: Там же. С. 6.)
  • [9] Экономические отношения кыргызов досоветского периода с определенной долей условности можно назвать феодальными. «Буржуазная идеология никогда не оказывала особоговлияния на кыргызов. Специфика кочевого скотоводства, являющегося одной из разновидностей производящего хозяйства, не позволяла обществу подняться выше раннеклассовых отношений. Именно в такой обстановке жила большая часть кыргызов до начала 30-х гг. XXв.». (См.: Джунушалиев Д., Плоских В. Трайболизм и проблемы развития Кыргызстана:http://www.ca-c.org/joumal/cac-09-2000/17.Dzhunu.shtml) Минуя капиталистическую стадиюразвития, в советский период кыргызское общество начало строительство социализма. Вновейшее время, суверенная КР стремиться достичь уровня зкономического развития западных стран, имеющих значительный исторический опыт развития капиталистических отношений.
  • [10] Новикова Р.П. Диалектика исторических типов социальной деятельности. - Ростов н/Д.:1989.-С. 255.
  • [11] Маркс К. Указ. соч. - С. 13.
  • [12] стам же. -с. 13.
  • [13] Новикова Р.П. Указ. соч. - С. 260.
  • [14] Бухарин Н И. Политическая экономия рантье. Теория ценностей и прибыли австрийскойшколы.-М.: 1988.-С. 171.
  • [15] Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия // Мировая экономика и международныеотношения. - 1989. -№12.-С. 134
  • [16] Маркс К. Указ. соч. - Т. 47. - С. 14.
  • [17] ш Там же. -С. 163.
  • [18] ’|0 Коновалов В.Н. Экономика и политика. Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1995. - С. 59.
  • [19] Смит А. Указ. соч.
  • [20] Хейс к Ф. Там же.
  • [21] Осипов Ю.М. Опыт философии хозяйства: хозяйство как феномен культуры и самоорганизующаяся система. - М„ 1990. - С. 207.
  • [22] Там же.-С. 209.
  • [23] Если в системе находящейся в стационарном, достаточно близком к равновесию состояния, происходит удаление от состояния равновесия, самоорганизация приобретает самодостаточное бытие, наделяется способностью к самодостраиванию, редупликации. Так возникаетболее высокая форма самоорганизации материи. (См.: Режабек Е.Я. Становление понятияорганизации. - Ростов н/Д.: 1991.-С. 14.)
  • [24] 316 Шкредов В.П. Экономика и право. Опыт экономико-юридического исследования общественного производства. - М.: 1990. - С. 165.
  • [25] Философская энциклопедия: В 5-ти т. - Т. 4. - М: 1970.-С. 125.
  • [26] Философский словарь / Под ред. И.Т.Фролова. - 4-е изд. - М: Политиздат, 1981. - 445 с.http://filosof.historic. ru/enc/item/lbo/sOO/aOOOOO 1 .shtml
  • [27] Там же.
  • [28] -:о Там же.
  • [29] Философская энциклопедия. Указ. соч. - С. 156.
  • [30] Там же.
  • [31] Философская энциклопедия. Указ. соч.
  • [32] Там же.
  • [33] Философский словарь. Указ. соч.
  • [34] ’26 Ойзерман Т.И. Проблемы историко-философской науки. М„ 1969. - С. 265.
  • [35] Абсолют лат. absolutus - безусловный, неограниченный, безотносительный, совершенный.
  • [36] ’:s Энциклопедический словарь: http://encyc.mir-x.ru/ I79323.html
  • [37] Коновалов В.Н. Указ. соч. - С. 59.
  • [38] ’'“«Взаимодействие» определяется Гегелем следующим образом: «Взаимодействие есть поэтому лишь сама причинность; причина не только имеет некоторое действие, но и в действииона как причина соотносится сама с собой». (См.: Гегель Г.В.Ф. Наука логики: В 3-х т. - Т. 2.-М.: 1970-1972.-С. 223.)
  • [39] http://www.otrok.ru/teach/phil/index.php7n” 18&f=94
  • [40] Философский словарь. Указ. соч.
  • [41] Коновалов В.И. Указ. соч. - С. 63.
  • [42] Глезерман Г.Е. Законы общественного развития: их характер и использование. - М., 1979.
  • [43] Лукач Д. К онтологии общественного бытия. Пролегомены. - М., 1991. - С. 402.
  • [44] Иванов В.П. Мировоззренческие проблемы эволюции природы и становление человеческого мира // Человек и мир человека. Киев: 1977. - С. 83.
  • [45] гт- Там же.
  • [46] Иваном В.П. Указ. соч. - С. 89.
  • [47] Там же.
  • [48] Французские материалисты о диалектике. - М.: 1982. - С. 230.
  • [49] 441 Альтюссер Л. О материалистической диалектике. - М., 1963. - С. 231.
  • [50] Французские материалисты о диалектике. Указ. соч. - С. 234.
  • [51] Там же.
  • [52] Коновалов В.Н. Указ. соч. - С. 67.
  • [53] ’4> Для развитых стран лоббирование, как процесс политического влияния уже носит институциональный закрытый характер. В современной социально-политических системах РФ иКР лоббирование бизнесом своих интересов пока относится к неформальным практикам.(См.: Гайнутдинов Р.И. Указ, соч.)
  • [54] Это положение наглядно подтверждается анализом кадрового состава политической элитысовременного Кыргызского общества.
  • [55] л5‘ В условиях, когда Федеральная Резервная Система (финансовая сфера), военная промышленность, средства массовой информации, наука (мозговые тресты) и прочие основополагающие функциональные системы государства находятся во владении и распоряжении экономической сферы (финансовой олигархии) роль политической сферы сводится к исполнению её целевых установок.
  • [56] Олигархия (греч. oligarchic), от otigos - немногочисленный и arhe - власть) - узкий круглиц (олигархон), в руках которых одновременно находятся политическая и финансово-экономическая власть.
  • [57] Andreff IV., Russian Privatization at Bay: Some Unresolved Transaction and Governance CostIssues in Post-Soviet Economies, in A.N. Oleinik, ed„ The Institutional Economics of Russia’sTransformation, Ashgate 2005.
  • [58] -5J Этому определению соответствуют приблизительно 500 700 российских бизнесменов.Главными олигархами в 2003 году были Alexandr Abramov (Evrazholding), Roman Abramovich(Sibneft), Vagit Alekperov (Lukoil), Kakha Bendukidze (United Machinery), Vladimir Bogdanov(Surgutneftegaz), Oleg Deripaska (RusAl), Mikhail Fridman (Alfa), Vladimir Kadannikov(AutoVaz), Mikhail Khodorkovsky (Mcnatep/Yukos), Vladimir Lisin (Novolipctsk Steel), IskanderMakhmudov (UGMK), Alexei Mordashov (Severstal), Sergei Popov (MDM), Vladimir Potanin &Mikhail Prokhorov (Interros/Norilsk Nickel), Victor Rashnikov (Magnitogorsk Steel), ZakharSmushkin (IlimPulp), Shafagat Tahaudinov (Tatneft), Victor Vekselberg (TNK-BP), David Yako-bashvili & Mikhail Dubinin (WimmBillDann), Vladimir Yevtushenkov (Sistema), Igor Zyuzin (Mechel). Согласно Forbes состояние каждого из них превышает 1 млрд долл. (См.: Andreff IV., Lasempresas multinacionales rusas: inversion directa de Rusia en el exterior, Informacion ComercialEspanola, 805, marzo 2003.)
  • [59] Банки нескольких олигархов профинансировали в 1995г. гос. бюджет (и предвыборнуюкампанию Б.Ельцина) с помощью банковских ссуд, получая в залог акции 13 крупных компаний энергетического и автомобильного секторов. В сентябре 1996г. государство не вернулоссуды, вследствие чего олигархи получили в собственность эти компании. (См.: Andreff IV.2003. Там же.)
  • [60] Олигархические группы создают около 40-50% ВВП РФ, владеют основными секторамироссийской экономики. Концентрация настолько сильная, насколько эти группы олигарховвертикально интегрированы. Десять первых олигархических финансово-промышленныхгрупп имеют 60% биржевых акций, то есть намного больше, чем в любой другой стране мира.Кроме того, связи олигархов с политической средой стали намного более тесными, чем вконце периода правления Ельцина. Олигархия России имеет «профессиональное» лоббиСоюз российских промышленников и предпринимателей. (См.: AndreffW. 2003. Там же.)
  • [61] Р.Гайнутдинов считает, что олигархия в РФ возникла «благодаря стремительному накоплению капитала в условиях слабых моральных и законодательных ограничений. Слабая центральная политическая власть предоставила достаточно возможностей для конвертированияэкономической власти в политическую, что привело к размыванию границ между политикойи экономикой и угрожало не только подчинять политику интересам отдельных бизнес-групп,но и превратить само государство в большое коммерческое предприятие. В РФ олигархипоявились в результате хищнической, посреднической, перераспределительной деятельности,потому что среда со слабыми институтами позволяла получить высокие доходы за счет агрессивного образа действий». (См.: Гайнутдинов Р.И. Указ. соч. - С. 335.)
  • [62] -5S К примеру, в это период Б.Березовский неоднократно посещал КР с официальными визитами в качестве спец, представителя Президента РФ Б.Ельцина.
  • [63] Гайнутдинов Р.И. Там же. - С.334.
  • [64] Кондрачук В. В. Власть и бизнес в Российской Федерации. Проблемы согласования политических интересов: Дисс. ... д-ра полит, наук: М„ 2005. - 297 с.
  • [65] Администрация В.Путина официально пыталась отстранить олигархов от власти и уменьшать их политическую власть. В 2000г. В.Путин предложил олигархам следующее соглашение: пока они платят свои налоги и не злоупотребляют политической властью, их права собственности будут соблюдены, а также не будут пересмотрены результаты приватизации.Многочисленные фирмы находятся под давлением налоговых инспекций и судов из-за задержки в выплате налогов, которые раньше были возможны. Сегодня налоговые инспекциитребуют от фирм своевременной выплаты налогов, а также выплаты процентов за просроченные задержки прошлых налогов. В случае неуплаты налогов фирмы вынуждены отдавать всобственность государства часть своего капитала. Благодаря этому государство получаетобратно стратегический сектор, в особенности природные ресурсы. За этим следует ослаб
  • [66] Гайнутдинов Р.И. Там же.
  • [67] Российская олигархия вынуждена инвестировать капитал в важнейшие государственныесоциальные программы, науку (развитие инновационных технологий), идеологию (инвестирование частного капитала в сумме, превышающей 13 млрд. долл. США на проведение олимпиады в Сочи носит, прежде всего, задачу подъема уровня патриотизма), внешнеполитические программы (инвестирование частного капитала в сумме 1,7 млрд. долл. США на строительство в КР ГЭС Камбарата-1 и Камбарата-2 имеет, прежде всего, политический характерпо отношению к которому экономическая целесообразность вторична) и т.д.
  • [68] Представители феодальной знати (баи) имели подчиненную роль по отношению к родо-правителям, осуществляющим политическое руководство общиной (биям, манапам). Однако,уровень авторитета самих родоправитслсй в значительной степени зависел от ох материального благосостояния.
  • [69] Между манапами и рядовыми членами рода существовала взаимозависимость. Влияние исила манапа среди себе подобных в межплеменных отношениях во многом зависели как отвеличины и хозяйственного состояния, так и от авторитетности его рода. Поэтому манапы,чтобы не давать повода для появления дурной славы, всегда заботились о численном и экономическом росте рода, о сохранении порядка внутри него. В свою очередь, авторитет рода,защищенность каждого его члена во многом зависели от политического веса и авторитетапредводителя. (См.: Джунушалиев Д., Плоских В. Указ, соч.)
  • [70] В период 1992-2005 гг. «семья» экс-президента КР А.Акаева контролировала все отраслиэкономики, приносящие сколько-нибудь значимые доходы (банковская сфера, промышленность, транспорт, внешняя торговля и т.д.). В период 2005-2010 гг. уже «семья» экспрезидента КР К.Бакиева повторила этот опыт, но уже в более делинквентном варианте.
  • [71] Осипов Ю.М. Указ. соч. - С. 228-229.
  • [72] Кондрачук В.В. Указ. соч.
  • [73] м В специальном приложении к финальному коммюнике финансовая G20 очертила рамкиподдержки банков в условиях кризиса. Министры финансов и главы центральных банковдвадцати ведущих стран мира договорились о четырех главных приоритетах по восстановлению международной банковской системы после кризиса. Среди совместных действий поддержка уровня ликвидности, включая путь государственных гарантий по обязательствамфинансовых институтов; вливание капитала в финансовые институты; защита сбережений идепозитов; оздоровление банковских счетов, в том числе за счет работы с «плохими» активами. (См.: Рамки господдержки банков: http://www.rian.rU/cri.si.s/20090314/164859035.html)
  • [74] Итоги саммита G20. 2.04.2009: http://www.newsru.com/arch/world/02apr2009/g20itog.html
  • [75] Позитивизм (лат. positivus - положительный). (См.:
  • [76] http://mirslovarei.com/content_fil/POZlTIVIZM-1592.html)
  • [77] ’72 Сущее - все существующее в его единстве, множественности и полноте. (См.:http://mirslovarei.com/content_ fil/SUSHHEE-5094.html)
  • [78] ’п Должное - то, что предречено и неизбежно должно случиться. (См.:http://mirslovarei.com/content_fil/DOLZHNOE-NEOBXODIMOST-973.html) ’4 Целеполагание - процесс формирования и выдвижения целей индивидуальным или совокупным субъектом. Начинается на уровне потребностей, переходит уровень мотивов и определяется в цели. (См.: http://mirslovarei.com/content_soc/CELEPOLAGANIE-5374.html)
  • [79] Казуальность - (от лат. casus случай, случайность) - учение о случайности; защищавшийсяЭпикуром, Лукрецием и др. философами взгляд, что в мире господствует случайность. См.:http://mirslovarei.com/contentfil/KAZUALNOST-18406.html)
  • [80] ' '' Трансцендентное (лат. transcendens перешагивающий, выходящий за пределы) терминысхоластической философии, фиксирующие специфику трактовки теизмом бытия Бога какнепостижимого при помощи человеческих способностей. Соответственно, «трансцендентныйсубъект» в феноменологии превращается в автономный источник всех своих переживаний.(См.: Румянцева Т.Г. Немецкая трансцендентально-критическая философия: http://www.otrok.ru/teach/phil/index.php)
  • [81] Лукач Д. Указ. соч. - С. 363-364.
  • [82] J-s В атом отношение докапиталистический период и период строительства социализма сопоставимы и тождественны.
  • [83] ’п Синкретизм - древнейший принцип отношения человека к миру, к самому себе, к воспроизводственной деятельности. Характеризуется нерасчленеииостью, невычелененностью модальностей, отсутствием понимания отличия мира, явлений от логических дуальных оппозиций (это одно и тоже) при одновременном полном произволе (в смысле отсутствия логических запретов) в истолковании явлений, например, соотнесения их с тем или другим полюсом
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >