Введение

Актуальность исследования определяется настоятельной необходимостью анализа сущности и специфики функционирования российского политического процесса в условиях быстро меняющейся социальной и политической ситуации, выявления властных отношений, отражающих позицию субъектного доминирования, возникающую в случае преобладания тех или иных целей и способов деятельности политических акторов, в том числе в обстановке сложной и противоречивой конфигурации государствообразующих процессов, включаяаннек- сиониые и сецессионные проявления, связанные с различными форматами функциональной деятельности политических элит и общественно-политических движений в геополитическом пространстве.

Как в целом ряде других стран и обществ транзита, эволюция всех сфер жизни в нашей стране сопровождается разрывом привычных социальных связей, разрушением былой социальной упорядоченности и утратой культурных установок. Изменения, происходящие в пространстве социального и политического устройства общества, выводят на первый план проблему власти и прочно сопутствующую ей проблему субъектов власти, в качестве которых, наряду с политическими лидерами, выступает и властвующая элита, играющая значимую роль во властных отношениях, образующих единство передачи политической воли, в том числе, на уровнях геополитического внутреннего и внешнего измерения современной политической реальности.

Активное политическое освоение географического пространства, характеризующее естественно-исторический процесс как выраженный тренд реализации государственной власти посредством установления естественных пределов зон геополитического влияния, связано с субъектно-объектным геополитическим взаимодействием, где субъектами выступают основные «игроки» на игровом поле геополитики, претендующие на расширение сфер своего влияния, а объектами - территории, а также народы, их населяющие.

Не менее важную роль играет также такое измерение современной политической реальности, как геополитическое мировидение (мышление), являющее собой уровень политических теорий и идеологий процесса территориального переоформления, отражаемого в теоретических конструкциях, системах идей, доктринах, объясняющих и мотивирующих геополитическое мироустроение[1].

Широко распространенная в литературе и общественном сознании позиция, представляющая этнический национализм, сводится к тому, что всякий этнос вправе иметь свое собственное государство, где он будет доминирующей группой (государствообразующей нацией), в силу чего допустимо насильственно перекраивать границы существующих полиэтничных государств, подстраивая их под этнические границы.

Подобное перекраивание может быть реализовано, в том числе, в двух формах государствообразующего процесса - посредством аннексии и посредством сецессии (сепаратизма).

Аннексия связана с расширением границ данного государства, в котором реально доминирует какой-либо этнос, за счет других государств, чтобы в расширенное государство вошли все ареалы расселения данного этноса (в науке это именуется ирредентистской аннексией, в публицистике и общественном мнении - национальным воссоединением).

Сецессия (этническая сецессия) есть вычленение из какого-либо государства территории с преобладанием одного этноса и образование на ней нового государства, «национального» для этого этноса. В массовом сознании это обычно именуется национальным самоопределением. Тем самым, аннексия и сецессия во многом взаимосвязаны, поскольку в основе того и другого явления - этнополитический фактор в его соотнесенности с государствообразующими процессами.

Сецессионизм несет в себе немало угроз и вызовов. Так, на юге России сепаратизм как результирующий итог сецессионизма получил наибольшее развитие и привел к разрушительным последствиям. Некоторые представители региональных политических элит проводили и стремятся проводить здесь политику «этностроительства» в отношении титульных наций, которая характеризуется конфликтностью,прибегая к проведению практик экономического сепаратизма (экономической изоляции регионов), правового сепаратизма (лоббирование «исламиза- ции» и «этнизации» республиканских законодательств), идеологического сепаратизма (культивирование сепаратных по отношению к государственным политических идей, целей и других составных частей политической идеологии)[2].

Сецессионные процессы на южных территориально- географических пространствах России и вблизи их привели к появлению непризнанных или частично признанных государств, которые де- юре пока что не считаются полноправными субъектами международных отношений, в том числе, Республика Южная Осетия и Республика Абхазия.

В свою очередь, аннексионизм также несет немало угроз и вызовов, поскольку провоцирует нетерпимость и агрессивность, дестабилизирует общество и политические элиты, деформирует массовое сознание. Тем самым аннексионизм и сецессионизм разворачиваются в геополитическом пространстве в координатах взаимодействия консенсусных, интеграционных и конфликтных начал.

Вовлеченные в крымский конфликт некоторые акторы спорят по поводу законности референдума и его соответствия украинскому и международному праву. Однако правовые аргументы, звучащие с каждой из сторон, отличаются неоднозначностью и противоречивостью.

При этом именно властные установки правящей политической элиты формируют политический фон перекраивания границ, как посредством аннексии, так и путем поощрения сецессии (сепаратизма). Отсюда - необходимость научного осмысления и рефлексивного изучения реалий и противоречий аннексионных и сецессионных политических процессов в российском геополитическом пространстве именно средствами политической науки.

Таким образом, актуальность темы данного монографического исследования обусловлена возросшей ролью политических процессов в современной российской политической реальности, необходимостью теоретического осмысления характеристики конфликтного потенциа- лапрежде всего аннексионных и сецессионных политических процессов как государствообразующих в российском геополитическом пространстве, потребностями общественного развития России, задачами создания реально функционирующего гражданского общества.

Что касается степени научной разработанности темы, то основными категориями политического анализа в аспекте избранной тематики государствообразующих процессов в научной литературе выступают такие понятия, как аннексия, сепаратизм и сецессионизм как его разновидность.

К первой группе исследований относятся работы, связанные с изучением аннексии и аннексионизма. Следует признать, что таких исследований явно недостаточно. В основном подобная тематика освещается в работах по теории международных отношений и международному праву. Отметим монографию, подготовленную на основе докторской диссертации эстонским исследователем Л. Мялксоо, и ряд статей[3].

Однако в последнее время в связи с событиями вокруг Крыма появилось немало публикаций, в основном публицистических, связанных с этой тематикой - от А. Проханова и Н. Старикова до К. Рогова, М. Зыгаря и И. Клямкина[4] [5]. При этом налицо самый широкий разброс мнений - от русскоязычной «TheNewsTimes» до «Литературной газеты» или газеты «Завтра»[4].

Политологическая мысль находит свое воплощение в основном в экспертной сфере и политической публицистике, поскольку в научных академических исследованиях проявляются большая осторожность и «благоразумие», что препятствует всестороннему осмыслению сложнейших политических реалий.

Для И.Клямкина акция России в Крыму - это ответ «государства-армии», где вместо закона - приказ, где права поглощены обязанностями, где размер территории почитается больше благосостояния иприсоединение Крыма вряд ли можно оценивать как обретение будущего. Очень дорого придется платить стране и ее ликующему от радости населению за эту инерционную геополитику[7].

В свою очередь, для исследователя из Таврического университета С.Киселева смысл Крыма для России в том, что древняя земля Тавриды видится для него колыбелью русского православия. Ведь именно здесь крестился Святой Владимир. Именно здесь было положено начало распространению на Руси православной веры, которая наложила неизгладимый мистический отпечаток на всю отечественную историю. Эта вера сформировавала «загадочную русскую душу», тайна которой по-прежнему остается недоступной для всех чужаков[8].

П.Казарин исходит из того, что аннексированный Крым пока инфраструктурно остается украинским. Изъятый из состава Украины полуостров претендует на роль чемодана без ручки, а не жемчужины в имперской короне. Пока что не удалось в полной мере наладить нормальный быт в регионе, который за два года успели насытить всевозможными сакральными смыслами. А ведь именно ради Крыма Россия вывела себя за скобки мирового политико-экономического уравнения. Кремль поддержал военные действия паДонбассе- лишь длятого, чтобы похоронить в этом конфликте аннексию Крыма[9].

Политолог А.А.Токарев рассматривает все голосования в Крыму, включая референдумы и выборы: от первого референдума в истории Советского Союза в январе 1991 г. до последних выборов в Государственный совет Республики Крым в составе РФ осенью 2014 г. Сравнивая результаты голосования с аналогичными в других юго- восточных регионах Украины, автор постулирует особую крымскую идентичность и изменение региональных политических трендов на Украине[10].

В.А. Томсинов дает основательную юридически-правовую оценку воссоединения Крыма с Россией с точки зрения Конституции Украины, норм и принципов международно-правовых актов, международной практики разрешения подобных ситуаций (попытка выхода Аландских островов из состава Финляндии после распада Российской империи, отделение Восточного Пакистана и провозглашение Бангладеш, референдум в Квебеке о выходе этой провинциииз Канады, выход Косово из состава Сербии). Автор показывает, что народ Крымаимел достаточно юридических оснований с точки зрения современного международного права для реализации права на самоопределение посредством выхода из составаУкраины[11].

A. Колесников на сайте Центра Карнеги исходит из того, что присоединение Крыма к РФ представляет собой высшую точку эволюции политического режима. Влияние «возвращения» полуострова, и одномоментное, и долгосрочное, па массовое сознание россиян и позицию элит беспрецедентно и, пожалуй, не сравнимо почти ни с чем в постсоветской истории России. Присоединение Крыма имело колоссальный эффект, прежде всего, с точки зрения трансформации общественного сознания. Идею «возвращения» территории поддержали все, кому она показалась правильной, то есть большинство населения России. До сих пор присоединение Крыма одобряют более 80% респондентов[12].

B. В.Вахитов полагает, что у России существовала возможность получить все выгоды без поименованных негативных последствий. Россия могла сохранить фактический контроль над Крымом, даже если бы он не вошел юридически в состав РФ, а стал бы независимым непризнанным государством как Южная Осетия или Северный Кипр или даже формально остался в составе Украины с очень большой степенью самостоятельности. Тогда бы никто - ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе, ни в Киеве - не мог обвинить Россию в «оккупации» и «империализме». В современной международной политике важно не только что делается, но и как это делается[13].

Вторая группа публикаций связана с изучением сепаратизма и сецессионизма как его разновидности.

Внимание научной общественности направлено на изучение сущности сепаратизма[14], факторов возникновения и роста сепаратистских и сецессионистских тенденций[15]. Из зарубежных авторов стоит отметить монографию А.Бьюкенена[16].

Принимая во внимание специфику развития внутриполитических процессов в России, ученые также изучают проблемы этнического сепаратизма, идеологии и практики национализма, причины и последствия этноконфессиональных конфликтов[17].

В статьях А.М. Старостина и Л.Г. Швец анализируются три волны аннексионно-сецессионных конфликтов в XX в., которые радикально изменяли структуру глобального геополитического пространства и политическую карту мира. Авторы останавливаются на предпосылках формирования четвертой волны, начиная с 2010 гг. Обсуждается тезис о степени рукотворности наблюдаемых волн конфликтов. В итоге авторы приходят к выводу о росте степени рукотворных действий, переходящих с уровня геополитического искусства на уровень геополитической инженерии[18].

Отдельную группу исследований составляют работы, объединенные этнополитической исследовательской парадигмой, в рамках которой этнополитические и этноконфессиональпые процессы отождествляются со стремлением территорий или общностей к самоопределению. Среди них - труды Е.В.Крицкого, Р.А.Лопаткина, Э.А.Пайна,

С.Н.Панарина, Ж.Т.Тощенко, Л.Л.Хоперской[19].

Рассматривается природа, факторы активизации и эволюция сепаратизма в России[20].

Сецессии как политическому процессу непосредственно посвящены исследования Р.М.Нуруллина[21]. Проблема сецессии затрагивается в ряде отечественных работ по политическому сепаратизму[22]. М.А.Егорова рассматривает основания и формы политической сецессии в странах Западной Европы[23].

Третья группа включает труды, авторы которых выявляют сущность властных отношений в российском политическом пространстве, политического лидерства, деятельности политических элит, в том числе в контексте украинского и крымского кризисов[24].

В этом отношении существенный интерес представляет статья доктора политических наук Д.В. Ефременко, в которой автор исходит из того, что Украина стала для В.В. Путина пространством одного из решающих в его политической судьбе противоборств. Его политика на Украине - это активная контригра, готовность и попытка переломить неблагоприятные изменения в геополитической ориентации Украины в русле более жесткого отстаивания геополитических интересов как их понимают в Кремле[25].

Однако в контексте проблематики государствообразующих процессов, включаяаннексионные и сецессионные проявления, связанные с различными форматами функциональной деятельности политических элит и общественно-политических движений в геополитическом пространстве и политической реальности России эта тематика практически не рассматривается.

  • [1] См.: Жаде З.А. Геополитическая идентичность России в условиях глобализации.Автореф. дисс. ...докт. полит.наук. Краснодар, 2007.
  • [2] См.: Безрукова А.А. Политические процессы на южных рубежах России и их влияние на национальную безопасность страны. Автореф. дисс. ...канд. полит, наук.М., 2012.
  • [3] Мялксоо Л. Советская аннексия и государственный континуитет: международноправовой статус Эстонии, Латвии и Литвы в 1940-1991 гг. и после 1991 г. Исследование конфликта между нормативностью и силой в международном праве/пер. сангл.- Тарту, изд-во Тартусского универсиета, 2005.Бочкарев А. «Ползучая аннексия» A6xa3nn//http://www.szona.org/2015/03/13/
  • [4] Проханов А. Русские идут//3автра, 2014, 6 марта; Стариков Н. Россия. Крым.История. СПб.: Питер, 2014. Рогов К. «Крымский синдром»: механизмы авторитарной мобилизации// Контрапункт 2015, № 1, сентябрь [Электронный ресурс] -Режим доступа: //http://www.counter-point.org/ (дата обращения 29 сентября2015)3ыгарь М. Вся кремлевская рать. Новейшая история современной России. М.:Интеллектуальная литература, 2016. Клямкин И. М. 2014. Год Украины. - М.:Фонд «Либеральная Миссия», 2015, С. 19-20, 27-28.
  • [5] Казарин И. Полуостров HCBe3eHH«//TheNewsTimes, 2015, 7 декабря. Киселёв С.«Смысл Крыма для России в том, что это колыбель русского православия»// Литературная газета, 2015, 26 ноября. Проханов А. Русские идут//3автра, 2014, 6 марта.
  • [6] Проханов А. Русские идут//3автра, 2014, 6 марта; Стариков Н. Россия. Крым.История. СПб.: Питер, 2014. Рогов К. «Крымский синдром»: механизмы авторитарной мобилизации// Контрапункт 2015, № 1, сентябрь [Электронный ресурс] -Режим доступа: //http://www.counter-point.org/ (дата обращения 29 сентября2015)3ыгарь М. Вся кремлевская рать. Новейшая история современной России. М.:Интеллектуальная литература, 2016. Клямкин И. М. 2014. Год Украины. - М.:Фонд «Либеральная Миссия», 2015, С. 19-20, 27-28.
  • [7] Клямкин И. М. 2014. Год Украины. - М.: Фонд «Либеральная Миссия», 2015,С. 19-20, 27-28.
  • [8] Киселёв С. «Смысл Крыма для России в том, что это колыбель русского православия» // Литературная газета, 2015, 26 ноября.
  • [9] Казарин П. Полуостров HCBe3CHHB//TheNewsTimes, 2015, 7 декабря.
  • [10] Токарев А.А. Электоральная история постсоветского Крыма: от УССР до России // Вестник МГИМО-Университета. - М.: МГИМО, 2015. № 5 (44), С. 30-36.
  • [11] Томсинов В.А. «Крымское право» или Юридические основания для воссоединения Крыма с Россией//Вестник Московского университета. Серия 11, Право.2014. №2. С. 3-32.
  • [12] Колесников А. Иосткрымская CHCTeMa//http://camegie.ru/2016/03/10
  • [13] Вахитов Р.Р. Присоединение Крыма: геополитические и геоэкономические выгоды и noTepH//http://www.lawinrussia.ru/2014/12/29/
  • [14] Бирюков С.Н. Сепаратизм: идейные истоки, современное состояние, пути преодоления // Русский журнал. -24 июля. 2007. С.45- 60; Бочарников И.В. Противодействие сепаратизму: теоретико-политологический анализ: автореф. дисс. ... докт.полит.наук. - М., 2008; Володин А.В. Региональный сепаратизм: проблемы теориии практики. - М.: Диалог-МГУ, 1999. - 103 с.; Емельянов Ю.В. Большая игра:Ставки сепаратистов и судьбы народов. - М.: Молодая гвардия, 1990; ЖуравельВ.П. Терроризм, экстремизм, сепаратизм. - М.: МакБланш, 2005; Матюхин В.М.Сепаратизм в России: сущность, формы, способы нейтрализации: Социальнофилософский анализ: автореф. дисс. ... канд. филос. наук. - М., 2005.
  • [15] Власов В.И. Экстремизм, терроризм, сепаратизм: политико-правовое осмыслениев условиях глобализации. - М.: Изд-во РАГС, 2009. - 43 с.; Володин А.В. Региональный сепаратизм: проблемы теории и практики. - М.: Диалог-МГУ, 1999. -103 с.; Домарева М.А. Сепаратизм в постсоветской России: факторы возникновения, функционирования и нейтрализации: автореф. дисс. ... канд. полит.наук. - М.,2004.Белавина Ю. Проблема сецессии в Российской Федерации//Право и жизнь,1999, №24, С. 5-9.
  • [16] Бьюкенен А. Сецессия. Право на отделение, права человека и территориальнаяцелостность государства. М.: Рудомино, 2001.
  • [17] Бабкин И.О. Феномен этнического сепаратизма. Автореф. дисс. ...канд. полит.наук. Ставрополь, 2001.Харлампьев М.Р. Сущность и природа этнополитического конфликта: источники противостояния и пути урегулирования. Автореф.дисс. ...канд. социолог.наук. СПб., 2001.
  • [18] Старостин А.М. Аннексионные и сецессионные конфликты в геополитическомконтексте // Гуманитарий Юга России. 2015. № 3. С. 76-80. Швец Л.Г., СтаростинА.М. Аннексионные и сецессионные конфликты как угроза национальной безопасности в России // Государственное и муниципальное управление. Ученые запискиСКАГС. 2015. № 3. С. 240-243.
  • [19] Крицкий Е.В. Религиозный фактор в этнополитической ситуации на СеверномКавказе //Религия и политика в современной России. - М., 2007. - С.39-46; Лопаткин Р.А. Экстремизм религиозный //Политическая энциклопедия. - М.: Мысль,2001. - в 2-х тт. - Т 2 . С. 637-638.; Пайн Э.А. Этнополитический маятник: цикличность этнополитических процессов в постсоветской России (Ч. 1) //Общественныенауки и современность. - 2003. - № 5. - С. 122-130; Панарин С.Н. Национализм вСНГ: мировоззренческие истоки //Этнос и политика. - М., 2000. 234 с.; ТощенкоЖ.Т. Этнократия: история и современность (социологические очерки). - М.:РОССПЭН, 2003. - 432 с.; Хоперская Л. Современные этнополитические процессына Северном Кавказе: концепцияэтнической субъектности. - Ростов-на-Дону:СКАГС, 144 с.;
  • [20] Дзидзоев В.Д., Левченко Н.Н. Сепаратизм, терроризм и экстремизм на СеверномКавказе: политико-правовой анализ. - Владикавказ: ИР, 2008. - 287 с.; ЛевченкоН.Н. Этнический сепаратизм как фактор ослабления российской государственности: На примере Чеченской Республики: автореф. дис. ... канд. полит.наук. - Владикавказ, 2006.
  • [21] Нуруллин Р. М. Сецессия как политический процесс. Автореф. дисс. ...канд. полит.наук. Казань, 2012. Нуруллин Р. М. Понятие сецессии в политической науке //Ученые записки Казанского государственного университета. Т. 152. Серия «Гуманитарные науки», кн. 1. - Казань, 2010. - С. 212 - 221. Нуруллин Р. М. Парадигмаконфликта как методологическая основа анализа этнополитического сепаратизма //Ученые записки Казанского государственного университета. Т. 151. Серия «Гуманитарные науки», кн. 1. - Казань, 2009. - С. 154 - 160. Бабкин И.О. Феномен этнического сепаратизма. Автореф. дисс. ...канд. полит.наук. Ставрополь, 2001.
  • [22] Попов Ф.А. Сецессионизм как угроза безопасности // Восточная аналитика. 2011.№2, С. 84-93; Попов Ф.А. Гео1рафия сецессиониз.ма в современном мире. Автореф. дисс. ... канд. геогр. наук. - М., 2010. Ахметов А.А. Сепаратизм в России и напостсоветском пространстве и пути его преодоления. Автореф. дисс. ...канд. полит.наук. М., 2013.
  • [23] Егорова М.А. Проблема оснований и форм политической сецессии в современнойЗападной Европе. Автореф. дисс. ... канд. полит.наук. - М., 2009.
  • [24] Бляхер Л.Е., Огурцова Т.Л. Приключения легитимности власти в России, иливоссоздание презумпции виновности // Полис. - 2006. - №3. -С. 12-24; Волков К).,Лубский А., Макаренко В., Харитонов Е. Легитимность политической власти: Методологические проблемы и российские реалии. М.: Мысль, 1996. - 246 с.; ДахинА.А. Система государственной власти в России: феноменологический транзит //Полис. 2006. №3. - С.30-44; Ефимов В.И. Власть в России. - М.: Мысль, 1996; Ко-дин М.И. Россия в «сумерках трансформаций». - М.: Молодая гвардия, 2001; Лубский А.В. Государственная власть в России //Российская историческая политология. - Ростов н/Д.: РГУ, 1998. С.47-93; Пивоваров Ю.С. Русская власть и публичнаяполитика // Полис. 2006. № 1. С.3-21.
  • [25] Ефременко Д.В. Смена вех: Россия и украинский кризис // Россия и современныймир. 2014. № 4. С. 6-28.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >